25.07.2014 | Инна Логунова

На границе миров

Японский фотограф Шигеру Йошида об отношениях с морем, больших деревьях и надежде

«Многие люди молятся большим камням или деревьям, которые считаются обителью бога», — рассказывает фотограф об отношениях японцев с природой Фото: из серии фотографий Шигеру Йошиды «Тихое странствие»

Открывшаяся в Центре фотографии имени братьев Люмьер выставка «Тихое странствие» японца Шигеру Йошиды занимает небольшой зал, в котором размещены два десятка монохромных авторских отпечатков. Сначала кажется, что на них хватит и нескольких минут, но это обманчивое впечатление. Эти медитативные снимки с какими-то космическими пейзажами подолгу захватывают внимание, затягивая внутрь, заставляя всматриваться в далекую линию горизонта, в застывшую поверхность воды и недвижимые облака.

Над пейзажным циклом «Граница», начатым в 2011 году после мощнейшего землетрясения у восточного побережья острова Хонсю и вызванного им цунами, Йошида работал несколько лет. На этих фотографиях нет ни жертв, ни разрушений, запечатленных многочисленными репортерскими камерами со всего мира. Главный герой серии — природа — величественная, вечная, наделенная разумом и душой. За ее видимым спокойствием — непредсказуемая сила, способная стереть человека с лица земли или же, наоборот, стать источником новой жизни. Впрочем, как выясняется в нашем разговоре с фотографом, мое восприятие его работ во многом определено европейской картиной мира, и порой я вижу в них то, что мне подсказывает мой культурный опыт, а не то, что в них заложено.

Конечно, искусство на то и искусство, что каждый в нем видит свое, что не найдется двух людей, которые бы стопроцентно совпали в своем взгляде на то или иное произведение. Но есть некая культурная матрица, позволяющая считывать определенный набор общих смыслов, на которые потом накладываются личные ассоциации. Не раз за время нашего общения с Шигеру Йошидой я ловила себя на том, что не вполне понимаю, о чем он говорит. То есть умом понимаю, но почувствовать не могу. Что значит жить в мире, населенном многочисленными божествами и душами умерших, видеть их в цветущем дереве, камне, воде? Даже разговор начался с того, что я не разобрала сказанную с сильным японским акцентом фразу «Меня зовут Шигеру Йошида». Одним словом, классический случай «трудностей перевода», что, впрочем, не помешало нам расстаться весьма довольными друг другом.

— Почему такое спокойствие и безмятежность, несмотря на то, что серия была сделана после катастрофы?

— Во время моего путешествия по местам, пострадавшим от землетрясения и цунами 2011 года, я увидел множество людей, возносящих молитвы морю, что и вдохновило меня на этот фотопроект. Сначала главной темой и «главным героем» моих фотографий в этом регионе был океан, но потом идея трансформировалась, и основной темой стала молитва. Я побывал во многих священных для японцев местах, где человек может напрямую общаться с природой, стараясь запечатлеть почти неуловимую атмосферу таких моментов, самую суть этой молитвы. Через фотографию я пытался показать потаенную энергию молитвы, приносящей мир, спокойствие, жизнь.

— Религия — это неотъемлемая часть японской культуры, картины мира и национальной идентичности. Насколько она укоренена в повседневной практике?

— Это действительно часть жизни. В японской культуре переплетены синтоизм с его анимистическими верованиями, буддизм, другие религии. Для японца естественно обращаться с молитвой к морю, которое нас окружает. Порой оно бывает источником бед, но мы не питаем к нему ненависти, потому что молитва дает успокоение, чувство гармонии с миром. Многие люди молятся большим камням или деревьям, которые считаются обителью бога.

— В вашей собственной молитве о чем вы просите, что лично для вас важно?

— Я живу недалеко от Токио — огромного города, в котором каждый человек постоянно испытывает стресс. Я прошу умиротворения, внутреннего спокойствия, надежды, чтобы жить дальше.

— На ваших фотографиях почти нет людей, или же они едва различимы на фоне величественной природы. Почему?

— Опять же, потому, что здесь важен не сам человек, а это ощущение взаимопроникновения человеческого и божественного.

— Ваша серия называется «Граница», но фотографии как раз оставляют противоположное впечатление — бесконечного пространства и отсутствия времени.

— Речь идет о границе между земным, человеческим, и небесным, божественным мирами. Так, на одной из фотографий вы видите синтоистскую усыпальницу, которая как раз и отделяет один от другого.

—В ваших фотографиях присутствует некий мистицизм — это верное ощущение или всего лишь взгляд европейца на мир, который вы воспринимаете абсолютно по-другому?

— Нет, в них нет никакого мистицизма, никакой таинственности. Несколько фотографий серии, например, сделаны во время одного из многочисленных локальных летних фестивалей, посвященных богу моря. На встречу с ним, прося о мире и плодородии, люди отправляются в 40-местной лодке в форме дракона, которая запечатлена на одном из снимков. Так что в основе своей они вполне конкретны.

Фото: ИДР / Сергей Авдуевский
Шигеру ЙошидаФото: ИДР / Сергей Авдуевский

—В этой серии вы использовали сложную технику печати fresco giclée. В чем она состоит?

—Техника близка ренессансной фреске — отсюда и название. И если фреска пишется по сырой штукатурке, то фотография печатается на струйном принтере на хлопковой бумаге, покрытой тонким слоем гашеной извести, после чего поверхность обрабатывается диоксидом углерода, который фиксирует пигмент.

— Расскажите о своей предыдущей серии, «Большое дерево».

— В проекте важна концепция, философия, которая дает изначальный посыл и объединяет все снимки в серию. Я снимал большие деревья по всему миру — в Африке, на Мадагаскаре и Тайване, в США, Канаде, Мехико, Австралии, Новой Зеландии, Германии и Великобритании, в Африке, на Мадагаскаре и Тайване. Но это не просто пейзажная съемка, показывающая красоту природы, мои деревья — это жилища богов, в которых концентрируется огромная жизненная энергия.

— Какие фотографы оказали на вас влияние, если оказали?

— Я бы назвал Майкла Кенну и Ирвина Пенна. А вообще часто на меня влияют вещи, не связанные с фотографией и визуальностью. Например, звуки — отчасти, образность серии «Границы» навеяна звуком тибетского гонга, который вы и слышите здесь в зале.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

20.07.2014

«Я себя ощущаю очень одиноко в литературном контексте России»

Евгений Гришковец — об отношении к себе коллег по цеху, знакомстве с грузинской культурой, отсутствии ностальгии по СССР и новой книге

19.07.2014

Человек, который играет в куклы

Британский аниматор-кукольник Барри Первис — о сломанных крыльях, Чайковском, собаке Шекспира и думающих динозаврах

04.07.2014

Ощущение другого

«Манифеста 10» в Санкт-Петербурге: смыслы и ценности Европейской биеннале современного искусства

КОНТЕКСТ

02.12.2016

Глава МИД Японии передал Путину письмо от Абэ

Глава МИД Японии передал Путину письмо от Абэ

30.11.2016

Новый элемент таблицы Менделеева получил название «нихоний»

Новый элемент таблицы Менделеева получил название «нихоний»

25.11.2016

Токио заявил протест из-за размещения российских ракет на Курилах

Токио заявил протест из-за размещения российских ракет на Курилах

24СМИ