28.04.2014 | «Профиль»

Хосе Луис Нието: «Россия дала мне самое ценное — дар, который у меня есть в профессии»

Испанский композитор и музыкант Хосе Луис Нието — о роли кино в музыке, российском музыкальном образовании и предпочтениях современного слушателя

Хосе Луис Нието — автор музыки к фильму Чарли Чаплина «Малыш» Фото: joseluisnieto.com

Испанский пианист и композитор Хосе Луис Нието представит в Москве проект Синема-концерт: музыку собственного сочинения к знаменитому фильму Чарли Чаплина «Малыш». В преддверии его выступлений мы поговорили с ним о том, почему он любит Россию, а русские — испанскую музыку.

—  Что вы будете играть в Москве? Как проект будет связан с кино? 

— Я представляю свою новую программу Синема-концерт – это мой авторский проект, где я буду играть собственное произведение. Во время концерта на экране будет идти фильм «Малыш» Чарли Чаплина, а я буду исполнять свою музыку. Думаю, моя программа концерта примечательна еще тем, что музыка напрямую соотносится с каждой сценой фильма. Надеюсь, московской публике понравится.

— Как родилась идея такого концерта? Почему вы решили объединить музыку и кино на сцене?

— Это не новинка, такой жанр возник давно, просто музыканты о нем позабыли на долгое время. Хотя сейчас интерес к нему возрождается, мероприятия такого формата набирают популярность. Что же касается меня, то мне захотелось поэкспериментировать со своей музыкой в другом контексте, а результат оказался намного интереснее, чем я сам ожидал.

— Что для вас лично значат эти виды искусства?

— Здесь смешивается изображение и звук, здесь больше действия, чем в обычном концерте и все это, безусловно, больше воздействует и на зрителя, и на меня самого. Больше эмоций. А вообще я очень люблю кино. В детстве я хотел стать режиссером. Но потом в моей жизни появилась музыка, и судьба сложилась по-другому. Я нисколько об этом никогда не жалел. Хотя я до сих пор мечтаю снять свой фильм, даже есть какие-то идеи, наброски в голове. Ну а пока этого не случилось, я решил объединить свою любовь к музыке и кино таким образом.

—  Вы ведь жили в России долгое время, хорошо знаете русский язык, часто исполняете музыку русских композиторов. Чем объясняется такая любовь к нашей стране?

— Русская исполнительская школа — самая великая школа в истории музыки, обучение в ней значительно расширяет профессиональные возможности музыкантов. Россия и, особенно, годы учебы в Московской консерватории дали мне самое ценное – дар, который у меня есть в профессии. Именно здесь, в Москве, я смог ощутить это в полной мере, осознать всю важность музыки в моей жизни, поверить в себя. Наверное, большую роль в этом сыграли превосходные учителя, которые у меня были.

— Вы часто приезжаете в Россию и собираете полные залы не только в Москве, но и в провинции, кто ходит на эти концерты, какая публика?

— В России я часто играю испанскую музыку. Скажем так, я посол испанской культуры (смеется). В основном внимание публики привлекает то, что испанец исполняет что-то свое, национальное. А это всегда интересно, на это все ходят. Правда прошлой зимой, в Мурманске, Архангельске, Екатеринбурге и Омске я играл в том числе и русских композиторов – Скрябина, Рахманинова, Чайковского, Глинку. Собралось много слушателей. Я также представил там и Cinema-concert впервые в России, и он тоже понравился публике. Приходят и знатоки, и любители, и студенты, молодежь, а также сами музыканты, бывают, наверное, и случайные посетители, но я сосредотачиваюсь на этом. Мое дело – хорошо сыграть и чтобы публике понравилось.

— В России любят говорить, что классическая музыка все больше уходит в прошлое, что она не нужна уже публике. Это действительно так?

— Нет, я  думаю, что это не так. В истории классическая музыка всегда была для ограниченного круга. Потому что, чтобы хорошо понять ее, надо иметь кое-какие знания. Чем больше у тебя этого знания, чем больше ты понимаешь то, что слышишь, тем большее удовольствие от музыки ты получаешь. То есть, чтобы слушатель действительно получил удовольствие, не только эмоциональное, но духовное в широком плане, он должен для этого работать интеллектуально, взаимодействие слушателя с музыкой — это интересный и весьма непростой духовный процесс. А не каждый человек готов к этому. Ведь здесь есть некоторое противоречие. В результате круг нашей публики, любителей классики весьма ограничен. Но всегда есть. Поэтому я считаю, что очень важно создать такие проекты, как Синема-концерт, которые  иным способом привлекают внимание сектора других слушателей, возможно, далеких от классики в привычном понимании.

— Что может привлечь в классике молодого человека?

— Как раз новые форматы, что-то необычное, нестандартное. Мой проект, например, тоже, в большей степени обращен к молодежи. Главное, понять, что им интересно, уловить их интеллектуальные потребности. В России, и особенно, в Москве у молодых людей гораздо больший интерес к классической музыке и культуре в целом, чем у европейской молодежи. Но все равно нужно быть современным и идти в ногу со временем и с технологиями, даже исполняешь классику. Сейчас много возможностей. Их использование, всякого рода экспериментирование интересно как артистам, так и публике и, прежде всего, молодой публике.

— У вас есть ролик на Youtube, где вы играете Шостаковича. Такое ощущение, что для вас это не просто музыка, вы будто переноситесь сами в прошлое, в блокадный город, в зиму, в голод. Это из-за какого-то особенного отношения к Шостаковичу или к истории блокады Ленинграда?

— Нет, этому нет какого-то исторического или рационального обоснования. Здесь, скорее, важен эмоциональный, а также сугубо профессиональный фактор. Шостакович для меня – отдельная тема. Его эстетика очень близка к моей личной манере интерпретации музыки. Этот композитор мне просто очень близок. Но, разумеется, играя его музыку, нельзя не задумываться, о чем она говорит.

— Вы приехали в Москву в то время, когда многие музыканты, артисты и публичные персоны из Европы и США отказываются приезжать в Россию из-за нашего вторжения на Украину. Как вы относитесь к случившемуся?

— Я не в курсе… А что произошло на Украине?! (смеется). На самом деле, я очень мало интересуюсь политикой. А Россию я люблю, чтобы там ни случилось.

— Вы были в разных российских городах, с какой музыкой они у вас ассоциируются? Москва, Екатеринбург, Калининград, Тверь например?

— Несмотря на то, что у меня очень широкий репертуар, почему-то в России меня чаще всего просят играть испанскую музыку. Поэтому, скорее всего, они ассоциируются у меня с испанской музыкой, как это ни странно. Например, с музыкой Де Фальи или Альбениса. Просто во время гастролей у музыканта, как правило, почти нет времени что-то увидеть, посмотреть город, погулять. Почти все время уходит на репетиции, или другие дела. Видишь что-то только из окна во время дороги. Хотя, мне бы хотелось посмотреть Россию получше. Возможно, когда-нибудь получится.

КОНТЕКСТ

30.11.2016

Адвокат: в московской полиции извинились перед Труновым и Маруани за задержание

Адвокат: в московской полиции извинились перед Труновым и Маруани за задержание

11.11.2016

Развоплощение надежды

Умер легендарный певец Леонард Коэн

03.11.2016

Тейлор Свифт стала самой высокооплачиваемой певицей в мире по версии Forbes

Тейлор Свифт стала самой высокооплачиваемой певицей в мире по версии Forbes

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ