28.07.2014 | УВЕ КЛУССМАНН

От монархии к анархии

Сто лет назад Российская империя вступила на путь саморазрушения

Уверенность в быстрой и легкой победе была в 1914 году всеобщим наваждением Фото: Ф-ка плакатов А.Ф.Постнова, 1914 г.

Когда начиналась Первая мировая, русские шли на фронт, наполненные патриотизмом. Однако за несколько лет войны империя Романовых растратила силы. Народное воодушевление сменилось разочарованием и недовольством. В результате Россия пережила революцию, подписала унизительный мир и рухнула в гражданскую войну.

Как немцы сожгли Кремль, а русские — разгромили посольство

В то время как летом 1914 года народы Европы неспешно брели к катастрофе, русский генерал от кавалерии Алексей Брусилов набирался сил на немецком курорте Бад-Киссинген. 60-летний генерал с супругой поправлял здоровье водой из минеральных источников Луитпольдбада. К концерту в парке по случаю многочисленных гостей из России администрация соорудила декорации в виде московского Кремля. Оркестр исполнил гимн «Боже, царя храни!».

Но вот во время фейерверка ракеты попали в бумажные декорации, и «Кремль» сгорел. Что это было: случайность? Немецкие зрители предавались веселью, русские молчали. Перед сгоревшей копией Кремля музыканты исполнили уже кайзеровский гимн «Heil dir im Siegerkranz» («Славься ты в венце победном!»). Генерал Брусилов воспринял это как «немецкую наглость» и, возмущенный, в середине июля уехал домой. Что ж, в результате он как раз поспел вернуться к началу войны.

В России национальные настроения тоже набирали обороты. 4 августа — три дня спустя после объявления немцами войны — тысячи возмущенных русских штурмовали здание посольства Германии напротив Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге. Они выставили на улицу мебель и архивы, на крыше водрузили российский флаг.

Десятки тысяч демонстрантов вышагивали по Санкт-Петербургу с иконами и портретами царя, скандируя: «Долой швабов!». В том же месяце город на Неве, в 1703 году основанный Пётром I по немецкому образцу, был переименован в Петроград. Лишь немногие сопротивлялись шовинистическому угару — как, например, писатель Леонид Андреев, который 28 августа записал в дневнике: немцы — «такие же люди, как мы и, вероятно, боятся нас, как и мы их — не меньше и не больше».

На демонстрациях под лозунгами «За веру, царя и отечество!» в Москве на улицах и на Красной площади собирались десятки тысяч человек. Председатель Госдумы Михаил Родзянко сказал французскому посланнику Морису Палеологу, что «война положила конец всем нашим внутренним разногласиям». Дескать, «самодержавие» явилось основой общественного согласия. И везде царит патриотическое ликование, как во время войны против Наполеона.

РИА Новости / Репродукция 1963 года Н.Пашина
Манифестация дворянства и купечества у зимнего дворца в Петрограде, в день объявления манифеста о войне с ГерманиейРИА Новости / Репродукция 1963 года Н.Пашина

Но на этот раз французы были союзниками. Французский премьер-министр Реймонд Пуанкаре уломал российское руководство во время своего визита 20-23 июля поддержать Сербию против Австро-Венгрии.

Превратить империалистическую войну в гражданскую!  

Националистическим пафосом царский режим камуфлировал свою зависимость от французского финансового капитала. «Грозящая нам война, — телеграфировал 31 июля министр внешней торговли Сергей Сазонов российскому посольству в Париж,— поставит российские банки из-за дефицита валюты в «очень сложное положение». «Необходимо, чтобы наши главные кредиторы — французские банки — насколько это возможно, отсрочили выплаты».

Депутат Госдумы Петр Дурново еще в феврале в своем послании безуспешно агитировал за «дружеские и добрососедские отношения» с Германией. Заключенный в 1907 году союз между Россией, Британией и Францией он называл «искусственной комбинацией». Россия, предупреждал бывший министр внутренних дел, не располагает достаточными военными резервами и «ограничена в финансах». Война неизбежно ввергнет страну в анархию — тем более что благодатная почва для социальных потрясений имеется.

В этом был убежден и другой 44-летний россиянин, бежавший за границу от царской охранки. Владимир Ульянов, он же Ленин, вождь большевиков-марксистов, связывал с войной большие надежды — на скорый крах царской империи. Когда началась война, он жил в Закопанье, входившем в Австро-Венгрию. Правительство играло в политическую «рулетку по-русски», зато у хладнокровного и расчетливого Ленина имелся своего рода компас на случай катастрофы.

Он называл начавшуюся войну «буржуазной, империалистической, династической». «С точки зрения рабочего класса и трудящихся масс всех народов России поражение царской монархии и ее войск стало бы наименьшим злом, - писал он в одной из статей в начале сентября 1914 года. Отсюда задача: заниматься «революционной пропагандой». Ленин хотел превратить обычную войну в гражданскую. Из-за такой позиции в начале войны большевики оказались в полной изоляции.

Поражения на фронте, проблемы в тылу

Поначалу весточки с фронта окрыляли защитников империи. 17 августа российские войска перешли границу Германии и продвинулись далеко вглубь Восточной Пруссии.
Солдаты «ведут себя в целом хорошо», лишь только в Инстербурге, ныне российском городе Черняховск, имели место некоторые отдельные злоупотребления», — пишет военный корреспондент при штабе главнокомандующего сухопутных войск Германии Пауль Линденберг. «Восточнопрусские подростки, — недовольствует он, — чуть ли не братаются с военными гостями из России».

Однако уже в конце августа немецкие войска под предводительством Пауля фон Гинденбурга и Эриха Людендорфа разгромили наступавших русских в битве при Танненберге, недалеко от сегодня польского Ольштайна. Остатки русских войск покинули Восточную Пруссию после зимней битвы в Мазурах в феврале 1915 года. К концу 1914 года царская армия потеряла 1,2 миллиона человек убитыми, ранеными, взятыми в плен.

Фото: РИА Новости / Из архива кинофотодокументов СССР
Солдаты царской армии отправляются на фронт, 1914 год Фото: РИА Новости / Из архива кинофотодокументов СССР

Все больше осложнялась ситуация со снабжением продовольствием. В Москве, где в Большом театре публику вдохновляли патриотической оперой «Жизнь за царя», дефицитом стало сливочное масло.

1915 год принес России «самые тяжелые поражения за всю войну», считает историк Хорст Гюнтер Линке. Немцы и австрийцы вместе перешли в наступление на восточном фронте. В июне австрийцы вновь заняли Лемберг (Львов) на западе Украины, 5 августа немцы вошли в Варшаву. Взятие столицы Польши, которая на тот момент не была самостоятельным государством, произвело на русских «чудовищное впечатление», — писал русский полковник Андрей Снесарёв.

Одну из причин сокрушительных поражений приводил позже в своих воспоминаниях генерал Брусилов: «Война застала нас врасплох». Россия, по словам генерала, «была в техническом отношении недостаточно подготовлена». Прежде всего это касалось железных дорог. Их протяженность на европейской территории Российской Империи составляла лишь 10% от железнодорожной сети Германии. Следствием стали нараставшие проблемы со снабжением войск на фронте и в тылу. К этому добавлялась слабость монарха как главнокомандующего.

Страна устает от войны

Николай II взял управление войсками на себя и 5 сентября прибыл в ставку главнокомандующего в Могилёв (ныне территория Белорусии), сняв с должности главнокомандующего — великого князя Николая Николаевича, пользовавшегося в армии большим уважением. Это шокировало командный состав. Ведь «царя в военном деле можно считать младенцем» — писал Брусилов, принявший в марте 1916 года командование Юго-Западным фронтом.

Генерал видел, что монарх «не способен общаться с военными — он просто не знал, что им говорить». «Связь же царя с фронтом состояла лишь в том, что ежедневно по вечерам он получал сводку сведений о происшествиях на фронте» — вспоминал Брусилов.

Тем временем положение было отчаянным. В августе 1915 года у трети российских солдат не было винтовок, у половины — амуниции. Очень велики были потери среди офицеров и унтер-офицеров. Молодые и неопытные офицеры командовали войсками, состоявшими на 80% из молодых крестьян, часто неграмотных.

Командование русской армии проявило свою полную беспомощность. Это признавал и военный министр Владимир Сухомлинов, отправленный в отставку в июне 1915 года из-за подозрений в коррупции и некоторое время даже отсидевший в тюрьме. В своих воспоминаниях он изображает себя «рабом своего министерского поста», парализованного бесполезными совещаниями бюрократического аппарата.

Фото: РИА Новости
Николай II с генералами Михаилом Алексеевым (справа) и Михаилом Пустовойтенко (слева)Фото: РИА Новости

Неудивительно, что с лета 1915 года усилилась всеобщая усталость от войны. Либеральные газеты требуют коренных реформ. «Это во время войны-то?» - возмущается в одном из писем Снесарёв, которого к этому времени произвели в генерал-майоры. Этот офицер, получивший хорошее образование, в 1910 году в одной из своих статей осуждал пакт с Францией и Британией, который толкал Россию к конфликту с Германией: «Мы не вправе идти на риск войны». Теперь ни он, ни другие офицеры не видели выхода - ведь немцы и австрийцы оккупировали к концу 1915 года почти четверть европейской части России. Подобно беспомощным врачам, несогласные с политикой правительства офицеры и генералы, либеральные политики и умеренные социалисты стояли у смертного одра царизма.

Другое дело Ленин: в начале сентября 1914 года он перебирается в швейцарский Берн и делает ставку на насильственную смерть пациента. В сентябре 1915 года он пишет: «Жизнь нас учит. Жизнь прокладывает путь через поражение России в войне к революции в России».

Последние успехи русского оружия

Но час революции еще не пробил. Еще сильны вековые патриотические традиции русского народа, который всегда до последнего защищал свою родину. Даже в генштабе германских сухопутных войск признавали их «достойную восхищения стойкость» и «упорное сопротивление».

Боевой дух русских проявился в 1916 году в прорыве фронта на большом участке — «брусиловском прорыве». С момента конференции союзников в декабре 1915 года на Россию постоянно оказывалось давление, чтобы та вновь перешла в наступление. В апреле 1916 года немцы начали осаду крепости Верден, и французы вновь стали просить русских об отвлекающем наступлении, которое могло бы облегчить их положение. Сначала царские войска предприняли наступление шириной 300 км в центре и на юге фронта. После артобстрела по всему фронту подтянулись пехотные части. Таким образом русские внедрились на глубину от 80 до 120 километров и заняли обширные области на западе Украины. До конца августа русские захватили почти 450 000 пленных. Но и царская армия в свою очередь понесла серьезные потери - при наступлении погибли, были ранены или попали в плен почти 85 000 солдат и офицеров.

В 1916 году русские неожиданно достигли успехов южнее Кавказа в сражениях с союзником немцев и австрийцев — Османской империей. В феврале российские войска кавказского фронта заняли турецкий черноморский порт Эрзерум, а в апреле — Трабзон.

Однако военные успехи 1916 года стали лишь кратковременным всплеском перед неотвратимым концом: у царской России не осталось внутренних сил для ведения долгой успешной войны. Транспортные проблемы и дефицит амуниции остановили «брусиловский прорыв». Попытка переломить ситуацию провалилась. Снесарёв еще в июне 1916 года в письме делился надеждой, что «к осени наши враги будут разгромлены». Зато французский посол Палеолог, всегда хорошо информированный, уже в июле считал, что русские ведут войну за выживание.

Т-во типо-лит. И.М.Машистова,1914 г.
Российский плакат времен Первой мировой войныТ-во типо-лит. И.М.Машистова,1914 г.

Стратегу Ленину в его швейцарcкой ссылке все это было только на руку. Он вовсю готовился в библиотеках Цюриха к наступлению своей партии.

Системный кризис и падение монархии

Опираясь на труды известных экономистов, он писал с января по июнь 1916 года работу «Империализм как высшая стадия капитализма». В ней он назвал империализм — «господством финансового капитала и монополярной финансовой олигархией». Эта система создает «привилегированные категории также и среди рабочих». Тем самым «идеология империализма проникает и в рабочий класс», что видно на примере социал-демократов. Вывод Ленина: империализм может уничтожить лишь революционная сила, которая должна четко отмежеваться от всех политических партий, том числе и от тех социалистов, которые выступали за защиту отечества. Ленин называл их «социал-шовинистами». Вождь большевиков знал, что может рассчитывать на слабые стороны своих противников. На политические шатания и непоследовательность дворянских и буржуазных критиков царского режима, которые хотели всего лишь ограничить самодержавие.

Предвестником системного кризиса стали проблемы со снабжением, которые в 1916 году катастрофически обострились. Так, весной москвичам пришлось отказаться от пасхальных куличей, поскольку в городе не было яиц. Перед хлебными и мясными лавками стояли длинные очереди. Хорошо жилось лишь тонкой прослойке спекулянтов, наживавшихся на дефиците. Государство не могло с ними бороться, наказания за спекулятивную торговлю были смешными. Мошенники часто действовали в связке с госслужащими.

«Народ стонет в когтях хищников» — сообщалось в апреле 1916 года в одном из донесений тайной полиции в Москве с пометкой «совершенно секретно». Шесть месяцев спустя в одном из тайных донесений полиции в Петрограде делается вывод «о неспособности российских властей ни наладить тыловое обеспечение, ни вести войну». Стране грозит, — сообщает агент, — в самое ближайшее время разрушительный хаос, катастрофа и разгул анархии».

О глубине разверзавшейся бездны говорит наблюдение француза Палеолога в середине января 1917 года. Во время приема дипломатического корпуса Николаем II он замечает: «Во всей этой разодетой в золото свите едва ли найдется хоть одно лицо, на котором бы не угадывался страх». То, насколько оправданным был страх правящего класса перед своим народом, стало понятно уже вскоре. В Петрограде вспыхивали беспорядки и забастовки. Посланные на их усмирение солдаты переходили на сторону демонстрантов. Под давлением председателя Госдумы Родзянко и нескольких генералов, в том числе Брусилова, царю не оставалось ничего другого, как 15 марта отречься от престола. Монархия, еще недавно казавшаяся непоколебимой, пала.

Разнузданная Россия

Созданное в тот же день Временное правительство, в которое в мае вошли и умеренные социалисты, взяло власть в свои руки. Оно получило тяжелое наследство, так как армия находилась в безнадежном положении. Зимой 1916-1917 гг. русские войска получали все меньше продовольствия, не хватало даже сапог. Солдаты дезертировали десятками тысяч. Желание народа установить мир новое правительство не могло выполнить. Как и царский режим, оно сидело на игле британских и французских военных кредитов. Государственный долг России вырос с 1914 по сентябрь 1917 годы в пересчете на сегодняшний курс с 5 до 16,6 миллиардов долларов. Британцы и французы давили на русских, чтобы те продолжали войну против немцев. А только что пришедшие к власти либеральные правители и их сторонники в генеральном штабе вообразили, что новые демократические свободы поднимут боевой дух в войсках.

Фото: РИА Новости
Глава Временного правительства Александр Керенский (слева) с генералами Фото: РИА Новости

Солдаты теперь могли вступать в политические организации и открыто выражать свое мнение. Министр обороны и главнокомандующий ВМФ Александр Керенский хвастал в мае 1917 года, за два месяца до того, как стал премьер-министром, что «русская армия - самая свободная армия в мире».

Но как она пользовалась этой свободой, описывает в своих письмах, начиная с марта 1917 года, Снесарёв, на протяжении нескольких лет командовавший штабом дивизии. Солдаты избивали офицеров, не выполняли приказы. Один так и объяснил свое понимание свободы: «Срать, где захочу!» «Еще одна крупная неудача на фронте — и из свободной России моментально получится разнузданная Россия», — пишет Снесарёв в конце марта 1917 года.

И неудача не заставила себя долго ждать. Хотя генерал Брусилов уже в мае оценивал состояние русской армии как «полностью утратившей контроль», военный министр Керенский отдал приказ начать 1 июля наступление. Военная авантюра юриста, пискливым голоском произносившего истерические речи, потерпела фиаско уже спустя несколько дней. Поражение на фронте ускорило разложение армии. Офицеры генштаба возложили вину за неудачное наступление на большевиков и их подрывную работу. Тем самым они пробудили у потерявших последние иллюзии солдат настоящий интерес к этой радикальной партии.

Большевики берут власть

В апреле 1917 года Ленин возвратился в Россию по железной дороге с помощью немецкого правительства — через Сассниц на Рюгене, Швецию и Финляндию. Он принялся неустанно пропагандировать проведение земельной реформы и немедленное  заключение мира. Того, что его партия хотела неограниченной власти и уничтожения любой оппозиции, он не говорил. Но его тезис о том, что война «выгодна лишь кучке миллионеров, обогащающейся на ней», с каждым днем находил все больше союзников. Таким образом Ленин обеспечил постоянное пополнение армии своих сторонников — прежде всего в рабочих советах и солдатских комитетах, которые повсюду в стране стали ростками новых органов власти. Все это усиливало его партию. Тактически он мог теперь сотрудничать с немцами, не попадая в стратегическую зависимость от них. Большевики позволили германскому правительству пополнить революционную кассу примерно 82 миллионами марок золотом, которыми немцы хотели парализовать своего восточного противника.

Пока Временное правительство пыталось продолжить войну, Ленин стал кумиром для измученных войной солдат. Ведь он был единственным российским политиком, который выступал за немедленное заключение мира. А также единственным, кто поддерживал массовые братания солдат на фронте.

«Социально рахитичная российская элита», по словам историка Андрея Фурсова, сошла с исторической сцены анархичным летом 1917 года. Её попытки в союзе с Францией и Британией превратить Россию в часть Запада были погребены под руинами. И когда правительство не задержало участников неудавшегося военного переворота в сентябре 1917 г., дни его были сочтены.

И.М.Тоилдзе. «Призыв вождя». Фрагмент картины
И.М.Тоилдзе. «Призыв вождя». Фрагмент картины

Поздней осенью большевики пожали плоды своего политического урожая. В то время, как в Петрограде заседал Съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, большевистские дружины арестовали в Зимнем дворце членов Временного правительства. Переворот, который по старому календарю произошел 25 октября, вскоре стал называться «Октябрьской революцией». Большевики образовали новое правительство - Совет народных комиссаров во главе с Лениным.

Свергнутый Керенский бежал за границу. Ленин и большевики победили, — писал он  в своих воспоминаниях, вышедших в 1965 году, — потому что «пользовались простым языком и апеллировали к глубоко укорененному инстинкту самосохранения».

Брестский гамбит

Спустя буквально несколько часов после захвата власти Ленин выполнил свое самое эффектное обещание, отвечавшее чаяниям народа, подписав «Декрет о мире».   «Рабоче-крестьянское правительство» предлагало «всем участвующим в войне народам и их правительствам начать немедленные переговоры о справедливом демократическом мире», причем «без аннексий и контрибуций».

Это желание оказалось очень далеко от действительности. Сепаратный договор о мире с Центральными державами, которые советское правительство заключило 3 марта 1918 года в сегодняшнем Бресте в Белоруссии, был для России очень невыгодным и тяжелым. Крупнейшая по территории страна мира потеряла более четверти своей европейской территории и такую же часть своей железнодорожной сети. Она была вынуждена распрощаться с Эстонией, Латвией, Литвой, Финляндией и Украиной. Почему Ленин пошел на эти «невероятно тяжелые условия мира» он сам  объяснил в конце февраля 1918 года в большевистской «Правде»: «Заключение мира во что бы то ни стало было необходимым потому, что у нас нет армии, мы не можем обороняться».

К марту 1918 года из российской армии дезертировало примерно 3 миллиона солдат, еще 1,7 миллиона человек с начала войны пали на фронте. Положение изменилось лишь с окончанием в ноябре 1918 года Первой мировой войны. Немцы были вынуждены оставить оккупированные российские и украинские территории. В результате, в конце 1918 года, на востоке Европы посыпались как карточные домики марионеточные режимы, созданные немцами в Польше, балтийских странах и на Украине. В 1919-1920 гг. Украина оказалась под властью большевиков. Объединяя центральную часть России с национальными окраинами, которые входили в царскую империю, Ленин сделал своих бывших врагов союзниками.

Снесарёв, который еще в июле 1917 года грозился «повесить» Ленина, поступил —  как и генерал Брусилов — на службу в Красную Армии, созданную в 1918 году. Так же поступили и тысячи других офицеров царской армии. Вовсе не симпатии к большевикам двигали этими российскими офицерами, а желание отстоять свою страну. А также надежда на то, что новая власть не будет настолько решительно уничтожать имперские традиции, как поначалу прокламировала.

Шаг за шагом советский режим осваивал наследие российской империи. И ценой насилия превратил страну, проигравшую в Первой мировой войне, в мировую сверхдержаву.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

28.07.2014

Великая трагедия «белого человечества»

Как жажда простых решений привела к миллионам смертей, крушению режимов и упадку Европы

КОНТЕКСТ

21.01.2016

Путин обвинил Ленина в развале СССР

Путин обвинил Ленина в развале СССР

09.10.2014

Продать Ленина Китаю

Правительство РФ собирается превратить Ульяновск в Мекку для туристов из Юго-Восточной Азии и выделяет 33 млрд рублей на «советский заповедник»

28.07.2014

Великая трагедия «белого человечества»

Как жажда простых решений привела к миллионам смертей, крушению режимов и упадку Европы

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ