01.07.2014 | Андрей Смирнов

Новый раскол глазами священников

Уехавший из Украины священник Андрей Новиков и протодиакон Андрей Кураев — о том, должна ли Церковь участвовать в войне

Фото: РИА Новости / Александр Альтман

«Россия — это удел Божьей Матери»

Несколько представителей Украинской православной церкви Московского патриархата были арестованы по обвинению в поддержке сепаратизма или заблаговременно покинули страну, переехав в Россию. О причинах исхода обличенных саном борцов за Русский мир «Профилю» рассказал бывший секретарь Одесской и Измаильской епархии, а ныне настоятель храма Живоначальной Троицы на Воробьевых горах в Москве протоиерей Андрей Новиков.

Потерпевшие

«Мой отъезд из Украины был связан с тем, что я всегда занимал активную позицию, направленную на единство Русской православной церкви. Убежден, что территория Украины и особенно Новороссии должна быть неотъемлемой частью Русского мира. Моя семья голосовала против независимости Украины в 1991 году. Мы всегда религиозно верили в то, что Россия — это удел Божьей Матери, Третий Рим, который имеет особое попечение, данное от Бога, по хранению традиционного христианского мира. Всякое поползновение на это государство и цивилизацию есть преступление против установленного Богом миропорядка. То, что происходит в последнее время на Украине, как раз таким поползновением и является.

Я, как мог, этому противился, писал статьи по поводу двойных стандартов и низкой морали тех людей, которые пришли к власти в Киеве, собирал подписи в защиту преследуемых священников. Также поддерживал пастырские отношения с теми людьми, которые являлись нашими прихожанами и участвовали в одесском Антимайдане. Хотя я ни разу не участвовал ни в митингах, ни приходил на то место, где был палаточный городок. Но один факт моих контактов с пророссийскими общественными деятелями послужил основанием для Службы безопасности Украины вызвать меня на допрос в Киев, предупредив, что я могу там прямо на месте получить статус обвиняемого и домой не вернусь. На допрос меня вызывал тот же самый следователь, который за другим нашим священником, отцом Олегом Мокряком приезжал со спецназом СБУ, с автоматчиками — арестовывать его и обыскивать дом ночью.

Так же, как я, вынуждены были поступить несколько священников, кто активно высказывал свою церковную и гражданскую позицию. На Украине сегодня само высказывание позиции, которая расходится с официальной точкой зрения, является основанием для возбуждения уголовного дела».

Претерпевшие

«Внутрицерковные каноны регулируют то, как может происходить выезд священников с той территориии, где им угрожает опасность. Есть, например, правило Шестого Вселенского собора. Оно касалось ситуации, когда священники Кипра вынуждены были покинуть свои приходы из-за арабского нашествия. Так вот, поступки тех, кто под угрозой расправы покидает свой приход, признаются Церковью не только деяниями не предосудительными, а наоборот, такие священники считаются людьми, которые претерпели за Христа. Поэтому им должно быть предоставлено место там, куда они прибыли в результате вынужденного бегства.

Я обратился к священноначалию Русской православной церкви, тем более, что являюсь членом Синодальной богословской комиссии и Межсоборного присутствия РПЦ. В апреле я переехал в Москву, жил здесь некоторое время, ожидая нормализации ситуации на малой родине. Я совершенно не ожидал того, что произошло в Одессе 2 мая (столкновения проукраинских и пророссийских демонстрантов привели к гибели около полусотни человек — «Профиль»). Трудно было предположить, что в прежде мирном и спокойном государстве начнется полное безумие и уничтожение людей лишь по причине их инакомыслия. В итоге мое возвращение так и не состоялось.

Позже в Москву перебралась и моя семья. Они уже после пеерезда (раньше расстраивать не хотели) рассказали мне, что накануне 2 мая вход в нашу одесскую квартиру бы обклеен наклейками с какими-то надписями, в которых присутствовала аббревиатура СС. Возможно, это была метка для будущего погрома. Кроме того, как сказано в одесских СМИ, лично против меня заведено еще одно уголовное дело за то, что я якобы финансировал Антимайдан.

Теперь я являюсь клириком епархии города Москвы. В рамках нового послушания по-прежнему буду свидетельствовать о единстве Русского мира. Своей бывшей епархией я был официально освобожден ото всех должностей. На мое место в Одессе уже назначен новый человек».

Ушедшие в раскол

«Что касается объявленного на прошлой неделе перемирия на востоке Украины, то я не верю ни одному слову господина Порошенко. Его мирный план не предусматривает отказа от преследования Церкви. Также в нем четко сказано, что сохраняется ориентация Украины на Евросоюз, а значит на разрыв с Русским миром, на признание гомосексуальных браков, эфтаназии и всего прочего, что подрывает традиционные семейные и христианские ценности. В плане не предусмотрен и отказ от официально анонсированного Михаилом Ковалем, министром обороны, создания фильтрационных лагерей и насильственного выселения населения Новороссии на территорию западной и центральной Украины.

Вместе с тем, я уверен в том, что Украинская православная церковь совершенно точно не отделится от Русской православной церкви. Может произойти отпадение ряда иерархов и священнослужителей от единства Церкви, впадение в раскол и соответственно отпадение их вообще от вселенского православия. Это может произойти, так уже бывало в истории. Но в целом структура УПЦ никуда не денется. Вряд ли Московский патриархат сам объявит о вычлении своей украиской части».

 

Церковь народа

Православные священники должны молиться о победах армии того государства, где они служат. Если этого не поймут в Русской православной церкви, она может потерять Украину. С таким предупредением выступает протодиакон РПЦ, профессор Московской духовной академии Андрей Кураев.

О властях и воинстве

«Украинская православная церковь могла бы оставаться над военно-политической схваткой, если бы речь шла о выборе между партиями либеральных демократов и демократических либералов. Но когда речь идет о существовании самого государства (а сегодня все понимают, что на повестке дня стоит именно вопрос о выживании Украины как самостоятельного государства), было бы странным, если бы Церковь, которая считает себя Церковью данного народа, в эти дни говорила только о Небе или о бразильском футболе. В многовековой православной истории устоялось как норма: Церковь поддерживает и молится о властях и воинстве той страны, где она осуществляет свое служение. Даже в том случае, если эти власти и воинство не принадлежат к православному миру.

Когда началась русско-японская война, основатель Японской православной церкви епископ Николай (Касаткин) собрал своих учеников — японских священников — и сказал: «В нашей Церкви так принято, что мы молимся о той стране, на территории которой несем свою службу. Но если я буду молиться о победе японского императора над русским царем, то наверное возникнет подозрение, что я это делаю неискренне. Поэтому я на время этой печальной войны уйду в затвор. О чем я буду молиться в своей келье, это мое дело, а вам, как японцам, следует молиться о победе вашей страны, вашей армии». Надо сказать, что и сегодня даже для тех японцев, которые являются буддистами или синтоистами, гробница епископа Николая остается общенациональной святыней.

Я понимаю, что для многих русских людей бывает странно слышать, что кто-то из украинских священников и епископов молится об украинской армии, которая в изложении официальных российских СМИ предстает антирусской карательной структурой. Но мы должны понять то, как на это смотрят с украинской стороны. Украинцу надо очень сильно подняться над омывающими его информационными потоками, чтобы не считать агрессией события последнего полугода. 

Да, и на Украине есть люди, которые всецело погрузили себя в политико-информационный контекст России. Некоторые из них уже убежали в Россию. Их задача — оправдать свое бегство. Например, переехавший в Москву бывший секретарь Одесской епархии Андрей Новиков не выражает даже точки зрения своего бывшего митрополита. Тот написал Порошенко: «Еще раз заверяем Вас в том, что все духовенство и верующие многонационального Одесского региона всегда были и остаются с народом незалежной Державы». 

Украинская церковь — часть Русской православной, однако она пробует выражать мнение своей украинской паствы, а не московского начальства».

О пользе бездействия

Беда в том, что с обеих сторон идет разнузданная информационная война. Как предостерегать от «родной» лжи, чтобы не показаться чужим засланцем? Как это непросто — я вижу по зарубежным приходам РПЦ, по которым довольно много ездил в последние месяцы. В самых разных странах мне священники рассказывали, что украинцы покидают приходы Московского патриархата, причем даже в тех случаях, когда настоятель, скажем, молдованин. Раз там вывеска «Московский патриархат», то украинцы, которые работают в той или иной стране, говорят: «Нет, мы сюда больше не ходим». Тем более такая проблема есть в самой Украине.

Если говорить о том, чем на такой вызов должна отвечать Русская церковь, то можно заметить, что иногда отсутствие действия есть следствие выбора, а вовсе не лени или равнодушия. Патриарх Кирилл ни слова не сказал в адрес тех украинских священников и епископов, которые декларируют, как сказали бы на Украине, «национально свидомые» позиции, не требовал каких-то административных мер в их адрес. Также стоит отметить, что Крым Московская патриархия продолжает считать структурой Киевского Синода. Управление крымскими приходами непосредственно идет из Киева. Все это — определенный жест и поступок руководства РПЦ.

Мне кажется, Патриарх Кирилл предпочитает получать ушаты интернет-критики из уст наших интернет-патриотов, а иногда даже из коридоров администрации президента, но при этом все-таки давать шанс для выживания канонического православия в пределах Украины, какими бы эти пределы не стали в ходе текущих событий. Речь идет не только о судьбе православия в Донецке, Луганске и Симферополе, но и на другой части Украины, которая становится все более недружественной по отношению к Москве, в том числе и в религиозном аспекте.

Что касается угрозы церковного раскола между Россией и Украиной, то, мне кажется, Господь управляет сегодня судьбами украинского православия руками тех врачей, которые пробуют лечить и продлять жизнь Киевскому митрополиту Владимиру. Последняя печальная новость: у него открылось внутреннее кровоизлияние, обострившее течение болезни. Кто станет новым лидером украинского православия? Как отнесется к нему киевская власть? Это очень серьезные и неизвестные пока величины».

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

01.07.2014

Священная война

Из-за событий на Украине Русская православная церковь оказалась на грани раскола

КОНТЕКСТ

29.11.2016

СМИ: курс православной культуры может быть введен в российских школах

СМИ: курс православной культуры может быть введен в российских школах

25.11.2016

СМИ: в банке «Пересвет» хранились деньги гимнастки Кабаевой

СМИ: в банке «Пересвет» хранились деньги гимнастки Кабаевой

18.11.2016

В РПЦ назвали «позорной» выставку Яна Фабра в Эрмитаже

В РПЦ назвали «позорной» выставку Яна Фабра в Эрмитаже

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ