09.09.2014 | Юлия Мохова

Транссексуализм истинный и ложный

Как живется человеку в «чужом» теле, и так ли уж легко сменить пол

Фото: "Профиль" / Сергей Авдуевский

Вопросы сексуальной ориентации предельно заидеологизированы в современном российском обществе. Иногда возникает ощущение, что их невозможно обсуждать спокойно – не переходя на личности, не соскальзывая в политику и не деля все человечество на «толерастов» и «гомофобов». В рубрике «Научпоп» мы решили осветить проблему с научной точки зрения. Наши собеседники — директор клиники пластической хирургии Первого МГМУ им. И.М. Сеченова профессор Игорь Решетов, профессор кафедры Олеся Старцева, доцент кафедры Андрей Истранов и 25-летняя красавица Валя, которая недавно из мужчины превратилась в женщину.

Диагноз

А. Истранов: Транссексуалы — это те люди, у которых имеет место расхождение биологического и гражданского пола с одной стороны, с полом психическим с другой стороны. Транссексуализм — психиатрический диагноз, он имеется в международной классификации болезней (МКБ-10). О причинах этого заболевания есть несколько предположений, они все очень дискуссионны. Мы придерживаемся теории, что это врожденное заболевание, в которое вовлечены структуры мозга, отвечающие за половую идентификацию. Уже в более сознательном возрасте, в пубертате, человек начинает испытывать социальные проблемы. Если этим пациентам не помочь, дело может закончиться самоубийством.

Фото: "Профиль" / Сергей Авдуевский
Олеся Старцева и Андрей ИстрановФото: "Профиль" / Сергей Авдуевский

Чем отличается транссексуал от трансвестита? Тем, что трансвестит не хочет менять пол, не хочет менять свое тело. Ему нравится переодеваться, выступать в роли женщины. Это может сочетаться с определенной половой ориентацией.

О. Старцева: Психиатры умеют отличать транссексуалов от трансвеститов.  Обследование проводится специальной комиссией длительное время, и не все психиатры возьмутся такие вопросы решать, потому что это очень ответственно. Но если психиатры ставят такой диагноз, мы его не подвергаем сомнению.  По сути, при наличии справки от психиатра, хирург выполняет его заказ. В мировой литературе описано несколько случаев, когда психиатры ошибались и шизофрению принимали за транссексуализм. Но в нашей практике такого не было.

Есть мнение, что хирург может без направления от психиатра выполнять обратимые операции. Может, например, увеличить транссексуалу молочные железы, а потом, если вдруг тот придет и скажет: «я передумал», без проблем уберет имплантаты. Но на самом деле мы тут достаточно консервативны.

Валя: То, что со мной происходит что-то странное, я почувствовала уже в пять лет. Внешне я была мальчиком, но всегда играла с девочками, с мальчиками было неинтересно. Если в игре изображали семью, я была сестрой. Потом, когда подросла, уже точно знала, что я — женщина, но приходилось носить мужскую маску.

В противоположность многим «нетрадиционным» членам общества, такие как я чаще всего стараются скрыть свои проблемы. Мне повезло: незадолго до операции я рассказала все маме, сестре, близким друзьям. И меня поняли. И приняли. Мама только ругала, что я ей раньше ничего не сказала. Но знаю случаи, когда родители выгоняли детей из дома после признания. А кто-то, не справившись, просто шагнул с крыши.

И сейчас, никто из окружающих меня людей, ничего не знает. Ни на работе, ни родители моего молодого человека (молодой человек Вали во время интервью присутствовал в палате. — «Профиль»).

Статистика

О. Старцева: Смену с женского пола на мужской (female-to-male, FM)  исторически принято считать истинным транссексуализмом. А вот при смене с мужского на женский (male-to-female, MF) чаще встречаются стертые формы, которые приходится дифференцировать, т.е. убеждаться в истинности диагноза, выявляя «ложных» транссексуалов.

Фото: "Профиль" / Сергей Авдуевский
Олеся СтарцеваФото: "Профиль" / Сергей Авдуевский

У нас получается больше пациентов с истинной формой транссексуализма — FM-трансформации, хотя по мировой статистике, насколько ее можно отследить, больше как раз случаев смены пола с мужского на женский. А у нас в год около 40 первично обращающихся пациентов с FM-трансформацией и меньше 10 с MF-трансформацией. 

Но отследить по этому признаку статистику в стране невозможно. Посчитать количество транссексуалов можно только по обращаемости за справкой. А те цифры, что я вам назвала, просто характеризуют нашу хирургическую активность и популярность нашей клиники среди транссексуалов.

Этапы превращения

А. Истранов: Смена пола происходит в несколько этапов. Их число зависит от пациента. Есть принцип минимальной необходимой достаточности. Если после первого этапа, устранения визуальной принадлежности к женскому полу (при смене пола с женского на мужской),  пациент адаптировался, ходит в мужской одежде, сменил паспорт, у него наладилась личная жизнь — он может остановиться на этом этапе.

Другой пациент может перенести  весь спектр хирургических вмешательств по смене пола —  тогда это растягивается на несколько лет. Но в любом случае мы придерживаемся принципа минимальной необходимой достаточности. На каждом этапе нужно смотреть — не ошибся ли человек? Придет ли он на следующий этап? Или ему и этого уже достаточно?  

О. Старцева: Я еще не сказала про гормонотерапию.  Если человек меняет пол, он, конечно, обращается к гормонам, эндокринологи расписывают ему заместительную гормонотерапию. Гормоны делают чудеса. Эта терапия должна начинаться до операции, потому что она трансформирует внешность: у бывших женщин начинают расти усы, грубеть голос, огрубляться кожа, у бывших мужчин все наоборот, начинается маммогенез — молочная железа может значительно увеличиться. Потом пациенты, если им это нужно для каких-то  социальных целей, обращаются к увеличивающей маммопластике. Увеличение груди нами рассматривается как вспомогательная операция.

А. Истранов: Основная операция при смене пола с мужского на женский — это трансформация наружных половых органов, т. н. вагинопластика, и она необратима. Дальше мы можем предложить пациенту убрать кадык, феминизировать лицо. Существуют операции по уменьшению длины стопы, но они редкие, сложные и тяжелые. Вмешиваться в ортопедию —  не очень благодарная вещь.

Фото: "Профиль" / Сергей Авдуевский
Андрей ИстрановФото: "Профиль" / Сергей Авдуевский

При хирургической смене пола с женского на мужской первый этап в большинстве случаев представляет собой маскулинизирующую маммопластику. Убирается визуальный признак принадлежности к женскому полу —  молочная железа. И когда через год они уже приходят к нам мужчинами, мы их даже не узнаем, потому что они приходят в мужской одежде. А так как наружные половые признаки скрыты одеждой, сложно подвергнуть сомнению их принадлежность к мужскому полу. Некоторые пациенты приходят для выполнения фаллопластики только через 10 лет. Говорят: «я подумал и решил, что мне нужна эта операция». Мы к этому относимся спокойно. Как правило, все они приходят к этой операции, потому что им психологически это нужно.

О. Старцева: Также этой группе пациентов делают операции, которые направлены на удаление репродуктивной системы. В наших ЗАГСах сейчас не меняют документы, если нет заключения о том, что удалены внутренние половые органы, репродуктивная система — матка и яичники, а у мужчин — яички. Дело в том, что и в мире, и у нас в стране были прецеденты, когда транссексуалы после удаления молочных желез, уже сменив документы, но еще имея возможность родить, беременели, рожали и приходили регистрировать своих детей с мужскими документами. Получалось, что как будто мужчина родил ребенка. Это, конечно, очень сложная социальная ситуация, поэтому и появился запрет на смену паспорта т без выполненной операции по удалению репродуктивной системы. Может быть, в общефилософском смысле это и неправильно, потому что пациент не обязан делать операцию только для того, чтобы сменить документы, если он к ней еще не готов морально и если эндокринологи на этом не настаивают.

Валя: Поменять документы в Москве не удалось, такая бюрократия. Поэтому ездила в родной город. Удивительно, работницы местного ЗАГСа отнеслись к ситуации с пониманием. Так заботливо, лишних вопросов не задавали. Позвонили только, убедились, что все правда и быстро все оформили.

Старожилы со стажем

О. Старцева: В нашем отделении первую операцию по изменению пола сделали году в 92-93-м Н.О.Миланов и Р.Т.Адамян. Операции по хирургической коррекции пола в нашей стране выполняли с середины 1960-х годов. Да, в Советском Союзе были транссексуалы. Не везде можно было об этом говорить, занимались ими в основном энтузиасты, но тем не менее. В Советском Союзе и транссексуалы были, и пластическая хирургия, несмотря на то, что официально специальность «пластическая хирургия» ввели всего два года назад.

А. Истранов: На продолжительность жизни транссексуалов в основном влияет неправильно подобранная гормонотерапия. Есть пациенты, которые сами увеличивают дозы, потому что им нравится эффект, а это небезопасно. Но если следить за своим здоровьем, общаться с эндокринологами — а мы пациентов всегда ориентируем на то, чтобы они наблюдались у эндокринологов, то прогноз неплохой. Я не могу точно сказать, какая продолжительность жизни у транссексуалов. Но мы общаемся с пациентами, которые после операции живут уже 30 лет.

Кто это делает

И. Решетов: Возможность получить государственный сертификат, дающий право заниматься пластической хирургией, появилась у врачей примерно полтора года назад. Теперь после 6 лет обучения в медвузе необходимо пройти двухлетнюю ординатуру по общей хирургии, затем еще 2 года — платную ординатуру по пластической хирургии. Раньше после ординатуры по общей хирургии можно было поучиться на различных негосударственных курсах и получить гордое звание пластического хирурга, иногда даже не обладая нужными навыками. Но самыми искусными специалистами становились врачи, добившиеся успеха в своем направлении (общая, челюстно-лицевая хирургия, онкохирургия), которые постепенно овладевали навыками реконструктивных вмешательств.

Фото: Сергей Авдуевский / ИДР
Игорь Решетов и Андрей ИстрановФото: Сергей Авдуевский / ИДР

Есть пластические хирурги, которые выполняют определенные этапы смены пола. Увеличивающая маммопластика в принципе достаточно распространенная операция, она по силам многим эстетическим хирургам. Клиники, которые ею занимаются, есть в Москве, Санкт-Петербурге, Челябинске и прочих городах.

Надо признать, что всего в России примерно 3-4 центра, где качественно проводят трансформацию половых органов.

Вагинопластика — это сложная операция. Здесь есть лидеры, например, сотрудник нашей кафедры профессор Рубен Адамян, он разработал несколько авторских методик, соперничает с ведущими хирургами в мире, с теми же хирургами в Таиланде, где очень развита эта хирургия. Врачи нашей кафедры, проводящие операции по смене пола, — его ученики. После этапа кастрации проводят удаление мужского «достоинства». При этом сохраняют его кожу, которую  вворачивают в сформированный в паховой области канал, получая выстилку «женских половых органов».

Есть ряд методик, которые предложены нашей командой, во главе с Н.О.Милановым  и Р.Т.Адамяном, по смене пола с женского на мужской, то есть фаллопластика, несколько модификаций, пластика уретры — это сложные операции, которые выполняют единичные хирурги по стране с различными результатами. В общих словах «самое ценное» формируют из мышц, например, участка широчайшей мышцы спины. Если хирург мастер своего дела, то такой искусственно созданный орган можно заставить функционировать путем мышечного усилия.

Случается, что недостаточно грамотные медики могут выступать с негодующими заявлениями о Содоме и Гоморре, которым мы потворствуем, оперируя наших пациентов. Приходится объяснять четкое различие между истинными транссексуалами и пытающейся  «закосить» под них публикой. Не исключено, что существуют хирурги, проводящие операции по смене пола подпольно, не требуя справок, не гарантируя результат. К таким могут обращаться и трансвеститы, и вторичные транссексуалы, кто угодно.

Все операции, связанные со сменой пола, являются платными. В зависимости от пожеланий пациента, объема вмешательства, он может заплатить до нескольких сотен тысяч рублей. У кого есть деньги на хорошие клиники, качественные имплантаты и гормональные препараты, те решают проблему. А вот на какие подпольные вмешательства смогут накопить небогатые люди — остается вопросом.

Я считаю, что учитывая чрезвычайно низкую частоту (орфанность) и тяжесть этого состояния, для лечения пациентов-транссексуалов необходима государственная поддержка — такая же, какая оказывается при других орфанных заболеваниях.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

23.04.2014

5 операций новой русской хирургии

Вырастить ухо на теле пациента, восстановить удаленную грудь без имплантатов, удалить щитовидку через подмышечную впадину — Profile.ru собрал новейшие отечественные технологии в области хирургии

30.07.2014

Холодильники для ваших душ

Репортаж из единственного в России хранилища ДНК людей, которых подвергли заморозке, чтобы оживить в далеком будущем

24СМИ