30.05.2014 | Изабель Хюльзен | Марсель Розенбах

«Все говорят: интернет, интернет — да, хорошая вещь, но TV его покоряет»

Почему глава Time Warner Джефф Бьюкс непоколебимо верит в телевидение, качественный контент и зрителя

Джефф Бьюкс Фото: EPA / ANDREW GOMBERT

Джефф Бьюкс, глава одного из крупнейших мировых медиаконцернов Time Warner и Герхард Цайлер телеконцерна Turner Broadcasting System, рассказали, почему верят в телевидение больше, чем в интернет, поспорили о золотом веке ТВ и рецепте успеха на медиарынке.

ШПИГЕЛЬ: Господин Бьюкс, кто такой, по-вашему, медиамагнат?

Бьюкс: Магнаты для меня — это реликт старых голливудских времен. Ситуация, когда один человек, руководствуясь исключительно собственными интересами, определяет, что будут смотреть люди, не имеет ничего общего с современным демократическим миром. Люди хотят самостоятельно решать, кто или что представляется им смешным или оригинальным и что им смотреть: комедию или драму.

ШПИГЕЛЬ: Такие люди, как Руперт Мердок или Тед Тернер, чей концерн растворился в Time Warner, делали все, чтобы их корпорации, поглощая компании и приобретая доли в капитале, неуклонно росли. Вы же, напротив, в последние годы разукрупняете Time Warner. AOL, книжный бизнес и кабельные сети вы уже сбыли с рук, в июне планируете проститься с журнальным издательством, выпускающим, среди прочего, журнал Time. Между прочим, крупнейшим издательством в США.

Бьюкс: Мы ничего не продаем. Мы только обособляем.

ШПИГЕЛЬ: То есть это, скорее, технический момент?

Бьюкс: Мы предоставили нашим акционерам возможность самим решать, в какую часть медиабизнеса они хотят вкладывать деньги: в газеты, в телевидение или же в обе сферы. Но бизнес по-прежнему остается в руках наших инвесторов. Так, я сам по сей день владею акциями AOL и не намерен продавать свою долю в издательстве.

ШПИГЕЛЬ: Неужели? Неудачное слияние с AOL принесло концерну Time Warner $99 млрд убытка. Вы говорили тогда о «самой серьезной ошибке в истории концерна».

Бьюкс: Да, это так. Но все компании, которые мы обособили, сегодня входят в число самых высокооцененных в медиамире, возьмите хотя бы Time Warner Cable. Или у них хорошо идет бизнес, как у AOL, — пусть даже на сравнительно невысоком уровне.

Досье
Джефф Бьюкс (62 года) с 2008 года возглавляет медиаконцерн Time Warner, известный широкой публике сериалами «Теория большого взрыва», «Два с половиной человека», а также такими картинам, как «Лего. Фильм» или «Годзилла». Бьюкс в начале своей карьеры работал журналистом на NBC, позднее попробовал силы в менеджменте и получил известность как руководитель платного телеканала HBO, входящего в состав Time Warner. На интервью он пришел в сопровождении Герхарда Цайлера (58 лет), ранее возглавлявшего медиахолдинг RTL-Group, а сегодня управляющего международным бизнесом компании Turner Broadcasting, который также входит в Time Warner.

ШПИГЕЛЬ: Тогда в чем изъян концепции гигантских медийных конгломератов?

Бьюкс: Всему свое время. Размер сам по себе не дает преимуществ, если соответствующие подразделения не завязаны друг на друга. Так, кабельные сети не обеспечивают синергии, если они объединены с журнальным издательством или телестудией, деятельность которой, в свою очередь, мало пересекается с интернет-порталом. Сегодня нам принадлежит крупнейшая студия в Голливуде Warner Brothers, крупнейший в мире платный кабельный телеканал HBO, самая большая в мире вещательная сеть Turner Broadcasting; благодаря нам они стали сильными медиакомпаниями. Инвесторы одобряют такой курс.

ШПИГЕЛЬ: По сути, вы превращаете Time Warner в развлекательный концерн. 90% вашего оборота уже сейчас приходится на кино- и телебизнес. Это определенный риск.

Бьюкс: Телевидение переживает сегодня бурный рост, это одна из самых удивительных историй успеха на планете, причем такое утверждение справедливо для всех без исключения стран. Нет ни одной сферы телебизнеса, которая бы не росла: телестудии, количество каналов, время, которое люди проводят перед телеэкраном, разнообразие программ, рекламные бюджеты и гаджеты, позволяющие смотреть телевидение. Все говорят: Интернет, Интернет. Интернет — да, классно, хорошая вещь. Но телевидение покоряет Интернет. Это золотой век телевидения.

ШПИГЕЛЬ: Такую вашу оценку не все разделяют. У молодежной аудитории смотреть телевизор — во всяком случае, классические телеканалы — как-то не модно. Многие смотрят, скорее, отдельные сериалы, которые покупают на дисках или в онлайн-видеотеках.

Бьюкс: Телевидение — это контент, и не важно, каким образом люди его потребляют. В Интернете люди чаще всего смотрят телепродукцию. В США вечерами треть всей пропускной способности широкополосных сетей загружено ресурсом Netflix, осуществляющим потоковое вещание в Интернете.

ШПИГЕЛЬ: У вас не бывает порой мысли: эх, почему только мы сами не придумали Netflix?

Бьюкс: Мы придумали. Он называется HBO.

ШПИГЕЛЬ: Тем досаднее, что Netflix, который в этом году начинает работу и в Германии, переживает такой рост — возможно, потому, что абонентская плата HBO может быть вдвое выше?
Бьюкс: Разница в том, что мы за эти деньги предлагаем множество свежих передовых программ, а наши конкуренты — старый товар, повторы. К тому же и нашим онлайн-предложением вы можете воспользоваться вот уже 14 лет.

ШПИГЕЛЬ: В Германии Netflix еще не начал работу, но многие немцы пытаются пользоваться сервисом, например, при помощи американского IP-адреса.

Бьюкс: Мне такие усилия кажутся непропорциональными с учетом того, что на сегодня Netflix предлагает только два собственных сериала — «Карточный домик» и «Оранжевый, хит сезона». У HBO пятьдесят оригинальных продуктов.

ШПИГЕЛЬ: Как-то раз вы сравнили Netflix с албанской армией, пытающейся установить мировое господство.

Бьюкс: Пару лет назад меня спросили, не получится ли так, что крупные телекомпании с десятками телеканалов, такие как TNT или TBS, в какой-то момент не смогут обновлять программу, поскольку Netflix скупит весь телевизионный контент. Это и правда не более вероятно, чем предсказание, что албанская армия завоюет мир. Netflix хорошо работает. И развлекательные программы — те две, которые у них есть, — сделаны добротно. Но на всей территории США у них 36 млн подписчиков, которые платят по $8 в месяц. У американских платных телеканалов 100 млн подписчиков, которые отдают по $80 в месяц. К тому же HBO растет быстрее. Вот что я хотел тогда сказать, и это по-прежнему верно.

ШПИГЕЛЬ: Netflix — не единственный новый конкурент. Что вы думаете об Amazon и в особенности о Google, которые тоже заказывают собственные телевизионные продукты, скажем, для YouTube?

Цайлер: В Google начали было реализацию соответствующих проектов, но потом все приостановили. Они заморозили программу инвестиций в телевидение, на которую планировалось потратить $100 млн.

Бьюкс: 100 миллионов... Это примерно соответствует бюджету нашего сериала «Игра престолов».

Цайлер: Председатель совета директоров Google Эрик Шмидт высказал в этой связи одну мудрую мысль: когда Google начал создавать телевизионные программы, результатом явилось множество второклассных и третьеклассных научно-фантастических фильмов, но не то, что хотят смотреть люди. Google — это технологический и маркетинговый концерн, а не производитель контента.

ШПИГЕЛЬ: Но у Google достаточно денег, чтобы привлечь самых талантливых людей с телевидения, если он этого захочет.

Бьюкс: Знаете, с тем же успехом концерн BMW, у которого тоже хватает денег, может вступить в конкуренцию с журналом «Шпигель». Вас такая перспектива пугает?

ШПИГЕЛЬ: В отличие от Google со товарищи, BMW о таких планах не заявлял. Но давайте вернемся к вам. Вы начинали карьеру в журналистике. Вы не будете испытывать сожалений, если следующим шагом расстанетесь с Time Inc., тем более что издательство дало имя концерну Time Warner четверть века назад?

Бьюкс: Time Inc. полон сил и здоровья. Издательство с каждым годом увеличивает свою долю на рынке рекламы, но быть частью в крупнейшем в мире теле- и киноконцерне для него не самый лучший удел. Журнальному бизнесу не на пользу постоянное сравнение с телевидением, которое растет намного быстрее, — это делает его менее привлекательным в глазах инвесторов, чем он есть.

ШПИГЕЛЬ: Это если говорить об акционерной стоимости. Но концерн, оборот которого приближается к $30 млрд, несет еще и особую ответственность перед обществом. Журналистика, какую мы видим в Time, выполняет важную демократическую функцию.

Бьюкс: В этом отношении ничего не изменится. Мы всегда помним о своей ответственности перед нашими акционерами, но при этом не забываем, что СМИ — это особая сфера, имеющая глубинные связи с обществом. Возможно, Time Inc. даже скупит большую часть американских журналов, соответствующие ресурсы у него найдутся. Нет никаких оснований сомневаться, что он будет здоровым и сильным концерном.

ШПИГЕЛЬ: Когда HBO еще относился к вашей компетенции, вы выступали за дорогостоящие собственные продукты. В результате появились такие хиты, как «Секс в большом городе» или эпический сериал о мафии «Клан Сопрано», вызвавший море положительных откликов. Тед Тернер, основатель компании Turner, долгое время остававшийся крупным акционером концерна, как рассказывают, критиковал тогда ваш курс, поскольку считал его затратным и рискованным.

Бьюкс: Вы же знаете, что Теда даже прозвали Говорливым Южанином. Если бы он сейчас был здесь, то, вероятно, со свойственным ему юмором сказал бы: разумеется, я это говорил. Ведь чего я только не говорил. Он нас очень поддерживал. Но вы должны понимать, с чего он начинал. Это он некогда основал каналы TBS и TNT и обеспечил им колоссальный успех благодаря повторам хитов крупных телекомпаний. Между прочим, здесь ничего не изменилось. Повтор — это просто другое название для хита. Так, сериал «Теория большого взрыва» — самый успешный продукт всех кабельных телеканалов в США. Несмотря на то, что когда-то и где-то его уже показывали, три четверти телезрителей видят его впервые.

ШПИГЕЛЬ: Зато ваш новостной телеканал CNN уже много лет сталкивается с проблемами ни где-нибудь, а именно на отечественном рынке.

Бьюкс: В последнее время рейтинг популярности CNN заметно вырос.

ШПИГЕЛЬ: Благодаря чрезмерному и нередко вызывавшему критику освещению поисков пропавшего малайзийского самолета.

Бьюкс: Да, признаюсь, я бы предпочел снова услышать об этом самолете, когда его найдут. Но у CNN и в прошлые годы был очень хороший рейтинг всякий раз, когда появлялись шокирующие новости — войны, катастрофы. Проблема в другом: что делать новостному телеканалу, когда таких событий не происходит? Между прочим, CNN — лидер онлайн-рынка, причем в этой связи впечатляет и число молодых пользователей.

ШПИГЕЛЬ: Вас не назовешь классическим медиамагнатом, в частности, потому, что, как говорят, вы скорее миритесь с гламурной стороной вашей работы, чем наслаждаетесь ею.

Бьюкс: Что ж, я делаю свою работу, и когда по случаю премьеры нужно пройтись по красной ковровой дорожке, я не отлыниваю. Но я действительно воспринимаю это скорее как работу, а не как развлечение.

ШПИГЕЛЬ: Господин Бьюкс, господин Цайлер, благодарим вас за эту беседу.

КОНТЕКСТ

28.11.2016

Песков прокомментировал танец своей супруги в костюме узницы Освенцима

Песков прокомментировал танец своей супруги в костюме узницы Освенцима

24.10.2016

Аналоговое телевидение будет отключено в России в 2018 году

Аналоговое телевидение будет отключено в России в 2018 году

11.10.2016

Спасение в Литве

Перебравшийся в Киев телеканал крымских татар ATR отправляется еще севернее

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ