12.09.2014 | Андрей Смирнов

Партия Навального рвется к власти в регионах

Запретят ли «Партию прогресса», в каких городах она может победить на выборах 14 сентября и почему делает ставку на провинцию

Домашний арест и все сопутствующие запреты являются способом изолировать политического конкурента, считает секретарь центрального совета «Партии прогресса» Фото: РИА Новости / Рамиль Ситдиков

Секретарь центрального совета «Партии прогресса» Дмитрий Крайнев в интервью «Профилю» рассказал о нехватке самого Навального, планах по развитию в регионах, надеждах на ближайших выборах и противодействии властей. 

— Где удалось зарегистрировать отделения «Партии прогресса»?

— Закон о политических партиях требует регистрации отделений не менее чем в половине субъектов Федерации. На настоящий момент это 43 субъекта. Мы оформляем региональные отделения, начиная с момента регистрации всей партии в конце февраля этого года. 43 отделения обязаны были зарегистрировать за полгода, срок истек 25 августа. К сожалению, уложиться в него не удалось. Прямо сейчас у нас на руках документы о регистрации 22 региональных отделений. В остальных субъектах РФ, включая Москву и Санкт-Петербург, вынесены отказы в регистрации отделений нашей партии, которые мы оспариваем.

— Может ли все это стать основанием для снятия с регистрации партии Алексея Навального?

— Нет, не может. Дело в том, что процесс регистрации региональных отделений растянут во времени. У нас уже есть информация о регистрации Минюстом еще примерно десятка отделений, по которым мы пока еще не получили документы. Не исключено, что к окончанию сентября количество зарегистрированных отделений партии превысит 35, может быть, даже 40, есть вероятность, что мы подойдем и к искомой цифре в 43 региональных отделения.

— А как же требование закона о регистрации за полгода?

— Если бы у власти была возможность в соответствии с законом ликвидировать нашу партию, она несомненно это бы сделала. Однако такой возможности нет. Закон предусматривает, во-первых, что регистрация отделений может быть продлена, если есть случаи приостановления регистрации. У нас таких приостановлений больше десятка. Приостановка регистрации отделения партии означает, что нарушения надо устранить в трехмесячный срок. Последнее из приостановлений заканчивается 20 ноября 2014 года. Как минимум до этого срока мы можем продолжать оформлять документы наших отделений в регионах.

Во-вторых, необходимо дождаться решений судов, в которых нами были обжалованы отказы в регистрации. Более 90 судов идет в регионах. До их завершения ликвидация партии также невозможна.

— Смогли ли кандидаты Партии прогресса баллотироваться на выборах 14 сентября?

— Отказы регистрировать наши отделения несомненно связаны с желанием властей не допустить участия Партии прогресса в выборах. Первые отклонения заявлений о регистрации были направлены на то, чтобы сорвать наше участие в кампании 14 сентября. Уже в начале марта мы подали документы на регистрацию с запасом - более чем в 50 субъектах Федерации. Если бы не было искусственно создаваемых препятствий, то уже к началу июня мы зарегистрировали бы отделения во всех 43 требуемых по закону регионах. В этом случае Партия прогресса пользовалась бы всеми привилегиями во время единого дня голосования. Но нас, как партию, фактически не допустили до этих выборов.

Почему мы и сейчас получаем отказы в регистрации отделений? Я связываю это с тем, что вступили в силу законы о муниципальной реформе, и во многих субъектах выборы в органы местного самоуправления будут проходить в течении всего осенне-зимнего периода. В условиях нынешней избирательной системы партии, не принимавшей участие в муниципальных выборах, невозможно преодолеть муниципальный фильтр на выборах региональных, а в дальнейшем и на выборах в Госдуму. Поэтому чем дальше отодвигается окончание регистрации нашей партии, тем больше откладывается возможность нашего участия во взламывании муниципального фильтра.

— Тем не менее кандидаты от вашей партии участвуют в выборах 14 сентября...

— Да, но только на местном уровне. На региональных выборах нашим кандидатам, формально выступавшим в качестве самовыдвиженцев, было отказано в регистрации. У нас было четыре кандидата на выборах в Мосгордуму. Ни один из них не смог набрать необходимое количество подписей избирателей, не превысив допустимую норму брака в подписных листах. Сейчас нам наиболее интересно присутствие кандидатов Партии прогресса в Подмосковье, Санкт-Петербурге, где очень много наших партийцев принимает участие в выборах в муниципалитетах. Активная кампания идет также в Вологодской области, где выдвигалось более десяти членов Партии прогресса и ее сторонников, из которых было зарегистрировано восемь. Затем с регистрации сняли еще двоих, так что шестеро кандидатов по-прежнему участвуют в выборах городского заксобрания Вологды.

— Чем объясните, что ни в одном из трех деятков регионов, где 14 сентября проходят губернаторские выборы нет кандидатов от «Партии прогресса»?

— Это произошло по той причине, что даже некоторые провластные кандидаты не могут пройти муниципальный фильтр, то есть собрать в свою поддержку необходимое число подписей муниципальных депутатов. Не имея за плечами окончательно зарегистрированной партии, идти напролом через муниципальный фильтр — это чересчур денежно- и ресурсоемкая задача, которая вряд ли могла бы быть решена. Ни в одном из 30 регионов, где проходят выборы губернаторов, я не увидел возможности для того, чтобы преодолеть этот фильтр. Нигде нет достаточного количества муниципальных депутатов, которые были бы готовы поддержать независимого кандидата в губернаторы.

В прошлом году власть, тем не менее, обеспечила кандидату в мэры Москвы Алексею Навальному возможность преодолеть муниципальный фильтр и принять участие в выборах...

Сейчас ситуация изменилась, о чем в частности свидетельствуют и проблема с регистрацией региональных отделений Партии прогресса, и уголовное преследование того же Алексея Навального и ряда других представителей нашей партии.

На выборах в Мосгордуму, которые вызывают наибольший интерес, партия РПР-ПАРНАСС, которой также не удалось зарегистрировать собственных кандидатов, объявила о поддержке списка «Яблока». Готова ли партия Навального поддержать кого-то из участников московских выборов?

Центральный совет нашей партии не сформулировал единой официальной позиции по этому поводу. То есть общепартийного решения о поддержке каких-то кандидатов на выборах в МГД принято не было. Поскольку такие независимые кандидаты как Мария Гайдар или Ольга Романова по сути незаконно были не допущены к выборам, говорить о том, что в Москве проходит полноценная избирательная кампания не приходится.

— Вы согласны с теми, кто призывает бойкотировать выборы в Мосгордуму еще и потому, что в них не принимает участие партия Навального, который занял второе место на выборах мэра Москвы, набрав более 600 тысяч голосов?

— Мы в партии смотрим на ситуацию так: сегодня выборы с помощью фильтров целенаправленно превращаются в профонацию с тем, чтобы люди на них не ходили. Мы считаем это неправильным. Однако не поддерживаем и призывы к тотальному бойкоту. Одна из задач нашей партии — восстановление нормальной избирательной системы в России. Прежде всего речь идет об отмене всех фильтров, которые установлены партией власти, - будь то муниципальный фильтр на губернаторских выборах или сбор подписей для независимых кандидатов в президенты. Каждый из этих по сути барьеров обесценивает избирательную систему, не позволяя гражданам реализовать их конституционные права.

Может быть не стоило играть по правилам, установленным властью, пытаясь зарегистрировать отдельную партию сторонников Навального, а присоединиться к одной из существующих?

В любом случае мы находимся в постоянном контакте со всеми политическими силами близкими к нам по идеологии — с тем же РПР-ПАРНАСС или незарегистрированной партией «5 декабря». Предполагалось, что мы пойдем с ними единым списком на выборы в Мосгордуму, а может, еще где-то в регионах. Этого не произошло по той причине, что правила были изменены буквально накануне начала избирательной кампании. Несомненно, правильно было бы объединяться. Однако в настоящий момент, когда происходит абсолютная политическая заморозка, не стоит терять никакие партийные лицензии. Надо помнить, что РПР-ПАРНАСС добилась восстановления своей регистрации только через Европейский суд по правам человека, на что ушло несколько лет. Несколько партийных лицензий позволят демократической оппозиции в России более свободно себя чувствовать. В конкретной же деятельности мы действуем сообща, для чего вовсе не обязательно объединяться на одной партийной платформе.

— Насколько мешает домашний арест Алексея Навального деятельности партии?

— Несомненно домашний арест существенно мешает. Это, а также запрет на выезды в другие регионы не позволяет Алексею в полной мере реализовать свои возможности по поддержке наших партийных кандидатов. Прежде всего мешает то, что он не может выступать на митингах и других публичных мероприятиях. Домашний арест и все сопутствующие запреты являются способом изолировать политического конкурента. Все это препятствует работе Партии прогресса, потому что многие связывают ее именно с Алексеем Навальным и это абсолютно справедливо.

КОНТЕКСТ

01.09.2016

Не злостный осужденный

Мосгорсуд отказался отправлять Алексея Навального за решетку

27.02.2016

Пиар пехотинца

Кадыров ответил на разоблачающий его доклад сеансом самовосхваления

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ