Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 96
20.09.2014 | Алина Гарбузняк

В память о незнакомом кондукторе

На фасадах московских домов появятся мемориальные знаки, посвященные жертвам советских политических репрессий

В «Доме на набережной» в Москве жили представители советской элиты: ученые, партийные работники, писатели. Многие жители дома были репрессированы целыми семьями во время Большого террора второй половины 30-х годов Фото: РИА Новости / Олег Ласточкин

На фасадах 15 домов в центре Москвы вскоре появятся первые мемориальные таблички с краткими сведениями о москвичах, репрессированных в советские годы. Увековечить память простых, ничем не выдающихся людей пожелала группа добровольцев — на собственные средства.

Московские чиновники, поразмыслив, решили держаться от этой инициативы подальше и своего покровительства не оказывать. Возможно, поэтому авторы проекта пока не разглашают точных адресов, где появятся мемориальные знаки: вдруг кто-то захочет помешать — а управы на него без административного ресурса не сыскать.

Подарок ушедшему в никуда

Инициатива получала название «Последний адрес». Памятные таблички установят по адресу последнего места жительства репрессированных — на фасадах тех домов, куда после ареста они уже не вернулись. Цель проекта — создать «распределенный памятник» по всей России. На каждой из многих тысяч табличек будет выгравировано имя человека, ушедшего в никуда, указаны даты рождения, ареста, расстрела и реабилитации. Первые 30 имен появятся в Москве в День памяти жертв политических репрессий, 30 октября.

Придуман и разработан проект инициативной группой, в которую вошли журналисты Сергей Пархоменко, Григорий Ревзин и Елена Висенс, историки Никита Соколов и Ирина Карацуба, а также дизайнер и архитектор Евгений Асс. Базу данных по репрессированным предоставило общество «Мемориал». Финансируется инициатива за счет пожертвований. Желающий установить на своем доме памятный знак «покупает» его за 3600 рублей — такова окончательная стоимость табличек из первой партии, которые появятся в октябре.

Сама идея позаимствована у европейцев, которые похожим образом, на пожертвования, взялись увековечить память жертв нацизма. Европейский проект называется «Камни преткновения», и стартовал 20 лет назад. За это время в 12 странах Европы на мостовых более чем 600 городов появились мемориальные камни, окованные сверху листами латуни с надписями.

Зачем это нужно

В Европе инициаторы не ставили своей целью увековечить имена всех жертв нацизма, это едва ли возможно: жертв одного только Холокоста насчитывается 6 млн., а были еще цыгане, гомосексуалисты, участники Движения Сопротивления и многие другие. За 20 лет европейцы установили 45 тысяч камней.

В России, по последним данным, реабилитировано около 3 млн. жертв репрессий. «В Москве и других городах, как и в Европе, найдется какое-то число добровольцев. Понятно, что речь не будет идти ни о миллионах, ни о сотнях тысяч, ни даже о десятках тысяч, я думаю, — говорит Сергей Пархоменко. — Но и нескольких тысяч или сотен табличек будет достаточно, чтобы привлечь внимание людей к тому факту, что был в советской истории этап политических репрессий. Для этого проект и нужен: люди увидят, задумаются над этим, начнут что-то читать, выяснять, что было в их доме, в их семье».

Роман с мэрией

Идея родилась в октябре 2013 года, и ее поначалу живо поддержало правительство Москвы. Инициаторы обратились туда с просьбой выдать им бумажку с печатью, где было бы написано что-то вроде: «Утверждаем такой вид мемориальных знаков, просим оказывать содействие». Просто было опасение, что чиновники на уровне управ таких «украшений» на подъездах домов не поймут, не примут и попытаются как-нибудь запретить.

Проектом заинтересовался московский министр культуры Сергей Капков, а вице-мэр Леонид Печатников даже создал рабочую группу для написания этой самой бумажки. Чиновники настолько увлеклись идеей, что стали советовать создателям проекта, к каким хитростям прибегнуть, чтобы их (т.е. бюрократов) обмануть. Оказывается, получить разрешение на установку мемориальной доски не так-то просто: на каждое имя придется оформлять море документов и доказывать, что этот человек достоин того, чтобы увековечить память о нем. Поэтому табличкам лучше придать статус простых информационных знаков, вроде «Осторожно! Высокое напряжение».

Спецоперация «Повесь табличку»

Советом воспользовались. Однако нужной бумажки с печатью так и не получили. Рабочая группа в правительстве Москвы незаметно рассосалась, на звонки отвечать перестали, энтузиазм Печатникова тоже куда-то резко пропал. По времени это совпало с присоединением Крыма к России. После мартовских событий московские чиновники, которых удавалось поймать, начинали говорить, что нехорошо-де превращать город в кладбище, это непозитивно, давайте лучше вместо табличек QR-коды повесим или что-то еще придумаем.

В итоге проект постановления о табличках авторы идеи написали сами и через муниципальных депутатов передали в мэрию. Утвердят — хорошо, не утвердят — тоже не беда. Организаторы решили, что будут действовать без постановления, но с большей осторожностью. У них уже есть договоренность с 15 владельцами домов (ТСЖ) в центре Москвы. Именно там в День памяти жертв политических репрессий появятся «информационные знаки» с именами расстрелянных. Нарушения закона здесь нет, однако адреса домов пока не разглашаются — на всякий случай, чтобы никакие бюрократические препоны или провокации не помешали старту проекта.

«Это достаточно живые улицы, где много магазинов и разных учреждений — люди обязательно заметят», — говорит Пархоменко. Он обещает, что потом все адреса будут опубликованы. На своем доме «недалеко от Белорусского вокзала» Пархоменко тоже повесит памятный знак с именем совершенно незнакомого ему человека, кондуктора трамвая, которого расстреляли по обвинению в шпионаже в пользу иностранного государства.

В память о ком можно установить табличку

«Последний адрес» устанавливает памятные знаки только официально реабилитированным гражданам. В категорию репрессированных по закону о реабилитации от 1991 года попадают все, кто в советское время был осужден по «политическим» статья УК СССР. Процесс реабилитации продолжается и сегодня, и региональные Книги памяти пополняются новыми именами. Общефедерального списка реабилитированных на государственном уровне нет. Собрать все имена в единую базу попыталось общество «Мемориал», они следят за обновлением региональных книг и ежегодно дополняют общий список.

Поскольку на сегодня это единственный федеральный перечень, данные в заявках на установку табличек условились проверять по нему. Если человек есть в базе — заявку утверждают, если нет, в «Мемориале» помогут составить запрос в архив и расскажут, как начать процесс реабилитации, поясняет исполнительный директор «Мемориала» Елена Жемкова. В случае успеха Книга памяти и список «Мемориала» пополнятся еще одним именем.

Список имен для первой партии памятных табличек передают компании-изготовителю уже на этой неделе. Своей очереди ждут еще 300 заявок. Они поступили не только из Москвы, но также из Санкт-Петербурга, Костромы, Барнаула, Таганрога, Ярославля, Перми и Якутска.

КОНТЕКСТ

28.03.2017

По главной улице с протестом

26 марта в Москве полиция арестовала свыше 1000 человек, вышедших на уличную акцию по призыву Алексея Навального

27.03.2017

«Кто в этот весенний воскресный день пришел...»

Социолог Денис Волков поделился мнением об участниках уличных протестов 26 марта

27.03.2017

Третья волна несогласия

По России прокатилась волна протестов против коррупции

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ