06.10.2014 | Валерия Житкова

С меня хватит

Три истории бывших офисных сотрудников, рискнувших открыть собственное дело

Бывший помощник адвоката Григорий Кочетков открыл пекарню Bakery by Men, где нежные тортики для нежных девушек пекут настоящие суровые мужчины Фото: «Профиль» / Сергей Авдуевский

Бежать из офисной тюрьмы и открыть собственное дело мечтают многие «белые воротнички», но решаются на это единицы. Часто новоиспеченные предприниматели уходят в область, абсолютно не связанную с прежней корпоративной жизнью. «Профиль» узнал, почему юристы становятся пекарями, программисты — сырными знатоками, а бывшие топ-менеджеры автомобильных концернов развивают трехмерную печать.

Бизнес по-мужски

Борода, фартук супергероя, маска Дарта Вейдера — таков корпоративный дресс-код в московской пекарне Bakery by Men. Французские макаруны и американские капкейки здесь пекут исключительно брутальные парни в образах героев комиксов, развозят заказы тоже большие бородатые «самцы». Идею выпекать прямо в кафе бывший юрист Григорий Кочетков подсмотрел в Париже и дополнил традиционную форму французских пекарен философией суровой мужской кухни.

Будущий владелец пекарни выпустился с юридического факультета РГГУ специалистом по уголовному праву. Проработав два года помощником адвоката, понял, что разводить бюрократию за символическую зарплату — не его призвание. «На меня перекладывали всю бумажную работу, я чувствовал себя эдакой офисной крыской. При этом спал я по пять часов в сутки и почти перестал верить, что когда-нибудь выберусь из этого болота. Чтобы тебе доверили настоящую адвокатскую работу, нужно быть усидчивым альтруистом, а это совсем не про меня», — признается Кочетков.

Начались конфликты с руководством, от которых Григорий вместе со своей девушкой (а теперь женой) Дарьей бежал в Париж — пока что в кратковременный отпуск. Каждое утро начиналось с горячей выпечки в пекарне на углу. Молодые люди так привыкли к хорошему, что начинать день без дымящегося круассана стало трудно. Тогда помощнику адвоката пришла идея открыть в Москве такую же небольшую пекарню.

Чем живет пекарный бизнес, Кочетков не имел ни малейшего представления. Поэтому устроился обычным продавцом в компанию «Хлеб и ко». За две недели работы узнал, где искать поставщиков, у кого закупать оборудование и как выглядят бланки заказов. Нагруженный новым опытом, отправился искать помещение под аренду. Среди заоблачных для своего бюджета предложений нашел уютное место недалеко от центра. Собственных и заемных средств в 1,5 млн рублей для открытия не хватало, и Кочетков заключил партнерство (доли в компании делили пополам) с бывшим коллегой из адвокатского мира. В феврале 2011 года они открывают кафе французской выпечки «Бон тарт».

Григорий работал вдвоем со своей девушкой, которая ради кулинарной авантюры тоже оставила «теплое» место в корпорации Nissan. «Начало было похоже на ад — мы спали по три часа в день. Первого работника смогли себе позволить только через две недели», — вспоминает Кочетков. На первых порах собственное производство было немыслимо из-за огромных финансовых и трудовых затрат. «Бон тарт» закупал свежую выпечку у другой крупной московской пекарни «Panem», где правил француз, переехавший в Россию вместе с парижским представлением о выпечке.

С посетителями было туго: место не самое проходное, бренд еще нераскрученный. Владелец кафе каждое утро выходил с подносом на улицу и раздавал выпечку прохожим. Постепенно местные жители и офисные работники сформировали постоянную аудиторию кафе. Дела шли гладко, пока Кочеткова не настигла детективная история в лучших традициях 90-х. «В кафе зашли два амбала, бросили на кассу договор аренды и заявили, что платить с сегодняшнего дня мы будем им. Все как в фильмах про лихие годы и малиновые пиджаки», — теперь уже с улыбкой вспоминает Григорий. Ему удалось устроить встречу обоих арендодателей. Оказалось, амбалы — вовсе не бандиты, а реальные владельцы помещения. Впрочем, через пару месяцев Кочетков узнал, что площадь принадлежит государству, а против последних псевдовладельцев возбудили уголовное дело.

На самом «Бон тарте» эта криминальная история не отразилась, но выселить их могли в любой момент. На кредит в 800 тысяч рублей Кочетков закупает хлебопечь и тестомес, регистрирует бренд Bakery by Men, снимает производственное помещение на окраине Москвы, нанимает кондитера и разрабатывает онлайн-платформу. С новой компанией приходит новая философия: теперь нежные тортики для нежных девушек пекут суровые парни.

После первого корпоративного заказа в 500 тысяч рублей Григорий стал учиться печь сам. Не столько из удовольствия, сколько для экономии —  один кондитер физически не мог выдавать каждый день килограммы капкейков и макарун. На рождественской ярмарке в парке Горького Кочетков уже сам стоял у печи в маске Дарта Вейдера. Вокруг бородатых поваров в костюмах суперменов быстро собралась толпа, которая охотно раскупала недешевую выпечку — в тот день Григорий поставил личный рекорд в 400% прибыли.

Большинство заказов получали через интернет, поэтому первым делом взялись за «тюнинг» онлайн-платформы. Главным ее изюмом стал кондитерский конструктор. Капкейк или торт можно придумать самому, выбирая и комбинируя на экране смартфона слои, виды кремов, ягод, шоколадных украшений. Запустив платформу зимой 2013 года, пекарня сразу влилась в горячую волну — за новогодними праздниками пришли 14 и 23 февраля, 8 марта. Рук не хватало, а нанимать армию кондитеров и курьеров не было ни средств, ни желания — Кочетков строит компанию по модели семейного бизнеса. В особенно авральные дни на доставке работала добрая половина друзей Григория. «Брендированные капкейки для Luis Vuitton собственноручно упаковывала моя мама», — вспоминает он.

Когда праздничная горячка утихла, Кочетков решил открыть офлайн-точку пекарни. Добыча шла в руки: IKEA Shopping Centres Russia сама предложила место для открытия кафе. Взяв кредит в 1,5 млн рублей, в мае 2014 года Григорий открывает первое представительство Bakery by Men  в Меге на Теплом Стане. На подходе вторая точка, которая откроется в Капитолии на проспекте Вернадского 20 октября. «Идеальная модель для моих пекарен — мощное производство, развитый интернет-магазин и десяток небольших точек в разных районах Москвы», — проектирует владелец. В ближайшие три года он собирается открыть десять собственных кафе и продавать франшизу. Сейчас есть несколько запросов на ее покупку в Москве, регионы Кочетков планирует осваивать сам. После покорения России Bakery by Men пойдет в Азию: Китай, Куала-Лумпур и Сингапур.

Пекарный бизнес можно назвать сезонным: больше всего прибыли генерируется в предпраздничные дни. Подарочные новогодние наборы, тематические капкейки к 8 марта разлетаются молниеносно. «Подарить своему мужчине на 23 февраля крутанский торт с супергероями — это же намного интересней, чем банальные носки и пена для бритья», — рассуждает Григорий. На массовый культ фотофиксации еды Григорий делал отдельную ставку: печенье в виде Йодо и капкейки, увенчанные головой Дарта Вейдера, жалко сразу отправлять в рот, поэтому кулинарными произведениями Bakery by Men заполнен весь Instagram.

Больше всего прибыли приносят выездные мероприятия — на них можно заработать до 500 тысяч рублей за день. Для «Пикника Афиши» и мероприятий в парке Горького брутальные повара сами выпекают хлеб и жарят мясо для сендвичей. На Пасху пекут куличи, в пост штампуют специальные торты без яиц и молока. Кочетков  вложил в свой пекарный проект в общей сложности около 5 млн рублей. Если выручка сохранится на прежнем уровне — 1 млн 650 тысяч рублей в месяц в «низкий» сезон и 3-4 млн в «высокий», — вывести бизнес на окупаемость Кочетков планирует к открытию третьей точки.

К потрясениям, подобным продовольственным санкциям, в  Bakery by Men относятся философски. «Сначала я впал в ступор — миндальная мука нужного качества, например, производится только во Франции. Сливки Valio оплакивали всем штатом: без них медовый торт совсем не тот», — рассказывает Кочетков. Трагичнее всего дела обстоят с ягодами — поставщики взвинтили цены в среднем на 40%. Но за два месяца систему удалось перестроить, большинство молочных продуктов в пекарне теперь сербского и российского происхождения.

«Психологически я чувствую себя намного свободнее, чем в адвокатской конторе. Но физически свое дело связывает по рукам и ногам». Рассказы о том, что можно сорваться на выходные в Париж или Нью-Йорк, — детские сказки, утверждает Григорий. Но несмотря на рейдерские наезды, правительственные санкции и отсутствие выходных, планов побега обратно в офис Кочетков не строит.

Третье измерение

Основатели компании PICASO 3D — два выпускника Московского института электронной техники Максим Анисимов и Андрей Исупов, а также отец Андрея, инженер Виктор Исупов — мечтали заниматься конструированием роботов. В 2011 году они создали конструкторскую компанию, но быстро поняли, что прибыли это хобби приносить не будет. Недостающие детали было дешевле создать самим, чем заказать из-за границы. Создавать их можно было только с помощью 3D-принтеров, которые на тот момент в России никто еще не производил. Инженеры решили собрать его сами: закупили комплектующие и начали создавать первые прототипы 3D-принтеров.

Проектировали и собирали технику «на коленке» в жилой квартире. Вскоре удалось заключить сделку с Зеленоградским нанотехнологическим центром, которым руководит Роснано. Центр стал владельцем 25% компании и выделил грант размером в несколько миллионов рублей на развитие проекта. За всю историю стартапа было привлечено грантов на сумму около 6,5 млн рублей. Первая разработка инженеров — PICASO 3D Builder — появилась в начале 2013 года. Производство оставалось кустарным: предприниматели наняли нескольких рабочих, которые вручную собирали первые модели в арендованном цеху.

В 2013 году в жизни небольшой робототехнической компании появился Николай Бобров, в прошлом успешный менеджер нескольких автомобильных корпораций. Отучившись на инженерном факультете сначала в МГТУ им. Баумана, а потом во Франции, Бобров получил работу по специальности на вертолетном заводе в Филадельфии. Поняв, что инженерия — это «не его», Николай занялся  организацией поставок для заводов  Renault, Nissan, АвтоВАЗ, ИжАвто. Renault «купил» перпективного работника в 2007 году, оплатив получение MBA и пригласив в свой офис в Париже. Летом 2012 года Николай вернулся из-за границы и стал руководить программами Renault в России.

Дойдя до поста топ-менеджера, Бобров понял, что корпоративный мир ему не по вкусу. Весной 2013 года он с рюкзаком за спиной отправился в Гималаи. «После общения с местным Ламой я многое переосмыслил. Вернулся в Москву и сразу подал заявление об уходе из корпорации. Начальство было удивлено, но меня все же отпустили», — вспоминает Бобров. 

После ухода из корпорации появилось много свободного времени, которым Николай просто не умел пользоваться. Случайно наткнулся на статью о 3D-печати и решил сразу вложиться в новое для российского рынка направление. Первым проектом стал сервис по предоставлению услуг в области 3D-печати. Инвестиции были небольшими, около 100 тысяч рублей. «За полтора месяца я изучил российский 3D-рынок вдоль и поперек, понял, что спрос на 3D принтеры есть, а самого продукта нет», — рассказывает Бобров.

Поиск производителей нужной техники свел Николая с начинающей компанией PICASO 3D. Он съездил в Зеленоград, познакомился с основателями, в результате переговоров выкупил 20% компании и стал управляющим директором.

В компании на тот момент работало около 10 человек. Не хватало ключевых функций: технологии, логистики, маркетинга. Продажи строились по модели pull, то есть работали только с входящими заказами. Сейчас в компании трудится больше 30 человек, создана собственная сеть дистрибьюторов в России и СНГ. «Главная задача, которая стояла передо мной, — изменить отношение людей к труду. Обычно стартаперы работают за пиццу и пару бутылок пива. Могут проснуться и решить, что сегодня у них выходной, однако с таким мышлением промышленная компания успеха не добьется. Из отличных инженеров нужно было сделать еще и качественных управленцев», — делится Николай. 

Процесс 3D-печати довольно сложен. Все начинается с создания 3D-модели. Можно бесплатно скачать готовый эскиз со специализированного сайта или создать 3D-модель самому в любой программе для 3D-моделирования. После загрузки модели остается нажать на кнопку и получить на выходе реальный предмет. Всю внутреннюю работу выполняет  программное обеспечение разработки PICASO 3D — Polygon. Принтер PICASO создает трехмерные объекты из расплавленной пластиковой нити. Эта нить подается на платформу, где послойным наплавлением создается модель.

Сейчас компания выпускает до сотни принтеров в месяц. Главное направление продаж для PICASO 3D — сегмент B2B. Компания работает с дистрибьюторами, которые доставляют принтеры конечному потребителю. Главный канал продаж — крупные дистрибьюторы, такие как Марвел-Дистрибуция, РПК, SIU System. Сегодня у PICASO 3D больше 15 таких партнеров во всем СНГ. Основных направлений работы два: визуализация 3D-модели и прототипирование. Первое интересно дизайнерам и архитекторам, второе — инженерам, которые и составляют покупательский костяк компании. В планах PICASO 3D научить школьников работать с объемным моделированием. Больше десятка московских школ уже оборудованы  3D-принтерами компании.

Основными конкурентами Николай Бобров считает американских производителей MakerBot и Cubify. Они поставляют свою продукцию в Россию, но стоит она на порядок дороже. Сейчас розничная цена PICASO 3D Designer составляет 99 тысяч рублей. Аналогичные американские модели стоят 115-130 тысяч.

Сырный гурман

Математик-системный программист, выпускник МАИ Александр Крупецков целью своей корпоративной жизни выбрал титул топ-менеджера. Карьеру программиста начинал в банковской сфере, где проработал шесть лет. На одном кресле Крупецкову не сиделось, и как только появлялась возможность, он проходил очередные курсы повышения квалификации — без внушительной стопки дипломов в топ-менеджеры не берут. Но все инициативы Александра, которыми он пробивал себе дорогу в начальники, разбивались о бюрократическую корпоративную стену. 

Следующим местом работы Крупецкова стало бюро кредитных историй. Проработав там руководителем проектов полтора года, он запустил первый собственный проект: перевел на русский язык настольную игру и выпустил партию в тысячу экземпляров. Первый блин вышел комом — крупные торговые сети Москвы не хотели создавать конкуренцию собственному товару и отказывались выставлять на полках новую игру. «Зато я избавился от проблемы с подарками друзьям — теперь у всех есть по экземпляру моего первого бизнес-опыта», — смеется Александр.

К зиме 2013 года Крупецков открыл в себе сырного гурмана. Любовь к европейскому сыру переросла в бизнес-идею, и Александр всерьез взялся за изучение сырного дела. В России к тому времени было всего несколько специализированных точек, и ни одной в Москве. «В Европе и Америке работают целые сети по продаже сыров. А все, что популярно на Западе, рано или поздно доберется и до нас», — посчитал Крупецков и написал заявление об уходе из корпорации.

Александр копил на смену автомобиля, но решил, что новый бизнес лучше новой машины. На закупку первой партии сыра, аренду помещения и ремонт ушло около 600 тысяч рублей. По его словам, о сырном бизнесе в России говорить рано, поэтому приходилось ориентироваться на западный опыт. «Моя цель — построить системный бизнес, такой, как сейчас существует в винном сегменте», — рассказывает Крупецков.

Через полгода после появления идеи Александр решился запустить проект в работу. Открытие планировалось громким: Крупецков пригласил из Казахстана сырного эксперта, чтобы тот провел платный мастер-класс по правильной дегустации. Но мероприятие оказалось убыточным — вместо 80 заявленных участников на встречу пришли только 20. К прочим несчастьям прибавилось и недовольство родителей: решение сына оставить высокооплачиваемую должность ради сырной авантюры они не оценили.

Назло всем трудностям открытие лавки состоялось в июле 2014 года. В первый месяц Крупецков не ждал большого потока клиентов, рассчитывал на осенний спрос. Но в начале августа грянули продовольственные санкции. «Открывая бизнес, я закладывал в бюджет самые невероятные риски. Но почти полного запрета на продукт, который я продаю, я не ожидал», — сокрушается предприниматель. Неожиданно сырное эмбарго подняло спрос на оставшиеся в закромах запасы. Мягкие сыры (Рон Дю Валь, Брийя Саварен, Камамбер)  раскупили сразу же, твердые сорта из Европы в «Сырном Сомелье» можно будет увидеть еще несколько месяцев. Сейчас скачки потребительской активности утихли, месячная выручка установилась на уровне 200-300 тысяч рублей. С такими показателями Александр планирует вывести лавку на самоокупаемость к новому 2015-му году.

Сегодня в компании всего два сотрудника — сам Александр и его помощница Евгения. Крупецков стоит за прилавком три дня в неделю, в остальное время выбирает и закупает сыр, ищет новых поставщиков. Открытые головки сыра хранятся на специальной витрине с температурой 4-6 градусов и влажностью 90%. Запечатанные запасы ждут своей очереди на складе — в домашнем холодильнике Александра.

В «Сырном Сомелье» проходят дегустации разных сортов сыра и вина. У магазина площадью 15 кв.м. нет лицензии на продажу алкоголя, поэтому собрания устраивают в винном баре по соседству. В самой лавке продают и дают пробовать безалкогольное вино — изобретение немецких виноделов. Алкоголь из него выпаривают на водяной бане, запах и вкусовые качества при этом сохраняются.

В ближайших планах Александра открыть еще одну лавку там, где поместились бы не только сыр, продавец и покупатель. В новом месте можно будет попробовать разные сочетания вина и сыра и заглянуть на особую кухню, где повар готовит блюда на сырной основе. Через 2-3 года Крупецков хочет открыть школу сомелье и учить россиян тому, что сыр — это не только то, чем можно накрыть бутерброд.

Но прежде чем учить других, Александр сам хочет стать «сырным профессионалом». Чтобы пройти полный курс обучения, нужно уехать в Европу минимум на два месяца. «Такой роскоши я себе позволить не могу. Моя лавка сейчас как маленький ребенок, ее нельзя оставлять ни на минуту», — признается Александр. Хваленой предпринимательской свободы он пока не ощущает — даже жену приходится отправлять в отпуск в одиночку.

Других специализированных сырных магазинов в Москве по-прежнему нет. Поэтому прямых конкурентов на сырном рынке Крупецков не видит. Аудитория «Сырного Сомелье» — это посетители таких магазинов, как «Азбука вкуса» или «Глобус Гурмэ», в ассортименте которых тоже есть элитные сыры, но сыра у Крупецкова больше, а цены ниже.

Бывают и те, кто в лавке не задерживается — уходят, напуганные непривычным для обычных сетей ценником. Средняя цена 100 грамм сыра в лавке Крупецкова — 210 руб. В супермаркете традиционный сорт сыра можно купить в 3-5 раз дешевле. Но «Сырный Сомелье» нашел своего покупателя. Это, в основном, гурманы, которые много путешествуют и везде пробуют местную кухню. «Часто к нам приходят люди, которые в какой-то стране мира пробовали какой-то очень вкусный сыр. Наша задача — угадать сорт сыра, а иногда и страну. Это даже интересно, некий элемент творчества», — улыбается Александр.

Михаил Хомич, руководитель ассоциации менторов бизнес-школы Сколково, старший преподаватель Экономического факультета МГУ:

«Набраться корпоративного опыта перед тем, как открывать собственный бизнес ― правильный порядок вещей. Эта модель считается нормой на Западе. И в России в последнее время все больше подобных примеров.

Юрий Белонощенко ― генеральный директор УК Уралсиб ― открыл сеть детских центров Бэби Клуб и сейчас пытается привезти в Россию соревнования Ironman. Ильхом Исмаилов, экс-трейдер из «Тройки Диалог», решил заняться доставкой плова в проекте «Плов.ком».  

Я пишу докторскую о понятии ― intrapreneurship (внутрифирменное предпринимательство). Это совмещение предпринимательства и корпоративной карьеры. Этот путь идеально подходит менеджерам, которые  не решаются уйти из офиса, но мечтают о собственном бизнесе. У нас этот самый intrapreneurship развит очень слабо, да и в целом Россию смело можно назвать офисной страной. Предпринимателей везде мало, но Россия, согласно глобальному мониторингу предпринимательства, занимает 67-е место из 69 по их количеству.

Предприниматели бывшими не бывают ― однажды глотнув свободы, человек, как правило, не возвращается в офис, хотя бывают и исключения».

Марк Сандомирский, кандидат медицинских наук, психотерапевт:

«Существует так называемый «синдром освобожденного менеджера». Он относится к тем управленцам, которые из наемных работников бросаются, иногда очертя голову, в свой бизнес. 

Мотивы такого поведения могут быть различны. Первый и главный ― профессиональное выгорание. Разочарование в профессии, негативное отношение к партнерам и к себе как профессионалу наступает у энтузиастов-трудоголиков. Первоначальный корпоративный фанатизм сменяется апатией, если их старания не оценятся должным образом. Возникает стремление заняться совершенно новым делом, убежать от прежнего негативного опыта.  Чрезмерные амбиции тоже могут послужить толчком к увольнению. Подверженные комплексу превосходства, или синдрому Наполеона считают, что они выросли из тесных корпоративных рамок. 

Если менеджеру кажется, что материально он получил меньше, чем принес фирме, он из чувства мести и желания доказать, что без него не справятся, старается увести с собой и часть команды.

Бывает, что о рискованном шаге «освобожденному» менеджеру приходится пожалеть. Причиной может быть не только материальный дефицит, но еще и дефицит статуса, человек буквально выпадает из круга прежних знакомств и связей».  

«Главное, что нужно IT-сфере, — чтобы ей не мешали» 03.04.2015
«Главное, что нужно IT-сфере, — чтобы ей не мешали»

Как локальная компания из Новосибирска превратилась в одного из лидеров IT-индустрии, рассказывает основатель 2ГИС Александр Сысоев

Getwear: прийти красиво, умереть достойно 02.04.2015
Getwear: прийти красиво, умереть достойно

Как работал и почему закрылся сервис пошива джинсов по индивидуальным меркам

«Кризис окончательно сформирует рынок» 01.04.2015
«Кризис окончательно сформирует рынок»

Как выжить малому бизнесу. История молодой компании, пытающейся противостоять суровой экономической действительности

«Сумка-баррикадка» для туриста-оппозиционера 27.03.2015
«Сумка-баррикадка» для туриста-оппозиционера

Как бывший милиционер попытался заработать, но смог только прославиться

Музей, который следит за тобой 22.03.2015
Музей, который следит за тобой

В московских галереях появится интерактивный гид, основанный на геолокации

Всеми красками тела 08.03.2015
Всеми красками тела

Как превратить эротические фантазии в искусство и сделать на этом бизнес

Один день взрослой жизни 28.01.2015
Один день взрослой жизни

«Мастерславль» — игрушечный город для серьезных детей

Ускоренная помощь 18.02.2015
Ускоренная помощь

Как уральский бизнесмен преображает систему государственной медицины

Большой проект для малого бизнеса 20.01.2015
Большой проект для малого бизнеса

Как будет работать и почему не боится кризиса сервис, который запустили бывшие топ-менеджеры Сбербанка

Ребята нашего двора 10.12.2014
Ребята нашего двора

Кто строит уличные спортивные площадки во дворах Москвы, можно ли на этом заработать и как договориться с городскими властями

Инвестиции в дошкольников 03.12.2014
Инвестиции в дошкольников

История одного финансиста, для которого детское образование оказалось важнее ценных бумаг

К хостелу через автомойку 20.11.2014
К хостелу через автомойку

Как придумать и организовать один бизнес, который спасет другой

Деньги из космоса 19.11.2014
Деньги из космоса

Как трое сибиряков осваивают околоземное пространство

Бизнес после революции 17.11.2014
Бизнес после революции

Русский бизнесмен, ведущий дела на Украине, о режиме Януковича, псевдовражде братских народов и экономическом будущем обеих стран

Бросить бизнес ради фермы 04.11.2014
Бросить бизнес ради фермы

Как под Тулой строят маленькую Италию

Спастись от эвакуатора 22.10.2014
Спастись от эвакуатора

Народные умельцы придумывают устройства, защищающие автомобиль от эвакуатора, и делают из этого бизнес

«Неудобно делать выговор сотруднику, который старше меня» 13.08.2014
«Неудобно делать выговор сотруднику, который старше меня»

Как студент из Ижевска построил региональную бизнес-империю

Кофе по-братски 31.07.2014
Кофе по-братски

Как за 5 месяцев построить успешный бизнес и не иметь проблем с властями

Миллионы на котиках 27.06.2014
Миллионы на котиках

Как устроен рынок разведения и продажи «люксовых» пород кошек, сколько стоит самая дорогая из них и можно ли на этом заработать

КОНТЕКСТ

05.12.2016

Мнимая помощь

Кабмин обозначил меры поддержки малого бизнеса, чтобы обеспечить занятостью еще 1,2 миллиона человек

11.10.2016

Фирмы вениками вяжут

Кризис, проверки и реформы сократили количество коммерческих предприятий в России

10.10.2016

Трудяги в подполье

Четверть трудоспособного населения страны работает нелегально. За последний год количество предприятий малого бизнеса уменьшилось почти на 30%

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ