logo
11.04.2018 |

Затаившаяся реновация

Программе расселения столичных хрущевок уже год, но ее результаты пока удручают своей скромностью

Фото: Анатолий Жданов⁄Коммерсантъ⁄Vostock Photo

Год с лишним прошел после появления новости о том, что столичная мэрия задумала колоссальное переселение горожан из хрущевок в многоэтажки. Это спровоцировало митинги и иные акции протеста, петиции и обращения. И пока одни отстаивали свои дома, другие избирались в муниципальные депутаты. И это, пожалуй, основной итог начавшейся реновации. По факту властям удалось расселить только две хрущевки в дом, который был построен под иные цели.

В Москве возведут 34 жилых дома по программе реновации в этом году, заявил на прошлой неделе руководитель департамента строительства Москвы Андрей Бочкарев. Заниматься этим будет казенное предприятие «Управление гражданского строительства». Таким образом, в 2018 году появится 470 тысяч квадратных метров, или 7 тысяч новых квартир. За ближайшие три года чиновники планируют завершить проектирование и строительство 73 домов и переселить около 40 тысяч семей.

За 30 лет уложимся

Первая волна переселений, по замыслу московских властей, будет осуществляться за счет бюджетных средств. И только потом к программе подключатся инвесторы. Однако за первый год работы программы был введен в эксплуатацию только один дом – в Измайлово на 5‑й Парковой улице. Разумеется, изначально он для реновации не предназначался: как оказалось, его строили для москвичей, которые проходили по иной жилищной программе. А точнее, для очередников.

Вопрос правомерности такого решения довольно неоднозначный, и юристы не берутся утверждать о нарушении чьих-либо прав. «Я не думаю, что здесь можно ставить вопрос о правомерности, – сказал адвокат Сергей Панченко. – Но различных программ по улучшению жилищных условий было за последнее время очень много, и ни одна из них до конца не выполнена. Московское правительство обращается с этими программами достаточно произвольно».

Заместитель председателя Союза юристов Москвы Александр Толмачев отметил: для того чтобы удовлетворить потребности всех столичных очередников, потребуется еще 25–30 лет. И поскольку эта категория будет недовольна при любом раскладе, перебросить возведенный дом в другую программу было довольно логично со стороны чиновников. «Строительство для очередников в Москве стоит 95 тысяч рублей за квадратный метр, а под реновацию – 140 тысяч рублей, вот и вся разница, – пояснил юрист. – Но дело не только в экономической заинтересованности. Дело в том, что в России реальные объекты стали заменяться бухгалтерскими отчетностями. И когда экономикой управляют не производители реальных товаров, а бухгалтеры, то появление на бумаге 140 тысяч за квадратный метр вместо 95 тысяч трактуется как рост экономики. Но это же бред».

Другой вопрос – качество этого жилья. Согласно обещаниям мэра, все квартиры, проходящие по программе реновации, должны сдаваться с отделкой, то есть фактически уже готовые к заселению. По данным Стройкомплекса Москвы, въехать в новостройку на 5‑й Парковой решились 134 семьи – это 85% от всех, кому было сделано это предложение. Скорее всего, со временем оставшиеся 15% все-таки дадут свое согласие: большинство сделало выбор. Однако это означает, что далеко не все были в восторге от увиденного. «Я думаю, результат будет известен после того, как первые семьи въедут в жилье и пройдет примерно месяц после этого, и тогда они скажут о недостатках, которые там есть», – отметил Толмачев. Таким образом, реновация на долгие годы обеспечит работой мастеров, которые будут заниматься переделкой уже как бы готовых квартир.

А продлится программа, по разным оценкам, около 15–20 лет. Во всяком случае, пока чиновники планируют уложиться к 2032 году. Поэтому первые итоги не очень впечатляют. Тем более что окончательно программа реновации будет разработана только к концу 2019 года. Хотя бы потому, что до сих пор не завершился конкурс на концепции застройки экспериментальных площадок реновации. Изначально с победителями власти должны были определиться в октябре–ноябре 2017 года, но планы затянулись. Теперь их обещают назвать этой весной.

На данный момент отобраны 20 финалистов из 133 заявок из разных стран. Победителей будет пятеро, каждый получит по одному экспериментальному району: Кузьминки, Головинский, Царицыно, проспект Вернадского и Хорошево‑Мневники.

Официально программа реновации была утверждена 1 августа 2017 года, хотя обсуждение этого законопроекта началось еще весной. Благодаря возмущению общественности законопроект за эти месяцы был смягчен, а количество домов под снос было сокращено. Всего на данный момент в программу включен 5171 дом.

Ностальгические коммуналки

Однако в этом перечне есть особая категория домов, представляющих историческую ценность. За этот год движению «Архнадзор» удалось исключить из него 218 объектов. Для этого им пришлось в ручном режиме перебрать каждый дом, который попал в программу.

«По нашим подсчетам, около 600 домов представляют какую-либо ценность, – рассказала координатор «Архнадзора» Наталия Румянцева. – В составе рабочей группы при Моском-архитектуре нам удалось согласовать список из 218 сохраняемых домов. Но проблема в том, что этот список никак нормативно не закреплен. Город признал некоторые дома ценными, согласился, что их надо сохранять, но на этом процесс пока исчерпывается. У нас нет оснований не верить этим словам, но тем не менее нормативно это никак не отражено. Дома остаются в никем не авторизованном списке «реновации без сноса». Поэтому мы и настаиваем на нормативном акте, который бы закрепил статус этих домов».

Другая проблема этих домов состоит в том, что до сих пор неизвестно, что с ними будет происходить дальше, так как жильцы все равно переедут в новые строения. «Они большинством проголосовали за вхождение в программу, они остаются в программе и получат новые квартиры, но их старые дома просто не будут сноситься, – пояснила эксперт. – И что будет с домами после того, как люди съедут, совершенно непонятно. Нет даже предпроектных идей. Поэтому риск того, что они и дальше будут приходить в негодность, сохраняется».

Большинство домов из этого списка, по ее словам, строились в сталинское, нэпманское или даже дореволюционное время. То есть это не хрущевки, в которых жильцы получали отдельные квартиры, а здания, заселявшиеся по другому принципу. Очень часто в них располагались коммуналки. «И люди голосовали за программу, потому что это единственный шанс получить отдельную квартиру, – сказала Румянцева. – Но есть и люди, которые голосовали против, а их тоже будут переселять. Хотя было бы социально справедливым вернуть людей, проголосовавших за сохранение, в их дома. Но насколько это возможно, ответить трудно».

Еще одна проблема, которую пытается решить «Архнадзор», – придумать этим домам какой-то статус, так как они действительно не являются памятниками и объектами культурного наследия. «Это ценные представители своих эпох, – отметила эксперт. – В законодательстве есть понятие «ценный градоформирующий объект», но нет механизма его реализации. Поэтому нужна дополнительная нормативная база».

Артур Новосильцев⁄ТАСС
Объявленная в прошлом году реновация неожиданно сплотила недовольную общественность и заставила власти внести коррективы в программуАртур Новосильцев⁄ТАСС

Негатив остался

Эксперты, которые изначально раскритиковали проект реновации, спустя год своего мнения не изменили, несмотря на смягчение некоторых его положений. И основная претензия даже среди более лояльных экспертов заключается в многоэтажности новой застройки.

«Реновация в том виде, в котором ее предлагают понимать, предполагает более комфортные условия взамен менее комфортной среды, – сказала Румянцева. – Давно известно, что пятиэтажная застройка выигрывает у многоэтажек. Это мнение следует учитывать при строительстве по программе реновации. Пятнадцать этажей вместо пяти – это ухудшение условий проживания с точки зрения среды».

Аналогичного мнения придерживается и координатор движения «Синие ведерки» Петр Шкуматов. По его словам, проект приведет к большим проблемам. «Вы сами видите, какие колоссальные пробки в городе, – отметил он. – И когда новые горожане начнут активно передвигаться, то это может стать последней каплей для транспортной системы. Это касается и метро, и дорог, и всех транспортных систем. Даже если мы героически решим транспортную проблему, заставим всех ездить на велосипедах, сортировать мусор по японской схеме, экологическое воздействие такого количества людей на среду обитания приведет к тому, что здесь рано или поздно наступит экологическая катастрофа. Ну не рассчитана Москва для проживания 23 миллионов человек!»

В пользу реновации эксперт по-прежнему не находит ни одного аргумента. «Кроме того, что Стройкомплекс должен освоить около 3 трлн рублей, – поправился Шкуматов. – Жители Москвы в данном проекте являются всего лишь обоснованием для того, чтобы кто-то заработал колоссальные деньги. И это я не говорю про строительный мусор, которого только официально будет 56 млн тонн. А неофициально – в два раза больше. Девать его некуда физически. И самое неприятное – этот мусор нельзя сжечь. И даже в переработку его можно пустить весьма ограниченно».

Александр Толмачев изначально называл законопроект о реновации антинародным. «Слава богу, что он был немного изменен и откорректирован, – сказал юрист. – Какие-то вещи услышали, сумели исправить, и он на самом деле стал лучше. Но все равно меня удручает, что в отдельно взятом субъекте решили законодательство РФ откорректировать или даже не применять».

Однако пока, по его словам, рано фиксировать какие-либо результаты реновации, так как программа идет не теми темпами, которые хотели власти, и не всегда так, как это хотело население. Фактически от этого выигрывают только лоббисты, желающие продать никому не нужное жилье. «Это делается так, как это делалось у нас всегда: раз народ не хочет покупать, значит, продадут государству за бюджетные деньги, – отметил Толмачев. – А дальше государство что хочет, то и делает. Эта схема существовала и 10, и 20 лет назад, она не изменилась и по сей день. Другое дело, жалко, что за такие сумасшедшие деньги: можно было обойтись и меньшими суммами».

Сергей Панченко, в свою очередь, заявил, что по-прежнему считает реновацию неприемлемой программой, которая спровоцирует массовые обращения в суды всех инстанций. За этот год он и его коллеги попытались оспорить программу в Конституционном суде, но пока безуспешно. «Конституционный суд нам сказал, что будет рассматривать обращение только по конкретному делу конкретных граждан, которых будут переселять, – рассказал он. – Пока этого не произошло».

Народ не безмолвствует

Тем не менее, если изначально мэр заявлял о сносе около 8 тысяч хрущевок, в настоящее время в программу вошли только 5 тысяч. То есть жителям около 3 тысяч домов удалось отстоять свое право жить на прежнем месте. «Население «встало на дыбы» и сказало, что мы не позволим рушить наши нормальные дома, берите аварийные, – отметил Толмачев. – Но, к сожалению, аварийные дома не интересны мэрии из-за того, что там нет больших просторов, чтобы впихнуть туда новых застройщиков».

По его мнению, именно общественность заставила московские власти услышать претензии к программе. «Благо зачатки гражданского общества у нас все-таки появляются, но пока в отдельно взятом регионе», – добавил юрист. «Неким итогом общественного возмущения и акций, которые прошли год назад, является то, что власти пошли на определенный компромисс, – согласен Панченко. – Этот процесс еще не завершен, он завершится в Верховном суде по конкретным делам конкретных лиц. Я надеюсь, что в результате будет найден какой-то баланс между интересами города и конкретных людей, которых начнут переселять хотя бы без ухудшения их жилищных условий».

Однако Петр Шкуматов готов с этим поспорить. По его мнению, мэрия в данном случае прислушивается только к выгодопреобретателю этого проекта – Стройкомплексу. «Он, естественно, пытается осваивать наиболее лакомые участки, – пояснил он. – В этом проекте было много домов, неудобных для строителей по разным причинам: по причине сложности стройки, по причине грунтов, на которых не построишь 30‑этажное здание, по причине необходимости перекладки коммуникаций и т. д. Поэтому эти дома из программы реновации ушли. А вот самые лакомые кусочки остались. Сокращение объема сноса не является победой жителей. Стройкомплекс таким образом скинул с себя социальную нагрузку, которую в этот проект пытались вписать».

Однако все эксперты без исключения согласились с тем, что важным итогом реновации стали результаты муниципальных выборов в Москве в прошлом году. Некоторым независимым кандидатам удалось вытеснить «Единую Россию» с насиженных мест. «Я знаю много людей, которые избрались в муниципальные депутаты именно на волне протеста против реновации, с целью хоть как-то этот проект затормозить или остановить в своем районе, – отметил Шкуматов. – Низовая активность москвичей в значительной части является заслугой реноваторов. Иначе эти люди просто никуда бы не пошли. Многие, конечно, провалились на выборах, но это первые для них выборы. Но зато некоторые сейчас могут, имея официальный статус, препятствовать московским властям в том, что они делают. Это, конечно, не остановит проект реновации, но, так или иначе, является весьма ощутимой занозой для мэрии».

КОНТЕКСТ

16.05.2018

Рубль упал – рынок отжался

Из-за колебаний курсов валют интерес к недорогой недвижимости вырос, а к элитной – снизился

16.04.2018

Машино-места не столь отдаленные

Почему парковки в жилых домах крайне востребованы, но плохо продаются

03.04.2018

Непобедимая матрица хрущевок

Что мешает строителям и чиновникам обеспечить наши города высококачественным и безопасным жильем

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас