01.09.2014 | Владимир Рудаков

«Это сознательное оглупление ребят, готовых к содержательной работе»

Ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов о новшествах в системе образования, эволюции единого госэкзамена и пользе укрупнения школ

С этого учебного года в школах вновь начнут писать сочинения Фото: ИТАР-ТАСС/ Артем Геодакян

Сочинение возвращается в список выпускных и вступительных экзаменов, ЕГЭ можно будет пересдавать, а вузы начнут бороться с социальной сегрегацией в российских школах. Интервью с ректором НИУ «Высшая школа экономики» Ярославом Кузьминовым.

— Ни один новый учебный год не обходится у нас без нововведений. Какие самые важные новации ждут школы и вузы в 2014-2015 учебном году?

— Главная новация — возвращение сочинения. Это стратегическая вещь: нам нужно вернуть в рутину общеобразовательной школы необходимость постоянно и внимательно читать книги. В первую очередь — прозу и поэзию.

Единый экзамен сыграл свою положительную роль, его плюсы известны. Но у него есть негативные последствия. Ключевое — это исключение из экзамена длинного свободного формата. Школьники, готовясь к ЕГЭ, начинают ориентироваться на малые формы, и это имеет осязаемые последствия в культуре. Мы видим, что наши молодые люди в своей массе все меньше читают и начинают плохо выражать свою мысль, теряют красивую, логически выстроенную речь. Если мы хотим изменить ситуацию с «культурным запасом» и речью, нужно этим заниматься.

— Как будет сочетаться сочинение с экзаменами в форме ЕГЭ?

— Сочинение будут писать все — зимой, в середине 11 класса. Но учитываться при поступлении оно пока будет по выбору вуза. Ученый совет того или иного вуза может сам решить, при поступлении на какие факультеты и специальности будут учитываться баллы за сочинение (например, на филфак и истфак будут учитываться, а на матфак или физфак — нет). Сочинение может дать выпускникам максимум 10 дополнительных баллов. Плюс десять баллов для поступления в вузы средней руки — мало что значат, но для вузов хороших, где есть реальная конкуренция сильных абитуриентов, баллы за сочинение будут иметь значение. Мы хотим именно на этом сыграть.

Что касается «Вышки», я буду предлагать Ученому совету ввести сочинение на все факультеты: мы готовим специалистов высокого уровня, и я уверен, что и инженер, и прикладной математик ВШЭ должен обладать глубокой гуманитарной культурой.

Темы сочинений
Минобрнауки РФ объявило пять тематических направлений, по которым выпускники школ будут писать сочинения в декабре 2014 года: «Недаром помнит вся Россия…» (200-летний юбилей Лермонтова), «Вопросы, заданные человечеству войной», «Человек и природа в отечественной и мировой литературе», «Спор поколений: вместе и врозь» и «Чем живы люди?». Сочинение вводится в перечень выпускных экзаменов школьников начиная с 2014/2015 учебного года. Писать сочинение выпускникам предстоит в декабре, а пересдать его можно будет в феврале и конце апреля — начале мая. Уточняется, что сочинение может быть учтено при приеме абитуриентов в вузы.

 

— Не является ли это отходом от изначальных принципов ЕГЭ, ведь при создании ЕГЭ речь шла о системе, где был бы максимально исключен «субъективный фактор». Кто будет проверять эти сочинения?

— Никакого отхода нет. Потому что принцип ЕГЭ — независимая оценка. Она сохраняется: писать сочинения будут в школах, а проверять будут сами вузы. Это отход от той формы, которая была изначально выбрана для единого госэкзамена.

— Может ли быть изменена форма для экзамена, скажем, по математике или другим предметам?

— Я предлагаю в будущем пойти по пути Великобритании и ряда других стран. А именно, существования ЕГЭ двух типов, из которых выпускник мог бы сам выбрать, какой именно он будет сдавать. Первый тип — это задания уровня 1-2 частей нынешнего ЕГЭ. И это максимум 70 баллов, что достаточно, чтобы сдать непрофильный предмет (например, русский или иностранный в технический вуз). Второй тип — это уже не тесты, это нормальное сочинение или письменная работа по математике, биологии и пр. После успешной сдачи такого экзамена можно поступать в престижные вузы.

Такая двухуровневая система отражает реальное положение дел. Значительная часть выпускников уже сейчас де-факто сдает ЕГЭ по типу «А». Вы знаете, что половина выпускников даже не доходит до части «С» — творческой части ЕГЭ? И их это устраивает, с этими баллами они спокойно поступают во второразрядные вузы.

Да и школы, как правило, натаскивают на первые два уровня. Это обеспечивает «среднюю по больнице» успеваемость. Но это сознательное оглупление тех ребят, которые готовы к содержательной работе. А мы их от нее отучаем.

ИТАР-ТАСС/ Интерпресс/ Светлана Холявчук
Ярослав Кузьминов: «Школа, вместо того, чтобы стать социальным лифтом, превращается в институт социальной сегрегации, где выигрывают дети состоятельных родителей»ИТАР-ТАСС/ Интерпресс/ Светлана Холявчук

Ярослав Кузьминов
Родился в 1957 году в Москве. В 1979 году окончил экономический факультет МГУ, где преподавал многие годы. В 1989–1993 годах — старший научный сотрудник, заведующий сектором историко-экономических исследований Института экономики АН СССР. С 27 ноября 1992 года — ректор Высшей школы экономики (НИУ «ВШЭ»). В настоящее время баллотируется в качестве кандидата в депутаты Мосгордумы по 45-му избирательному округу (районы Басманный, Мещанский, Красносельский, Сокольники). Женат на Эльвире Набиуллиной — председателе Центробанка РФ.

 

— Это будет выбор самого школьника: либо тип «А», либо тип «Б»?

— Да, это их выбор. И это риск. Выбрав «Б», ты понимаешь, что берешь на себя «повышенные обязательства». Но можно будет пересдавать…

— Можно будет пересдавать?

— Пересдавать можно будет уже в этом учебном году. Еще одна новация этого года — возможность пересдачи ЕГЭ. У многих были претензии по поводу того, что ЕГЭ можно сдавать только один раз в год. Ведь есть дети, совсем неглупые, которые просто психологически срываются перед единственным испытанием. Теперь у них появляются новые возможности. Это гуманизирует единый госэкзамен. Теперь любую двойку (пока только двойку!) можно будет пересдать в этом же году — через несколько дней после проваленного экзамена.

— Это новшества, связанные с итоговой аттестацией. А что меняется во внутренней жизни школ?

— В Москве разворачивается серьезное движение по созданию университетских лицеев — подразделений вузов, представляющих собой старшую школу, 10-11 класс.

Лицеи реализуют заложенную в новом образовательном стандарте широкую возможность выбора предметов, профилей. Но обыкновенные школы это слабо используют — нет кадров. Вузы иногда направляют в школы своих педагогов, но это, как правило, платная форма дополнительной подготовки. А платная форма отсекает социально незащищенные категории граждан. И успешные старшие школы, вместо того, чтобы стать инструментом социального лифта, инструментом социального «перемешивания», превращаются в институт социальной сегрегации, где выигрывают состоятельные.

Идея университетских лицеев этому противостоит. Мы отбираем детей в 10 класс, формируем направления, соответствующие нашим факультетам, два года учим детей на бюджетные деньги (нормативное финансирование такое же, как в любой московской школе — около 130 тысяч на старшеклассника в год) и вкладываем в это дополнительно свои деньги. Сейчас такие лицеи есть у «Вышки», МИФИ, РГГУ и ряда других вузов.

— Все до сих пор обсуждают новацию прошлого года — укрупнение школ, их объединение не только друг с другом, но и яслями и садами. Кого ни спроси, никто не может внятно сказать, зачем это было сделано. Вы знаете?

— У меня те же самые вопросы, что и у вас. Меня позвали возглавить управляющий совет в школу № 2095 «Покровский квартал»: там объединили 7 школ, 6 детских садов в один учебный комплекс. Большинство родителей не понимало, зачем. Им не объяснили.

При этом плюсы такого решения на поверхности.

Во-первых, у крупного комплекса больше возможностей для выбора более сильных учителей. Учителей по одному предмету может быть 3-5, а не один-два. Фактически создаются кафедры, появляется профессиональный контроль, ученики могут выбрать себе учителей.

Во-вторых, появляется возможность широкого выбора спецкурсов и курсов дополнительного образования. Мы же провозгласили, что старшая школа у нас будет профильной. Но пока это декларация: у нас реализуется лишь 10% существующих возможностей. Потому что у маленькой школы мало ресурсов. Учебный комплекс создает такие возможности.

В-третьих, комплекс может пригласить ведущий вуз, институт РАН, крупный музей в качестве стратегического партнера и стать учебной базой для них.

Так что создание комплексов выгодно и ученикам, и родителям, и я не понимаю, почему об этом их нельзя было внятно информировать. Ведь кто против этого? Директор, который перестает быть директором. Слабый учитель, который боится, что в новом коллективе его начнут заново оценивать. Да, еще родители сильной школы, которую объединяют со слабыми — они боятся потерять качество (но таких случаев очень немного). У остальных категорий граждан я просто не вижу объективных причин для сопротивления. Просто нужно разъяснять, что люди от этого получат.

— Что нового произойдет в жизни вузов?

— Появятся так называемые «университеты прикладных наук». Такие вузы уже стали правилом в Европе, даже в Китае. Люди будут помимо изучения «общекультурных» вузовских предметов, обязательно получать реальную профессию, на которую есть высокий спрос на рынке труда — то, что называют «прикладным бакалавриатом». Это может быть секретарь в офисе, системный администратор, портье в гостинице или техник на производстве. У нас этим занимались техникумы, но техникум не престижен. 85% родителей не видят для своего ребенка будущего без высшего образования. Поэтому у нас в крупнейших городах возникает зазор: наши дети сидят в офисах за 20 тысяч рублей, а мигранты занимают рабочие места квалифицированных исполнителей за 40-60 тысяч.

— Техникумы с этой задачей не справляются. Почему вы думаете, что «университеты прикладных наук» ее решат?

— В техникумы идет совершенно другой контингент. «Прикладные вузы» будут создаваться на базе существующих. У нас много вузов, которые якобы готовят технологов, но эти технологи не находят себя на рынке труда. Часто соответствующих производств просто нет. Их выпускники все равно в конечном счете оказываются на этом рынке труда — но без необходимых знаний и умений.

КОНТЕКСТ

17.04.2017

Панацея от сетевых угроз

Ольга Васильева предложила учить школьников основам информационной безопасности

30.03.2017

Хорошо забытое старое

Сенаторы предложили дополнить закон «Об образовании» понятием трудового воспитания

06.03.2017

Наскрести на диплом

Сокращение финансирования вузы пытаются компенсировать за счет научных исследований и иностранных студентов

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ