logo
06.10.2018 |

Был бы человек, статья найдется

Пересмотр скандальной 282-й статьи УК лишь обнажил недостатки судебной системы

Фото: Андрей Луковский⁄Коммерсантъ⁄Vostock Photo

Президент Владимир Путин предложил смягчить статью 282 Уголовного кодекса, по которой суды давали реальные сроки за лайки и репосты в соцсетях. Новая редакция снизит шансы лишиться свободы по чистой случайности. Но за повторные нарушения сажать пользователей станет легче, полагают эксперты. По их мнению, пересмотр статьи 282 указывает на неспособность российских судов самостоятельно оценить преступность и опасность деяний по этой неоднозначной статье.

Поправки против маразма

Президентский законопроект частично декриминализует статью 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». После принятия документа уголовная ответственность за возбуждающие ненависть посты, репосты и лайки будет наступать только в случае повторного деяния, если оно совершено в течение года. На первый раз нарушитель сможет отделаться штрафом в размере от 10 до 20 тыс. рублей, обязательными работами до 100 часов или административным арестом до 15 суток.

Исключение составят только так называемые квалифицированные составы – деяния, совершенные с применением или угрозой насилия, использованием служебного положения или организованной группой. За них будут уголовно наказывать в прежнем порядке.

Как объяснил официальный представитель Кремля Дмитрий Песков, проект главы государства исправляет «проявления маразма». И это довольно точная характеристика многих дел, открытых за последние несколько лет по «экстремистской» 282‑й статье. Рядовых пользователей одинаково легко привлекали к уголовной ответственности за картинки из «Игры престолов», ироничные посты о российской действительности, критику региональных властей и выпады в адрес других государств. Нередко следователи приглашали на беседу из-за постов и репостов полугодовой давности. В большинстве случаев информация даже не размещалась в группах и сообществах, нужно было как следует покопаться, чтобы найти ее на личных страницах и в фотоальбомах.

«Вовсе не исповедуя настроения вражды и ненависти, люди делали репосты с целью поделиться информацией, высказать свое возмущение. А наши правоохранители, пытаясь отчитаться за «экстремистскую деятельность», практически еженедельно штамповали эти дела», – говорит директор Московского бюро по правам человека и член СПЧ Александр Брод.

Всех отпустить

Правозащитники отмечают резкий всплеск подобных дел в последние годы. Статистика Верховного суда это подтверждает: в 2014 году по 282‑й статье осудили 267 человек, в 2016 году – 395 человек. За прошлый год официальных цифр не называлось, по данным правозащитников, в 2017 году осудили более 460 граждан.

Фигуранты дел о высказываниях в интернете, репостах и лайках попадают в открытый перечень экстремистов, который публикует Росфинмониторинг, вместе с преступниками совсем другого калибра. Сейчас в нем числится более 8,6 тыс. человек. Пользователи, разместившие смешные мемы на своих страницах, соседствуют в списке с чеченскими террористами. Всем попадающим в перечень блокируют банковские счета и доступ к платежным системам. Обвиняемые и осужденные фактически лишены возможности устроиться на работу: зарплату просто некуда перечислять.

Президентская редакция 282-й статьи повлечет освобождение уже осужденных и тех, чьи уголовные дела сейчас расследуются, объясняет партнер, адвокат FMG Group Игорь Головко. «Все уголовные дела будут прекращены, так как ранее их фигуранты не привлекались к административной ответственности. В этом смысле законопроект похож на амнистию», – отмечает эксперт.

Новых фигурантов тоже станет меньше, надеется Александр Брод. Правозащитник ожидает, что поправки станут преградой для «сфабрикованных однотипных дел».

Смягчили, но не очень

Статья 282 появилась в Уголовном кодексе в 2002 году вместе с законом «О противодействии экстремизму». Поначалу ее называли «статьей против русских»: большинство фигурантов оказывались на скамье подсудимых за разжигание национальной или расовой розни.

Действия в Сети интернет попали в УК только спустя 11 лет. Тогда МВД заявило, что у правоохранителей недостаточно инструментов для противодействия экстремизму, и предложило устранить пробел. В Госдуме согласились принять соответствующий законопроект в первом чтении, но ко второму предложили его доработать, исключив «возможность широкого толкования» закона. Но сделать это так и не удалось.

В результате Верховному суду неоднократно приходилось указывать на необоснованное привлечение к уголовной ответственности по 282-й статье. В одном из постановлений пленума ВС говорится, что для возбуждения уголовного дела необходимо доказать преступный умысел и общественную опасность: одного только факта публикации поста или репоста недостаточно. Но мнение Верховного суда носит рекомендательный характер, а попытки смягчить статью на законодательном уровне отвергались одна за другой. Совсем недавно был отклонен проект депутатов Алексея Журавлева и Сергея Шаргунова. Правительство «завернуло» документ незадолго до того, как тема «посадок» за посты и репосты возникла на июньской «прямой линии» президента.

Во время общения с гражданами глава государства согласился, что ситуацию не надо доводить до маразма. И дело задвигалось. ОНФ готовил тематический доклад о злоупотреблениях, Минкомсвязи и даже МВД заговорили о необходимости смягчения. Президентский СПЧ разработал собственную версию поправок.

В конечном итоге глава государства внес законопроект от своего имени, и документ оказался несколько жестче, чем ранее предложенные варианты. В отличие от версии депутатов и СПЧ, речь не идет о полной декриминализации постов и репостов. Повторное нарушение приведет к уголовной ответственности, и юристы опасаются, что происходить это будет почти автоматически. «Повторность деяния может исключить самостоятельную оценку его общественной опасности», – говорит адвокат Игорь Головко. То есть разъяснения Верховного суда о том, что в делах об экстремизме нужно устанавливать реальную опасность, контекст и умысел, станут неактуальны. «К тому же правоохранительная система вместо посадок за репосты может начать массово привлекать пользователей к административной ответственности», – добавляет адвокат.

На усмотрение суда

При всех недостатках документа юристы, правозащитники и политологи оценивают его в целом положительно. «Это наиболее удачное политическое и компромиссное решение правового вопроса, которое должно устроить и противников, и защитников статьи 282 УК РФ в ее действующем виде», – полагает управляющий партнер адвокатского бюро ЕМПП Сергей Егоров. Он с сожалением отмечает, что появление законопроекта косвенно указывает на отсутствие в России независимого суда, который объективно, а не формально оценит преступность и общественную опасность деяний. Призывы ВС исходить именно из этих факторов остались неуслышанными, напоминает адвокат.

Тем временем 282‑я – не единственная статья в Уголовном кодексе, которая допускает слишком широкое толкование, оставляя решение на усмотрение суда. По мнению правозащитников, необходимо как можно скорее конкретизировать понятия «экстремизм» и «действия, возбуждающие ненависть или вражду». В отличие от убийства или грабежа, идентифицировать такие деяния не так уж просто.

«Статья за оскорбление чувств верующих (ст. 148 УК) – тоже надуманная и очень абстрактная. Она позволяет штамповать дела на ровном месте и также нуждается в корректировке», – говорит член СПЧ Александр Брод.

Однако, по его словам, изменить статью 282 удалось только потому, что «все удачно совпало»: вопрос президенту на «прямой линии», громкие скандальные дела, инициативы правозащитников. Далеко не факт, что можно рассчитывать на такие же совпадения по другим статьям.

«Никакого принципиального поворота этот шаг не означает, – комментирует инициативу о смягчении 282‑й статьи политолог Аббас Галлямов. – Это не более чем тактическая уступка, связанная с меняющимся общественным запросом». По мнению эксперта, сегодня россияне все меньше верят в «сильную руку» и предъявляют все больший спрос на политиков, способных слышать людей. А в этой ситуации сажать людей за репосты – совсем уж ненужный раздражитель.

КОНТЕКСТ

16.04.2018

«Физик» за «юрика» не ответчик

Новая антикоррупционная инициатива государства может обернуться для компаний миллионными потерями

31.01.2018

Восемь месяцев заTor

Математика Дмитрия Богатова отпустили под подписку о невыезде

24.01.2018

Новый жупел кинопроката

Режиссер «Смерти Сталина» Армандо Януччи уверен, что его фильм все равно покажут в России

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас