logo
09.08.2018 |

Хроника исторического брожения

Бурная судьба пенного напитка со времен Древней Руси и до наших дней

Еще в начале 20-го века в России умели не только варить хорошее пиво, но и со вкусом рекламировать его Фото: Fine Arts Images⁄Vostock Photo

Человечество знакомо с пивом уже восемь тысяч лет. Одно из самых ранних письменных упоминаний об этом напитке встречается в «Анабасисе» Ксенофонта (V век до н. э.). Хлебный бродильный напиток, напоминающий пиво, варили в доисторические времена на земле скифов (VII век до н. э. – III век н. э.), которая в дальнейшем стала территорией Древней Руси. Историк Геродот (480–425 гг. до н. э.), описывая жизнь и быт скифов, населявших Северное Причерноморье, отметил, что скифы пили напиток, в котором плавали зерна ячменя. А название «пиво» происходит от слова «пить» и является общим для всех славянских языков.

Предки знали в пиве толк

Не исключено, что именно на территории Восточной Европы славяне впервые стали употреблять хмель при пивоварении, первоначально – дикий. Он придает пиву приятный легкий вкус и аромат, а также способствует сохранности (стойкости) пива. В Германии хмель стали добавлять примерно в XII веке, в Нидерландах – в начале XIV века, в Англии – в начале ХV века. В Древней же Руси хмель упоминается впервые в 985 году в летописном известии о договоре князя Владимира с булгарами. Строка «Тогда не будет между нами мира, когда камень станет плавать, а хмель на воде тонуть» говорит о том, что свойства хмеля уже были хорошо известны.

Солод также был знаком нашим предкам. В первом своде древнерусского права «Русская Правда», созданном при Ярославе Мудром (1019–1054), предписывалось «брати 7 ведер солода на неделю». В свою очередь, киевский князь Владимир повелевал для дряхлых, больных и нищих «…вкладеше хлебы, мяса, рыбы, овощ различный, мед и пиво в бочонках, в других квас возите по народу».

Поэт А. С. Пушкин так отразил народную любовь к пиву в поэме «Руслан и Людмила»:

С гостями в гриднице высокой
Владимир-солнце пировал.
Неспешно двигались кругом
Ковши, серебряные чаши
С кипящим пивом и вином.
Они отраду в сердце лили,
Шипела пена по краям.
Их важно чашники носили
И низко кланялись гостям.

Пиво было широко распространенным напитком, которое пили и простые земледельцы, и князья с дружинниками. Оно было ритуальным напитком, употреблявшимся на совместных пирах, являясь формой общения князя с дружиной. Широко известен летописный ответ князя Владимира в 986 году на предложение миссионеров от ислама принять мусульманство: «На Руси есть веселие пити, не можем без того быти». Так и было принято христианство.

Сакральный напиток

Сельские и городские общины издавна варили пиво для братчин, совместных общинных трапез. Они устраивались в дни больших церковных праздников – на Пасху, Рождество, Троицу, Дмитровскую субботу (в честь великомученика Дмитрия Солунского, 26‑го октября, это и день поминовения погибших в Куликовской битве 1380 г.), Масленицу, Петров день (в честь апостолов Петра и Павла, 29 июня по ст. ст.), на Никольщину – в день памяти Николая Чудотворца (Никола Зимний, 6 декабря по ст. ст. или 19 декабря ныне). Пиво, сваренное к этим датам, называлось «канун». До наших дней дошла пословица «Красна Никольщина пивом да пирогами». С древних времен считался Николай Чудотворец в зимней его ипостаси покровителем российских пивоваров.

Не только в древности, но и в Средневековье пиво варили в основном женщины. Они же и угощали всю праздничную толпу поселян. Каждая девушка, выходя замуж, должна была сварить пиво и угостить им своих будущих родственников. При этом была примета – «никогда не стучать о борт котла, где варится пиво, мешалкой, а то напиток получится «ссорливым», т.е отведавшие его будут ссориться. Если же свадебное пиво удачно сварено, то новобрачные будут жить в полном согласии».

Обычно пиво варилось в корчаге – громадном глиняном горшке. В него засыпался солод, который заливался водой. Корчагу залепляли тестом и 18 часов томили в печи. Затем горшок вытаскивали, снимали тесто. И это были первые русские конфеты – солод давал сладость. Сусло быстро спускали в длинное – до 4,5 метра – корыто. Считалось, что, чем быстрее оно остудится, тем лучше получится пиво. Точно так же поступают и современные пивовары. Сусло переливали в бочки и добавляли отдельно сваренный хмель. Кроме того, наши предки добавляли туда опарные дрожжи, чтобы ускорить процесс брожения.

По монашеским рецептам

В «Домострое» – своде правил, отразившем реалии русского быта XV–XVI вв., был дан совет: «А коли один человек живет, держит для гостя пивцо в запасе; в марте сварив переварки ячневой, да подсытив ее. Медку же сготовить к празднику и впрок сохранять во льду, засечь в нем медок и мартовское пивко». В давние времена существовала традиция пить пиво «по-молодецки». Брался примерно десятилитровый бочонок, из которого выбивалась крышка, и человек должен был осушить его единым махом.

Как и на католическом Западе, центрами пивоварения на Руси были монастыри. Известно, что уже иноки Киево‑Печерского монастыря, подобно киевским князьям, употребляли мед и пиво на подаяние неимущим людям. Варка производилась и в мужских, и в женских монастырях. Видимо, употребление пива было естественным процессом, ибо один из летописцев особо отмечал аскетизм княгини Василисы, которая в 1365 году «в монастыре живяше пива и меда не пьяше». Больным монахам разрешалось употреблять пиво как лечебный напиток даже во время поста.

Среди обязанностей монастырских крестьян митрополит Киприан (1389–1406) называет следующее: «…а пешеходам из сел к празднику рожь молоти и хлебы печи, солод молоть, пива варь». И в последующие столетия за монастырями сохранилось право пиво‑ и медоварения.

Но торговать пивом и другими хмельными напитками монастырям запрещалось. Хотя, по свидетельству «Вестника пивоварения и пивоторговли» за 1910 год, в нескольких монастырских кабачках Эстляндской (Эстония) и Лифляндской (Латвия) губерний, основанных еще в ХVII веке, продолжалась торговля пивом. В одном из произведений Владислава Сырокомли (подлинная фамилия Кондратович, 1823–1862 гг., польский и белорусский поэт и краевед) упоминается монастырь бернардинцев, основанный в 1617 году, и жизнь монахов в нем: «Восславляя Бога, почитая гвардиона, выпивая пиво, закусывая мясом или Трокайской селявой, прожили здесь двести лет и несколько десятков годков, не оставив о себе никаких сведений и записей».

Таверна Петра Великого

Петр I с молодых лет был большим поклонником пива. В 1696 году он отправляется в Воронеж для создания военно-морского флота. Наставник Петра в области бытовой культуры женевец Франц Лефорт пишет ему письмо из Москвы: «Чаю я, что у Вашей милости пива доброго нет на Воронеже; я к милости твоей привезу… и пива доброго». Во время Великого посольства в Европу в 1697–1698 гг. Петр знакомится с голландским и английским пивом на местах его производства. На английских верфях в Дептфорте его часто видели в кабачке за стаканом пива. До сих пор паб носит имя «Таверна московского царя».

В 1703 году голландский путешественник Корнилий де Бруин посетил Нижний Новгород и описал питейный дом, отметив, что есть и «такой кабак, в который дозволялось уже входить всем желающим пива». В этом же году Петр I основывает новую столицу – Санкт-Петербург. Придавая большое значение пиву не только как жаждо-утоляющему, но и лекарственному напитку, царь издает указы о развитии пивоварения для нужд Двора, армии и флота, госпиталей.

В 1715 году по его указанию в новую столицу выписываются иностранные мастера: солодовники и пивовары. В 1718 году издается Указ о «Варении пива для нужд госпиталей и флота» на «голландский манер». Участник польского посольства в Петербурге в 1720 году писал об адмиралтейских пивоварнях на берегах Невы. «Много также строений для корабельного провианта. Есть также каменные солодовни, где варят пиво для кораблей; пока оно молодое, его не пьют, потому что горькое, а горькое для того, чтобы могло дольше стоять, не прокисая».

Интересно также его описание приема в Адмиралтействе 14 июня: «Затем мы пошли в галерею, находящуюся на среднем этаже, где адмирал Апраксин потчевал нас одними корабельными блюдами: копченым мясом, зельцами, ветчинами, языками, морской рыбой, а также маслом, сыром, сельдями, солеными устрицами, лимонами, сухарями, осетрами, было также несколько блюд раков. Подавали пива и холодное полупиво, так как здесь повсюду сколько угодно льда. Под вечер мы отправились в комнаты, где было вдоволь вина и пива».

Пиво входило в обязательный ассортимент на «ассамблеях», проходивших в домах знатных людей, где часто бывал сам император. Также и на празднествах по случаю памятных дат и военных триумфов: так, 29 июня 1720 года, в Петров день, по случаю тезоименитства Петра I в Летнем саду были выставлены столы, заставленные вином, пивом, водкой и табаком. Кто хотел – прогуливался, а кто хотел – пил. Население могло пить пиво в кабаках, тавернах, «знатных питейных домах», как называли современники петровские «австерии», учрежденные в 1706 году. «Австерия его Царского Величества» находилась на Троицкой площади у Никольского моста.

РИА Новости
В России пиво всегда было самым народным напитком, без которого не обходились праздники и массовые гулянья. На фото: пивная торговля на Марсовом поле в Санкт-Петербурге в Пасхальную неделю, 1895 годРИА Новости

Винокур, пивовар и уксусник

Вступившая на престол в 1741 году дочь Петра Елизавета Петровна была большой любительницей пива. Известный русский актер Петр Андреевич Каратыгин в своих «Записках» пишет: «Прадед наш по матери был главный придворный пивовар, лично известный императрице. Никто лучше его не умел угодить на вкус государыни, которая была большая охотница до пива. Нередко она сама изволила заходить в его курень, где он обыкновенно варил пиво».

В известной книге И. Г. Георги «Описание российско-императорского столичного города Санкт-Петербурга», вышедшей в 1794 году, было дано краткое описание пивоварения в Северной столице: «Из здешних 3 аглинских и многих немецких и русских пивоваров записался в гильдии только один русский. Пивоварни по большей части большие, все для полпива, которое есть хороший и обыкновенный напиток, делаемый всегда из сушеного и смешанного солода. Аглинские пивоварни варят на аглинский манер и часто пиво подходят привозному. Все они продают пиво только бочками и обыкновенно запасаются здесь пивом в апреле и октябре на полгода. Русские пивовары ставят пиво в кабаки ведрами или бочками».

На рубеже ХVIII – ХIХ вв. пользовалось известностью и пиво московских пивоварен, которых было 236. Они более мелкие по сравнению с крупными петербургскими. Особенно славилось тогда еще и калужское пиво, получаемое верховым брожением. Рецепты изготовления пива в домашних условиях содержались в вышедшей в 1792 году книге «Винокур, пивовар, медовар, водочный мастер, квасник, уксусник и погребщик».

Пивоварением занимались в имениях знаменитых русских полководцев. Александр Васильевич Суворов (1729–1800) имел пивоварню в селе Кончанское, а его «чудо-богатырям» на марше (в военном походе) полагалось почти 1,5 л пива в день. Пивоварню в селе Горошки в Волынской губернии содержал князь Михаил Илларионович Кутузов (1745–1813) – фельдмаршал и главнокомандующий Русской армией в Отечественной войне 1812 года.

Герб «Орла» – знак качества

Промышленное пивоварение в России связано с именем Абрахама Фридриха Крона (1766–1827), под покровительством Екатерины II основавшего в 1795 году пивоваренный завод в Петербурге. В Государственном историческом музее (ГИМ) в Москве сохранилась акварель Карла Кнаппе «Пивоварня у Калинкина моста в Петербурге. Рисунок с натуры. 1799 год», где можно видеть, как выглядели сами пивоварни того времени.

Пивоварня Крона специализировалась на «выделывании» портера и эля «на манер аглинского». Производительность завода была 20 тысяч ведер пива в год, к 1800 году – до 100 тысяч ведер. В 1818 году по повелению Александра I была издана Министерством внутренних дел книга о заводе «Описание пивоваренного завода, находящегося в Санкт-Петербурге, и способов приготовления на оном пива и портера по английской методе», написанная владельцами самого завода А. Кроном и Ф. Даниэльсоном. За высокое качество продукции пивовары были награждены золотыми медалями с надписью «За полезное» для ношения на шее на Аннинской ленте. Им было разрешено на своей продукции и рекламе ставить Малый государственный герб «Орла». На самых старых бутылках этой пивоварни стояли круглые стеклянные клейма с буквами «И. Д.П. К.» – «Императорский двор. Пиво (или Пивоварня) Крона». В 1848 году пивоварня Крона объединилась с пивоварней англичанина Петра Казалета и начала варить пиво низового брожения, так называемые лагеры. Именно здесь впервые в Российской империи стали выпускаться лагеры, которые в настоящее время в мире занимают 90% пивного рынка.

В 1862 году фирма «Казалет, Крон и Ко» преобразуется в Калинкинское пиво‑медоваренное товарищество с уставным капиталом 2 млн рублей серебром. Устав подписывает император Александр II в Царском Селе. Успехи Калинкинского товарищества были отмечены на Всероссийской выставке 1870 года в Петербурге и Всероссийской промышленной и художественной выставке 1896 года в Нижнем Новгороде.

Помимо Калинкинского пивзавода в Российской империи существовал ряд других крупнейших предприятий. В Петербурге – завод «Старая Бавария» (1863), Калашниковский завод (1811), «Вена» (1872), завод «Ивана Дурдина» (1839), «Новая Бавария» (1885). В Москве – Хамовнический пиво‑медоваренный завод В. Е. Ярославцева (1863), «Трехгорный» (1875), «Карнеев, Горшанов и Ко» (1864), «Московская Бавария» (1873). В Пскове – завод Штольца (1859). В Одессе – «Ф. Енни и Ко» (1862). В Самаре – Жигулевское товарищество Альфреда фон Вакано (1880). В Ярославле – «Северная Бавария» (1882).

Счет – на пуды и ведра

С конца ХIХ века начался устойчивый рост пивоварения. В 1912 году, по сведениям И. И. 3асухина, на 1117 заводах Российской империи было употреблено 14282452 пуда ячменя (пуд–16,38 кг), 157745 пудов хмеля и выварено 86 715 756 ведер пива (1 ведро = 12,296 л). Однако производство пива на человека в год оставалось низким: в 1913 году – 6 л. Пиво в России в то время делилось на три категории: высшие сорта, к которым относились Портер, Стаут, Бок-Бир, Венское, Мюнхенское, Кульмбахское, Дортмундское; Баварское пиво (лагеры); простое или полупиво.

К концу ХIХ века примерно треть заводов была оснащена паровыми машинами, некоторые из них имели и электричество. В 1908 году 65 крупнейших заводов произвели 50,1% объема российского пива. В отрасли было занято около 20 тысяч рабочих. Россия экспортировала 332 тысячи л пива в год в Европу, ввозила 295 тысяч л. На международных выставках отечественное пиво часто удостаивалось наград. С 11 июня по 9 августа 1909 года в Петербурге, в Конногвардейском манеже, прошла единственная до революции Международная выставка пивоварения и хмелеводства.

Продажа пива производилась как в заводских, так и в частных пивных лавках и портерных. Большая часть лавок, конечно, принадлежала пивоваренным заводам, где и шла основная «раздробительная» продажа пива. Так, Калинкинское товарищество имело 46 пивных лавок только в Петербурге, а «Старая Бавария» – 64.

Уставом 1876 года запрещалось открывать пивные лавки ближе 20 саженей от христианских храмов, а также в зданиях, занимаемых казармами, тюрьмами, учебными заведениями, больницами, богадельнями. Производство «раздробительной» торговли разрешалось с 7 утра до 22 часов в селениях, а в городах – до 23 часов. Было запрещено производить торговлю пивом во время крестных ходов, а в воскресные и праздничные дни – до окончания божественной литургии. Не разрешалась торговля в пивных лавках лицам женского пола. Кружки можно было употреблять только с маркировкой, соответствующей определенным частям ведра, – 1/20-я и 1/40‑я ведра, т. е. 0,62 л и 0,31 л.

РИА Новости
В СССР пивбары были самым демократичным местом в системе общепита, куда захаживали и представители элиты, и обычные трудящиеся. На фото: одесский бар «Гамбринус», 1967 годРИА Новости

Азбука хмелевода

Начиная с 1881 года в разные годы в Москве, Петербурге, Киеве выходили специализированные журналы, посвященные проблемам пивоварения, хмелеводства, пивоторговли: «Архив русского пивоварения», «Вестник русского пивоварения», «Русский пивовар», «Эхо пивоварения и пивоторговли», «Сельский вестник», «Листок хмелевода» (Житомир), «Наша пища», «Вестник винной, водочной, пивоваренной, трактирной промышленности и гастрономии». Союз пивоваренных заводчиков в России издал даже книгу «Сборник узаконений о пивоварении и торговле пивом в местах введения казенной продажи питей».

С 1910 года в печати начала набирать силу антиалкогольная кампания, усиленная обсуждением в Думе антиалкогольных проектов. Предлагались разные меры борьбы с пьянством: подъем общего культурного развития населения как медленный, но единственно надежный путь; поощрение и развитие народной самодеятельности и, наконец, усиление роли таких напитков, как пиво. Вспоминали цитату газетного обозревателя А. Корсака, приведенную еще в 1865 году: «Пиво, с удешевлением и улучшением его, входя в народное потребление, послужит ему здоровым напитком и должно несколько ограничить неумеренное и неправильное употребление водки».

Всем этим планам не суждено было сбыться – в 1914 году началась Первая мировая война. Российское пивоварение стало одной из первых ее жертв. Сначала были закрыты все пивные лавки. Затем реквизировали транспорт и запасы топлива у пивзаводов, в принудительном порядке отводились на предприятиях помещения под постой войск. С 11 ноября 1914 года были повышены акцизы на пивоварение. Крепость пива должна была быть не выше 1,5 градуса, иначе взимались громадные акцизные платежи. Поэтому заводы начали производить солодовенные напитки под названиями «Пивко», «Пивцо», «Солодовый Эль», на некоторых этикетках оно было определено как безалкогольное. На ряде заводов для военных нужд стали выпускать прессованные дрожжи и дрожжевой экстракт.

Падения и взлеты

В годы революции и Гражданской войны пиво на заводах перестали варить совсем, остались кофеобжарочные отделения, производство сухарей, дрожжей, крахмала. В 1918 году некоторые пивоваренные заводы были национализированы, они вошли в состав потребительской кооперации. К 1920 году осталось всего 258 заводов из 603 в 1914 году. Третьего февраля 1922 года Всероссийский Центральный Исполнительный комитет (ВЦИК) и Совет Народных Комиссаров (СНК) принимают постановление, разрешающее производство пива для сбыта его населению.

Некоторые пивоваренные заводы получают названия, связанные с именами революционных деятелей. Так, Калинкинское пиво‑медоваренное товарищество, завод № 2 ЛСПО в Ленинграде, получает имя вольного донского атамана Степана Разина. Первым «красным директором» был назначен Василий Степанович Максимов (1894–1963), который возглавлял завод с 1922‑го до 1929 года, когда был переведен в Москву сначала замначальника, а затем и начальником Главного управления пивоваренной и безалкогольной промышленности СССР (Главпиво СССР).

В 1922–1923 годах объем производства пива в Стране Советов составил всего 9,91 млн декалитров. В 1925–1926 годах из 297 действующих заводов 176 находились в частной аренде, но число частников со временем сократилось до нуля. После Гражданской войны вступили в строй новые заводы: в Семипалатинске (1925), Талды-Кургане (1924), Петропавловске (1927), в 1932 году – в Усть-Каменогорске, в 1935 году – в Уфе и Магнитогорске, в 1940 году – в Йошкар-Оле. Выпуск пива составит в СССР 121 млн декалитров. На душу населения по-прежнему приходилось 6,2 л пива. В среднем рабочая семья тратила в год на спиртные напитки больше месячного заработка.

3а годы Великой Отечественной войны в стране на оккупированной территории были разрушены 133 пивзавода. Работающие заводы выпускали пиво и квас, сушили сухари, делали пищевые концентраты, в подсобных хозяйствах производили мясо, в блокадном Ленинграде заводы перерабатывали бумажную целлюлозу в пищевую для добавок в блокадный хлеб.

К 1984 году в СССР вошли в строй десятки пивоваренных заводов, на каждого жителя страны уже приходилось 42 л пива, но майский указ 1985 года, направленный против пьянства, затронул и производство пива. Сократились на треть плантации хмеля в Чувашии, Житомирской области, останавливаются пивзаводы в 22 городах страны. Годовое производство пива уменьшается до 464 млн декалитров в 1987 году по сравнению с 660 млн декалитров в 1984 году.

Прекратилось финансирование исследований в области пивоварения, появился приказ о консервации строящихся пивзаводов. Контракт с чехами на оборудование в СССР 33 пивзаводов был расторгнут, пивоваров переименовали в инженеров‑технологов промышленного биокатализа, а слово «пиво» в технической литературе стали заменять «солодовым» напитком, каковой и стали выпускать на некоторых пивзаводах под названием «Пивко». К этим годам относятся нехватка пива для населения, громадные очереди к пивным ларькам, разведенное водой пиво в общепите. Впрочем, к 1988 году разгром отрасли остановили и уже в 1989 году восстановили объемы производства.

В последние четверть века в Россию приходят иностранные инвесторы. В 2008 году более 80% рынка контролировали пивные компании из Дании, Бельгии, Голландии, Турции и Великобритании. Опросы показывают, что пиво употребляют почти 60% россиян. Если верить статистике, то в среднем на каждого гражданина нашей страны сегодня приходится до 80 л янтарного напитка в год.

Автор – заведующая музеем истории пивоварения ООО «Объединенные пивоварни Хейнекен» (Санкт-Петербург)

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

КОНТЕКСТ

09.10.2018

Укрощение «зеленого змия»

Правительство предлагает бороться за трезвый образ жизни новыми ограничениями на продажу алкоголя молодежи

07.08.2018

Отстойное предложение

Правительство планирует ужесточить контроль над российским рынком пива. Генеральный директор «ИВМ Консалтинг групп», академик Российской академии естественных наук Виктор Солнцев рассказал «Профилю», кто выиграет, а кто проиграет от грядущих перемен

03.08.2018

Пиво с горчинкой

Инициативы Минфина по регулированию пивного рынка выгодны только теневикам и производителям крепкого алкоголя

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас