logo
09.05.2018 |

Десятый парад

Когда и как зародилась традиция парадов Победы

Парад 24 июня 1945 года Фото: Фотохроника ТАСС

Сегодня даже трудно представить, что традиция ежегодного парада Победы в том виде, к которому мы привыкли, насчитывает всего… десять лет. Между тем, это именно так, и первый полноценный парад на Красной площади с современной бронетехникой, ракетами и самолетами состоялся только в 2008 году. А за все 45 послевоенных советских лет парадов в честь Победы было всего четыре, из них лишь три, собственно, 9 мая.

Первый парад

Капитуляция Германии была принята ночью, посему подготовить официальные праздничные мероприятия к 9 мая 1945 года не успели. Да они и не были нужны – уставшие от войны люди устроили праздник самостоятельно. Все выходили на улицы, радовались, обнимались, плясали и веселились, чествовали случайно встреченных незнакомых фронтовиков. Многие пережившие тот день и поныне считают его самым счастливым в своей жизни. На Красной площади в Москве прошла стихийная демонстрация, а вечером в столице состоялся грандиозный салют – 30 залпов из тысячи орудий!

Знаменитый же Парад Победы состоялся более чем через месяц – 24 июня. К нему целенаправленно готовились, тренировались. Поначалу даже не называли дату, официальный приказ № 370 Верховного главнокомандующего И.В. Сталина о проведении парада был обнародован через центральные газеты только за два дня до мероприятия, 22 июня. И в этом, естественно, был символический подтекст.

От каждого фронта сформировали сводные полки, которые несколько недель вспоминали навыки хождения парадным маршем – во время войны, понятное дело, было не до строевой подготовки. Для участников пошили новую форму, сделали даже специальные сапоги с металлическими вставками на подошвах для чеканного шага. Тем бойцам, которым было поручено нести и бросать на землю поверженные вражеские знамена, выдали перчатки, чтобы не осквернять руки фашистскими символами.

Командовать парадом поручили маршалу Константину Рокоссовскому, принимал парад заместитель Верховного главнокомандующего маршал Георгий Жуков. Говорят, Сталин сам хотел принимать парад, даже пытался срочно взять несколько уроков верховой езды, но вынужден был от этой затеи отказаться, дабы не опозориться. Зато маршалы смотрелись великолепно, благо в Первую мировую оба воевали в кавалерии.

Конница вообще была широко представлена на том параде: две батареи конной артиллерии, 16 тачанок пулеметного эскадрона, шесть эскадронов сводного кавалерийского полка, кавполк НКВД. А еще центральная военно-техническая школа дрессировки с двумя батальонами бойцов-миноискателей с собаками. И, конечно, техника! Одних только танков Т-34 на параде было 53 штуки.

Готовилась к Параду Победы и авиация. По первоначальному плану над площадью должны были пролететь 570 самолетов разных типов. Воздушный строй должен был возглавить лично Главный маршал авиации Александр Новиков, а общая длина боевого порядка «сталинских соколов» должна была составлять почти 30 километров. Однако вмешалась погода: весь день 24 июня лил страшный дождь, и от воздушного парада решили отказаться. По этой же причине не состоялась и намеченная демонстрация трудящихся. Кстати, на кадрах хроники прекрасно видно, что парад проходил под непрекращающимся ливнем.

Между войной и политикой

В следующем году 9 мая стал праздничным днем. И здесь стоит оговориться, что сама эта дата в тот момент вызывала некоторые вопросы. В исторической литературе по сей день фигурируют три даты формального окончания войны. Западные историки склонны считать «настоящей» датой капитуляцию Германии 7 мая, а 8 мая называют днем «ратификации» уже запротоколированных договоренностей. Впрочем, празднуют именно 8-го. У нас первые документы обычно считаются «предварительными», а вот 9 мая – настоящим днем Победы. Попробуем разобраться, откуда взялась такая путаница.

Первая по времени капитуляция фашистской армии действительно была подписана 7 мая в 2 часа 41 минуту в штабе главнокомандующего союзных войск генерала армии Дуайта Эйзенхауэра в городе Реймс. С немецкой стороны ее подписал начальник оперативного отдела верховного главнокомандования вермахта генерал-полковник Альфред Йодль после трехдневных переговоров, начавшихся еще 4 мая. Переговоры эти вели высшие представители союзного командования, а главой нашей делегации был представитель Ставки Верховного главнокомандования генерал Иван Суслопаров. Он тоже поставил подпись под капитуляцией, но с условием: по желанию советской стороны документ может быть переподписан. Как только о документе узнали в Кремле, поступило категоричное указание Сталина: «Капитуляцию в Реймсе не подписывать». В итоге капитуляцию дипломатично назвали «предварительной», а документ отправился в Кремль на «доработку». Днем 8 мая 1945 года премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль и президент США Гарри Трумэн выступили с радиообращениями к своим народам об окончании войны. Советскому руководству было предложено сделать аналогичное заявление, но Сталин отказался.

Советская сторона внесла в текст документа две небольшие технические правки, и вечером 8 мая (когда весь мир уже полдня праздновал) в берлинском пригороде Карлсхорсте состоялась новая встреча, на которой была подписана вторая капитуляция. Поскольку высшего руководства фашистской армии на ней не оказалось, подписывали ее представители всех родов войск. От вермахта (сухопутных войск) ее подписал генерал-фельдмаршал  Вильгельм Кейтель, от кригсмарине (флота) генерал-адмирал Ганс фон Фридебург и от люфтваффе (авиации) генерал-полковник Ганс-Юрген Штумпф. С советской стороны капитуляцию принимал маршал Георгий Жуков. Наши союзники были представлены довольно скромно: от Британии присутствовал маршал ВВС Артур Теддер, от США – генерал ВВС Карл Спаатс. Руководство вооруженных сил союзников считало дело уже сделанным, и своих представителей они послали, скорее, из дипломатического приличия. Кстати, Эйзенхауэр хотел приехать, но его остановил лично Уинстон Черчилль. Война фактически закончилась – началась большая политика.

Так каждая сторона получила как бы «свою» капитуляцию и, соответственно, свою дату окончания войны. Более того, их оказалось даже три, хотя день 7 мая актуален лишь для профессионалов-историков. И первая, «Реймская» и вторая, «Берлинская» капитуляции вступали в действие с 23 часов 01 минуты 8 мая по среднеевропейскому времени, что из-за разницы часовых поясов соответствовало 1 часу 01 минуте московского времени. Соответственно, у нас к моменту ратификации уже наступило 9 мая. В 1945-м в СССР праздновали девятого, когда известие было официально обнародовано. Западная Европа и Америка праздновали накануне. Но в следующем году у нашего руководства был выбор – праздновать со всем миром или отдельно от него. Сталин решил, что будем отмечать по-своему.

Вот тебе, бабушка, и Новый год...

Впрочем, праздничным днем 9 мая было всего два года – 1946-й и 1947-й. А ровно семьдесят лет назад, с 1948 года, этот день был объявлен обычным рабочим днем, хотя и памятным. По вечерам после работы в парках и скверах проходили встречи ветеранов, концерты самодеятельности, с наступлением темноты гремел праздничный салют. А выходной перенесли на 1 января, сделав таким образом Новый год официальным праздником. Со следующего, 1949 года ветеранам перестали платить денежные премии за боевые ранения и награды, лишили права бесплатного проезда в транспорте.

Официально было объявлено, что страна должна все силы и средства бросить на восстановление экономики, поэтому, мол, не до праздников. А выплаты «наградных», как писали в прессе, отменили «по многочисленным просьбам орденоносцев».  На деле же, как считает большинство историков, Сталин опасался авторитета и влияния армейского руководства, и прежде всего уже практически опального к тому времени маршала Победы Жукова. А празднование 9 мая неизбежно превращалось в ежегодное напоминание об их роли в минувшей войне. Видимо, дряхлеющего, а потому все более подозрительного Сталина это сильно раздражало.

Не изменилась ситуация и после смерти «вождя народов». Никита Сергеевич во время войны не особенно отличился, а отношения с Жуковым и с другими маршалами у него были весьма натянутыми. Как и раньше, правительство поздравляло народ в газетах и с экранов телевизоров, проходили встречи молодежи с ветеранами, концерты, народные гуляния. По вечерам в городах-героях и в столицах союзных республик давали орудийный салют в 30 залпов. Но выходным день Победы по-прежнему не был и считался скорее памятным, чем праздничным.

Валерий Зуфаров, Юрий Лизунов/Фотохроника ТАСС
Парад 9 мая 1965 годаВалерий Зуфаров, Юрий Лизунов/Фотохроника ТАСС

«Праздник со слезами на глазах»

Только в 1965 году по инициативе Л.И. Брежнева праздник 9 Мая был возвращен народу. Во-первых, это был юбилей – двадцатилетие победы. Во-вторых, Леонид Ильич сам был фронтовиком, имел ранения и вполне заслуженные награды. Ну, а в-третьих, угроза со стороны состарившихся маршалов уже не выглядела актуальной. Жуков семь лет как был снят со всех постов и отправлен в отставку, остальные военачальники во внутриполитические дела тоже вмешиваться не собирались.

К двадцатилетию были отпечатаны юбилейные медали, их получили почти 15 миллионов ветеранов. Далее такие награды было решено выпускать каждые десять лет. День Победы снова был объявлен выходным и праздничным, а на Красной площади прошел парад. Первый парад, состоявшийся именно 9 мая!

По Красной площади прошли войска московского гарнизона и военная техника, в том числе межконтинентальные баллистические ракеты. Правда, последние были представлены только учебными макетами. В том же году официально появилось почетное звание «город-герой», ранее употреблявшееся в символическом значении. И наконец, впервые за много лет маршал Победы Георгий Константинович Жуков был официально приглашен в Кремль и участвовал в торжественных мероприятиях.

В семидесятые праздник стал обретать черты не столько праздника Победы, сколько дня чествования ветеранов. Постепенно укоренилась традиция встреч однополчан, в том числе на Театральной площади столицы. Ветеранов поздравляла молодежь, исполнялись военные песни. Причем в большинстве случаев это происходило абсолютно добровольно и действительно шло от сердца. Это был день памяти, настоящий «праздник со слезами на глазах».

Военные парады не проводились. Даже демонстрация была отменена. Видимо, в ЦК решили, что две демонстрации в мае – это перебор, а парада достаточно на 7 ноября. А вот традиция салютов оставалась – они по-прежнему гремели во всех городах-героях.

Следующий парад состоялся еще через двадцать лет, в честь сорокалетия победы. Его условно можно назвать продолжением традиции маршировать раз в двадцать лет, хотя и с большой натяжкой. Скорее, причины более прозаические: в разгаре была перестройка, и возобновление старой и уже почти забытой традиции должно было подчеркнуть, что власть не рвет с прошлым, а лишь корректирует некоторые черты настоящего. Потом была небольшая пауза, и в 1990-м, уже вне всяких традиций, состоялся четвертый и последний парад советской эпохи. И опять первичны были политические мотивы – Союз разваливался, и Кремлю нужны были какие-то мероприятия, объединяющие разные республики. Парад в честь общей победы подходил для этого как нельзя лучше.

Новая традиция

Следующий парад состоялся уже в независимой от братских республик Российской Федерации. В 1995 году отмечался полувековой юбилей Победы, и уж тут, как говорится, деваться было некуда. Мероприятие было совершенно необычным. Впервые праздник был задуман как единение всех стран-победителей, что в годы «холодной войны» было совершенно нереально. В Москву съехались главы почти всех государств антигитлеровской коалиции и внушительные делегации ветеранов из Англии, Франции, США и государств бывшего СССР. На Красной площади состоялось торжественное шествие ветеранов, а российские войска демонстрировали свои строевые навыки и новую боевую технику на Поклонной горе. Кстати, иностранцы тоже участвовали в параде. Возможно, это был самый искренний и трогательный праздник Победы, но началом новой традиции он не стал. Хотя именно с этого времени парады стали ежегодными.

В следующем году военный парад вернулся на Красную площадь, правда, мавзолей в качестве трибуны уже не использовали, а построили рядом временную конструкцию. Парады теперь были комбинированными, в них участвовали и ветераны, и бойцы, одетые в форму военных лет, и действующие войсковые соединения. Но технику не использовали, ограничивались лишь прохождением частей разных родов войск.

Техника на Красную площадь вернулась только в 2008 году, к 63-й годовщине Победы. Дата была не круглая, но, по всей видимости, появилась необходимость в демонстрации военной мощи. Можно предположить, что это был тонкий намек Михаилу Саакашвили, который остался непонятым. По Красной площади прошли танки Т-90, БМП-3, боевые машины десанта БМД-4, самоходные артиллерийские орудия «Спрут», гаубицы «Мста», реактивные системы залпового огня «Смерч», самоходные установки оперативно-тактических ракет «Искандер», зенитно-ракетный С-300, боевые машины комплексов ПВО «Бук». Кульминацией стал проход по площади мобильных комплексов ядерных ракет стратегического назначения класса «Тополь».

В воздушной части парада приняли участие более трех десятков самолетов и вертолетов ВВС. Среди них сверхзвуковой стратегический ракетоносец Ту-160 («Белый лебедь»), стратегический бомбардировщик Ту-95МС (по натовской классификации – «Медведь»), сверхзвуковой дальний бомбардировщик с изменяемой геометрией крыла Ту-22М3, крупнейший в мире стратегический транспортник Ан-124 «Руслан», самолеты-заправщики Ил-78. Завершали воздушный парад пилотажные группы «Русские витязи» и «Стрижи» на истребителях Су-27 и МиГ-29.

Только с этого момента военные парады в нынешнем их варианте стали действительно традиционными. Теперь это ежегодное действие, демонстрирующее новые достижения российского ВПК и растущую мощь наших Вооруженных сил. Каждый год гражданам России представляют новые образцы техники, что ранее было бы предметом строжайшей государственной тайны. Но времена изменились, и танк «Армата» мы увидели на параде еще до того, как он пошел в серийное производство.

В 2011 году неорганизованные стихийные выражения личной или семейной памяти о ветеранах оформились в движение «Бессмертный полк». Зародилось оно в Томске, было подхвачено, и быстро стало общегосударственным. С 2015 года это неотъемлемая часть празднования Дня Победы. Традиция красивая и нужная, но важно, чтобы она была добровольной и искренней, а не превратилась в формальную «обязаловку» по разнарядке. К сожалению, опасность такая существует.

КОНТЕКСТ

19.08.2018

Каудильо беспокоит

Гражданская война в Испании закончилась почти 80 лет назад, но отголоски ее слышны до сих пор

11.08.2018

Прощание со шведским талером

Едва отбив страну Суоми от шведов, император Александр I учредил Финляндский банк

10.08.2018

«Был храм, потом хлам, теперь – срам»

В конце июля 1837 года началось строительство храма Христа Спасителя на Волхонке

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас