16.05.2014 | Василий Колотилов

«Разве будет русский человек мандаринами торговать?»

Репортаж из подмосковного Пушкина, где 15 мая фанаты и местные жители устроили марш против мигрантов

Во время народного схода в Пушкине местные власти пообещали демонтировать рынок, где был убит фанат «Спартака» Фото: Василий Колотилов / Profile.ru

В подмосковном Пушкине вечером 15 мая прошел народный сход в память о погибшем несколько дней назад фанате «Спартака» Леониде Сафьянникове. Участники схода прошли маршем по центру города и разгромили «Газель» торговца мандаринами. Полицейские в происходящее почти не вмешивались, а местные власти объявили гибель фаната «беспределом» и пообещали участникам схода закрыть городской рынок. 

 — ***** ты романтичный! Я тебя тоже люблю, но цветы —это перебор.

Молодой человек в бейсболке со значком команды «Спартак» смеется над приятелем, в руке у которого букет красных гвоздик. Группы фанатов стоят у выхода из метро «Комсомольская» возле Ярославского вокзала. За ними наблюдают полицейские, которых здесь гораздо больше обычного. Через час в подмосковном Пушкине начнется сход в память о погибшем три дня назад  23-летнем фанате «Спартака» Леониде Сафьянникове.

Сафьянников 13 мая умер в больнице после драки с двумя выходцами из стран Средней Азии. По данным подмосковной полиции, драка произошла из-за дорожного конфликта — болельщик «Спартака» на BMW не пропустил машину, выезжавшую с местного рынка. Во время стычки Сафьянников упал на асфальт, ударился головой и потерял сознание. Его противники попытались инсценировать аварию — завели машину фаната и въехали на ней в столб. Сафьянникова они оставили на водительском сиденье.

По факту смерти Сафьянникова было возбуждено уголовное дело по трем статьям УК — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть (ч. 4 ст. 111 УК РФ), завладение автомобилем без цели хищения (ч. 1 ст. 166 УК РФ) и умышленное повреждение чужого имущества (ч. 1 ст. 167 УК РФ). Полицейские восстановили картину случившегося по камерам наблюдения и объявили в розыск 26-летнего уроженца Узбекистана Жахонгира Ахмедова. Ахмедов к тому времени уже улетел на родину, но был заочно арестован подмосковным судом. 15 мая стало известно, что узбекские власти задержали Ахмедова и готовы передать его России.

Толпа у рынка

Станция Пушкино, как и Ярославский вокзал, заполнена полицейскими. Прямо возле выхода из подземного перехода со стороны Лесной улицы уже собралась толпа местных жителей. Там находится въезд на рынок, где произошла драка. Начальник городского УВД полковник Алексей Головкин и еще двое полицейских пытаются успокоить толпу и объясняют им, что подозреваемый в убийстве задержан и будет наказан.

— Будет наказан? А где вы были, когда русского парня тут убивали? — спрашивает людей в форме пожилой мужчина с бородой.

— Дома были, — отвечает ему один из полицейских.

— Дома? А надо было службу нести! 

Местные жители говорят полиции о том, что рынок, возле которого погиб Сафьянников, давно пора закрыть. Там, жалуются они полицейским, приезжие продают курительные смеси и алкоголь после 11 вечера. Полицейские говорят в ответ, что городская администрация хочет ликвидировать рынок. Им не верят и обвиняют в бездействии. На жалобы полицейские отвечают: «Будем работать».

Рынок — это несколько торговых рядов с вывесками «Куры гриль», «Продукты», «Дом быта» и «Ремонт сотовых телефонов». Все палатки на рынке закрыты, никого из продавцов или хозяев не видно.

— Господи, посмотрите, как хорошо вокруг, никаких приезжих! Тут одни русские! Слава богу! — говорит вдруг с улыбкой женщина в толпе.

— А знаете, русские тоже виноваты в том, что у нас приезжие везде. В России четыре тысячи абортов каждый год! — оживляется мужчина рядом с ней, — Нельзя убивать своих детей!

— А чем их кормить-то?

Седая старушка задает вопрос, и мужчина останавливается на полуслове. 

— Ты лучше уходи отсюда, нечего свою пропаганду разводить, — добавляет она. Мужчина замолкает.

У ограды в нескольких метрах от подземного перехода на земле стоят несколько портретов Сафьянникова, рядом сложены букеты цветов и горят свечи. На прутьях повязаны красно-белые шарфы. Люди молча группами и по одному подходят к месту гибели и оставляют на асфальте цветы.

Марш фанатов

После долгих препирательств с толпой полицейские уходят, и в толпе появляется член общественной палаты Дмитрий Галочкин. Он долго что-то объясняет журналистам с телекамерой. Толпе это не нравится, сначала его просят говорить громче, а потом пытаются выгнать. За разговором Галочкина с местными наблюдают трое парней в поло и бейсболках.

— Ты слышишь, что он говорит?

— Нет. Да хрень какую-нибудь.

— Давай орать тогда.

— Давай, только ты ори что-нибудь нормальное.

— ***** хачей! 

Галочкину тем временем кричат «уходи». Вдруг высокий толстый мужчина в белой майке начинает махать руками, а когда все замолкают, предлагает «прогуляться» по Московскому проспекту. В ответ ему аплодируют. «Только без битья посуды», — добавляет он. 

С криками «Русские вперед!» фанаты в масках, а за ними местные жители спускаются в переход, выходят на вокзальную площадь и идут маршем по центральной улице города. Полиции не видно. В толпе несколько сот человек, впереди фанаты и местная молодежь, сзади — те, кто постарше. Кто-то зажигает файер. В ответ кричат «Один за всех и все за одного».

Спустя 15 минут толпа сворачивает с проспекта и подходит к большой стройке. Фанаты открывают ворота и начинают бить стекла в бытовках. Они ищут гастарбайтеров, но их на территории не оказывается. В это время участников марша догоняет группа полицейских с дубинками. Полицейские отзваниваются начальству, но задерживать никого не пытаются.

Фанаты, не найдя никого на стройке, идут дальше. Полицейские стягивают к маршу новые силы на «КАМАЗах», и его участники решают разделиться. Часть из них убегает во дворы и теряет направление. Фанаты останавливаются, окруженные одинаковыми пятиэтажками. Из окна одного из домов высовывается женщина.

— Ребята, вам что нужно?

— ***** Кавказ, *****! — кричат ей.

— Домой идите!

Сход у здания администрации

Остальные участники марша в это время идут к зданию районной администрации. Там к ним выходят глава района Андрей Кузьменков и руководитель Маргарита Смайловская. Оба повторяют то же, что уже говорили толпе полицейские, и обещают, что уже завтра рынок будет закрыт решением совета депутатов. Слушать их не хотят.

— Наше мнение такое же, как и ваше — это беспредел, — говорит Смайловская в мегафон, — но я прошу вас успокоиться и разойтись. Мы введем изменения миграционной политики и изменим правила торговли.

— Наказать!

Смайловская передает мегафон высокому мужчине в спортивном костюме. 

 — С вами говорит Саня ВДВ! Если они не хотят с этим разбираться и наказывать, то я предлагаю — давайте накажем сами!

— Да!

— Саша! Самим не надо никого наказывать, я тебе не для этого мегафон дала.

Смайловская забирает мегафон обратно и пытается объявить минуту молчания, но ее никто не слушает. Вместо этого собравшиеся требуют отставки мэра. «За это убийство ответят ваши дети!» — хором кричат чиновникам несколько подростков.

После неудачного разговора с властями фанаты и местные жители возвращаются обратно к месту убийства Сафьянникова и начинают громить рынок. Погром продолжается меньше минуты — на рынке появляются полицейские. Тогда несколько десятков человек решают пойти к гостинице «Альянс», в район, где живут приезжие, но там их встречает полицейский кордон со щитами и всем приходится вернуться. По дороге участники марша останавливают на трассе микроавтобус «Газель». У машины бьют лобовое стекло, водителя вытаскивают из кабины и избивают. Потом раскидывают по проезжей части груз из помидоров и мандаринов.

Когда толпа уходит, прохожие помогают водителю отогнать машину на обочину. Приезжает ДПС.  

— Я тут с 83 года живу, и отец мой жил, и дед! А они мне — чурка! — жалуется мужчина с разбитым лицом.

 — Да он все равно чурка, — говорит один свидетель избиения другому.

— Да точно. Разве будет русский человек мандаринами торговать?

Когда начинает темнеть, возле рынка снова появляется начальник УВД Алексей Головкин. Он заново говорит все, что уже было сказано раньше, но его так же не слушают. В конце концов Головкин в мегафон просит коллег позвать ОМОН. Полицейские медленно оттесняют участников схода к подземному переходу. Некоторые пытаются спорить с полицией, и их под руки отводят к автозакам. К половине двенадцатого ночи и местные, и приезжие фанаты расходятся.

Во время акции, как рассказали РИА «Новости» в пресс-службе подмосковной полиции, за распитие спиртных напитков и хулиганство было задержано 47 человек. Все они были отпущены. 

КОНТЕКСТ

10.11.2016

Россия – не место для труда и отдыха

Дешевый рубль и дорогие патенты выдавливают трудовых мигрантов из России

03.06.2016

Тренер «Спартака» Ананко покинул клуб

Тренер «Спартака» Ананко покинул клуб

31.05.2016

Аленичев сохранил пост главного тренера «Спартака»

Аленичев сохранил пост главного тренера «Спартака»

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ