logo
19.12.2017 |

Мечта в версии «лайт»

До старта ЧМ-2018 по футболу в России осталось полгода, но стадионы, дороги и аэропорты по-прежнему не готовы. Аврала на финише не избежать

Фото: Дмитрий Коротаев/«Коммерсантъ»/Vostock Photo

Через шесть месяцев — 14 июня 2018 года — в России стартует чемпионат мира по футболу. Счет для организаторов пошел на дни: слишком многое остается достроить, отладить, протестировать.

Когда-то мундиаль задумывался как мегаломанский проект, под который будет перестроено чуть ли не полстраны (в 2010 году первый вице-премьер Игорь Шувалов обещал «фантастический» ЧМ). Но это давно в прошлом, планы сокращены до «прожиточного минимума», да и он будет далек от идеала: сроки ввода объектов сдвигаются все дальше, времени на репетиции останется в обрез.

При этом чем ближе чемпионат, тем меньше чиновники считаются с растущей сметой, процедурными формальностями и интересами собственных граждан. Неуместен сегодня и вопрос о дальнейшей судьбе футбольных строек. Главное – сдать и отчитаться, не ударив в грязь лицом перед высоким начальством и иностранными гостями. Но даже если, собрав все силы, подготовку завершат без существенных срывов, мундиаль может быть безнадежно испорчен: вокруг сборной России по футболу разгорается допинговый скандал, который ставит под вопрос ее допуск к турниру.

Трещины в графике

Матчи ЧМ пройдут на 12 стадионах, из которых готовы пока всего пять – «Казань Арена», «Крестовский» в Санкт-Петербурге, сочинский «Фишт», столичные «Спартак» и «Лужники». На семи оставшихся еще кипит стройка. Формально они должны быть готовы в декабре – в госконтрактах с подрядчиками ввод в эксплуатацию назначен на 31-е число. Но сомнительно, чтобы приемка объектов происходила под бой курантов. Разбираться со стройплощадками чиновники начнут после новогодних каникул – президент Владимир Путин поручил к 15 января подготовить доклад о готовности арен. Что это означает на практике, можно судить по примеру «Крестовского»: год назад его благополучно «приняли» в конце декабря, хотя на тот момент не были сданы 50 систем стадиона из 60. Затем генподрядчик «Метрострой» до апреля работал по дополнительным контрактам, а смета стадиона выросла с 43 млрд до 48,2 млрд рублей.

В октябре министр спорта Павел Колобков доложил Владимиру Путину «сводки с полей»: арена в Ростове-на-Дону готова на 86%, в Екатеринбурге – на 85%, в Калининграде – на 83%, в Волгограде и Нижнем Новгороде – на 73%, в Саранске – на 67%, в Самаре – на 65%. Всего отставание от графика зафиксировано на 12 объектах. Казалось бы, стадионы уже возвышаются, осенью на них засеивали газон, устанавливали кресла на трибунах. Но красивая картинка обманчива – помимо стен и крыши арене требуется комплексная «начинка», начиная с отделки помещений и заканчивая монтажом телекоммуникаций. Этот последний, невидимый глазу этап работ может растянуться надолго. Не случайно даже «пионер» среди семерки стадионов – «Ростов Арена» – столкнулся с переносом сроков. Первые матчи на нем хотели провести в ноябре, но комиссия ФИФА нашла целый перечень недостатков: узкие проходы, маленькие туалеты, слишком много ступенек. В итоге открытие «Ростов Арены» было отложено до 15 апреля.

Самым же проблемным признается «Самара Арена». В октябре отставание от графика составляло полтора месяца, власти оштрафовали генподрядчика ПСО «Казань» на 200 млн рублей. Это отголоски давней истории нелюбви. В прошлые годы ПСО «Казань» требовало увеличения суммы госконтракта, заключенного до кризиса и после девальвации рубля ставшего убыточным, – вместо начальных 14,5 млрд компания попросила все 20,6 млрд (такие же истории с той или иной степенью остроты разворачивались на остальных стадионах). Чиновники шли навстречу неохотно, в итоге – простои в строительстве, пересмотры проекта. На «Самара Арене» до сих пор нет газона, в ноябре потрескались металлоконструкции купола, а субподрядчики «Татдорстрой» и «Стальмонтаж-Электросталь» затеяли суд, пытаясь отыскать пропавшие 2,6 млрд рублей. В ФИФА сохраняют спокойствие, надеясь, что самарские матчи не придется переносить. «Если Самару уберут из состава городов, принимающих чемпионат, то у меня будут проблемы», – признается глава департамента по проведению ЧМ Кристиан Унгер. А глава оргкомитета «Россия-2018» Алексей Сорокин обещает, что все будет сдано «к поздней весне», призывая не обращать внимания на даты, ведь «сдача – это по большей части документы».

Казалось бы, торопиться некуда, зимой в России в футбол не играют. Но к марту, когда футбольная жизнь возобновится, стадионы пора бы сдать – чем больше тестовых матчей на них пройдет перед мундиалем, тем лучше. Тот же «Крестовский» далеко не сразу приобрел нынешний вид. За период весенних тестов на нем что только не происходило: уложенный заранее газон испортился («не перезимовал»), крыша протекла, в отсек с коммуникациями попала крыса и перегрызла кабели, в раздевалке футболистов не было горячей воды, в буфетах – еды для зрителей. В Сочи на первом матче тоже были проблемы: из стен торчали трубы и провода, в туалетах не текла вода из кранов, в пресс-центре отключались телевизоры.

В похожем стиле будут вводиться и оставшиеся арены, прогнозирует директор Центра спортивного менеджмента университета «Синергия» Валерий Гореликов. «Что касается спортивной «начинки», прописанной в требованиях ФИФА – раздевалок, душевых кабинок и так далее, – это на стадионах будет. А вот дополнительные удобства – благоустройство, кейтеринг для болельщиков, – то есть все, что нужно для коммерческой эксплуатации арены, будут доводить после ЧМ. Пока мы получим стадионы в версии «лайт», на остальное времени не осталось», – говорит он. «Впереди классический российский аврал, – добавляет футбольный эксперт, партнер Strela Sports Олег Малежик. – Надорваться и сдать, совершить трудовой подвиг – это мы умеем. Бумаги перед ЧМ подпишут, сомнений нет – лишь бы продержаться 30 дней, пока идет турнир. Потом придется разбирать хозяйство, годами подчищая недоделки».

Игорь Зарембо/РИА Новости
Игорь Зарембо/РИА Новости

Хоть трава не расти

Если даже ближайшее будущее стадионов предвещает массу сюрпризов, то что с ними будет по окончании мундиаля, тем более неясно. Каждый из них потребует немалых сумм на содержание, по оценкам местных властей, региональные колизеи обойдутся в 400–500 млн рублей в год, «Крестовский» – в 1,3 млрд, «Лужники» – в 1,5 млрд. Откуда взять деньги? Самым тривиальным ответом могла бы стать продажа билетов на матчи. Но при нынешней популярности футбола в РФ миллиарды на билетах не собрать – к примеру, на 45тысячной «Казань Арене» собирается 3–5 тыс. зрителей. Причем играет на ней известная команда «Рубин», в ряде же городов – Саранске, Нижнем Новгороде, Волгограде, Калининграде, Сочи – таких команд нет и не предвидится.

Стадион также может быть полезен помимо футбола – в «чаше» можно проводить концерты, городские праздники, картинг-шоу, выставочные хоккейные матчи; в подтрибунных помещениях могли бы развернуться спортивные секции, магазины здорового питания, медицинские салоны. Так или иначе, подобные сценарии требуют проработки. В Бразилии перед ЧМ-2014 ею не занимались – в итоге достойное применение нашла лишь половина из 12 построенных арен. «Арена Пернамбуку» в Ресифи установила национальный антирекорд посещаемости (236 зрителей на 44-тысячнике), в пустующих раздевалках «Арены Пантанал» в Куябе поселились бездомные, на знаменитой «Маракане» из-за долгов отключили свет и воду, а стадион имени Гарринчи в Бразилиа переоборудовали в автобусный парк.

В России вопрос о «наследии» ЧМ-2018 также отсутствует в публичном поле, детальные планы от властей отсутствуют. Первые наметки должны появиться ближе к лету. По поручению Путина к 30 мая правительство подготовит предложения о субсидиях регионам на содержание арен с условием «создания механизмов их перехода на самоокупаемость». Пока же звучат самые экзотические предложения – например, «переселять» в города, не имеющие своих команд, команды из других городов, не имеющие своих стадионов.

«Трансформация стадионов после ЧМ – непростая задача, – отмечает глава Международной школы спортивного менеджмента МИРБИС Максим Белицкий. – Где-то потребуется изменение конструктива, перестройка трибун. Где-то – переориентация большого пространства, уборка временных сооружений, медиацентров. Главный вопрос – кто выступит собственником арен. Свой отпечаток накладывают президентские выборы, чиновники ждут, чем закончатся перестановки в правительстве и регионах, не заглядывают в будущее».

По словам экспертов, коммерческое будущее арен упирается в нехватку профессиональных управляющих компаний. «В Москве реконструкцию стадиона «Динамо» курирует компания «ВТБ Арена Парк», которая с самого начала определила, как будет использовать объект, и под эти нужды его проектировала, – приводит пример Гореликов. – Пока идет стройка, определяется календарь спортивных и культурных мероприятий, подписываются договоры с арендаторами. В российских реалиях это исключение из правил. Людей, которые знают, что делать со стадионами, в стране единицы».

Условно годная страна

Ситуация с «гражданской» инфраструктурой, запланированной к вводу перед мундиалем, также не вызывает оптимизма. С одной стороны, в этой части программы и так произошли сокращения. О крупных федеральных проектах забыто: платная магистраль М11 Москва – Санкт-Петербург и ЦКАД в Московской области отложены на 2019 год, высокоскоростная железная дорога Москва – Казань – на неопределенное будущее. Амбиции регионов свелись к подготовке «протокольных» маршрутов, связывающих аэропорт, стадион и гостиницу для официальных лиц. В Нижнем Новгороде и Екатеринбурге отказались от масштабных планов по развитию метро, в Санкт-Петербурге отменили аэроэкспресс в «Пулково», в Самаре – скоростную железную дорогу до Тольятти. Чемпионат мира «зарождался как мечта», но в итоге реализуется по принципу «ничего лишнего», признает глава оргкомитета Сорокин.

С другой стороны, многие из оставшихся в плане объектов также пока не готовы и будут сдаваться перед ЧМ: в марте ожидается открытие метро «Ул. Савушкина» и «Новокрестовская» в Петербурге, в апреле – аэропорта «Платов» в Ростове и метро «Стрелка» в Нижнем Новгороде, лишь в мае закончится реконструкция калининградского аэропорта «Храброво», нижегородского «Стригино», столичных «Шереметьево» и «Домодедово». Переносить сроки уже некуда, остается только увеличивать финансирование: год назад объем федеральной программы подготовки к ЧМ составлял 620 млрд рублей, теперь достиг 678 млрд.

Что же касается региональных центров, то они так и остались далекими от красочных картинок в заявочной книге. Премьер-министр Дмитрий Медведев в прошлом году охарактеризовал улицы Волгограда как «убитые», Владимир Путин потребовал к 2018 году привести в «нормативное состояние» хотя бы половину дорог в агломерациях. Но на местах разводят руками – денег нет. «Чтобы отремонтировать у нас улицы, нужно на какое-то время посадить Сызрань, Тольятти и другие областные города на «голодный паек». Пусть они потерпят до 2018 года, чтобы Самара смогла принять чемпионат с хорошими дорогами», – популярно объяснил самарский градоначальник Олег Фурсов.

В итоге регионы постараются обойтись малым: в Екатеринбурге приведут в единообразный вид фасады домов, расположенных на «протокольных» маршрутах (причем заплатят за это сами жители), в Самаре планируется заделка ям на 62 улицах, а также установка двухметровых заборов вдоль дорог, чтобы гости мундиаля не увидели неприглядный местный быт. Хотя не исключено, что им придется познакомиться с российской жизнью поближе, разместившись в том числе в частном секторе: мест в «цивилизованных» гостиницах может не хватить. Изначально Россия обещала ФИФА построить 100–150 гостиниц, к 2013 году это число сократилось до 63, сейчас же в официальных планах значится 20–30 отелей. Эту часть программы планировалось реализовать за счет частного капитала, но интерес инвесторов оказался гораздо ниже прогнозируемого. К примеру, в Санкт-Петербурге перенесли сроки ввода десятка отелей на 1,5 тысячи номеров, планировавшихся к открытию в 2018 году. В итоге в имеющихся гостиницах цены «кусаются». «Некоторые отели 3–4* завысили цены в 10 раз. Сейчас зарегистрировано 38 подобных жалоб», – сообщили на прошлой неделе в оргкомитете.

Чиновники надеются, что иностранцы как-нибудь переживут столкновение с суровой российской действительностью, мол, футбольные фанаты – люди авантюрные, к приключениям им не привыкать. А все накладки можно будет компенсировать русским хлебосольством. «То, как мы умеем принимать друзей, знает любой, кто хоть раз приезжал в Россию», – отметил Владимир Путин на жеребьевке ЧМ. Что войдет в понятие гостеприимства, разные ведомства понимают по-своему. Например, решено добавить вытрезвителей в городах ЧМ. «Вы смеетесь зря, это создание человеческих условий, – объяснял журналистам вице-премьер Виталий Мутко. – Если человек перебрал, ему нужно отдохнуть. А помещение мы найдем».

К этой теме следует отнестись серьезнее, советуют эксперты «Делового еженедельника «Профиль», часть инфраструктурных проблем можно решить грамотным планированием – предусмотреть автобусные маршруты для болельщиков, облегчить навигацию с помощью мобильных приложений. «Для городов нет тестовых мероприятий, чтобы понять, как транспорт и уличная сеть воспримет людские потоки, – летний Кубок конфедераций не стал притяжением для иностранцев, – сетует Валерий Гореликов. – Понятно, что часть гостей не поймут наш сервис, будут в легком недоумении. Здесь оргкомитет должен сыграть на опережение, расставив в транспортных узлах помощниковволонтеров. Людей нужно сопровождать на всех этапах пути, доводя до конечной точки. Иначе они могут и не добраться до стадиона».

Порой наблюдается и обратный перекос: заботясь об иностранцах, власти забывают о собственных гражданах. Официально отправлять за «сто первый километр», как перед Олимпиадой-1980, никого не планируется, но мэр Калининграда Александр Ярошук уже посоветовал жителям на время мундиаля «выехать из города отдохнуть на природу», предварительно наведя «порядок у себя во дворах». В Екатеринбурге, по сообщениям СМИ, жителей прилегающих к стадиону улиц обяжут получить специальную аккредитацию, чтобы иметь возможность попасть к себе домой во время чемпионата. А в ряде городов намерены к 1 июня выселить студентов из общежитий, чтобы освободить места для полицейских и сотрудников Росгвардии. «Во время матчей потоки фанатов будут пересекаться с обычными жителями города, и последние сполна ощутят побочные эффекты чемпионата мира. Будут перекрытия транспорта, полицейские кордоны – в общем, нервозность будет чувствоваться», – прогнозирует Белицкий.

Силовики против праздника

Но построить в срок все объекты для успешного проведения мундиаля будет мало. Предстоит разобраться с целым рядом организационных нюансов. К примеру, спланировать рекламную кампанию турнира, учтя ошибки Кубка конфедераций. «Заразить» россиян этим турниром так и не удалось (это признали на октябрьском совещании в Минспорта) – большинство матчей прошли без аншлага, сувенирной продукции продано мало. «Следующим летом хотелось бы не ударить в грязь лицом: ЧМ по футболу в России пройдет единожды в нашей жизни, и тому, кто хочет на нем заработать, нужно тщательно подойти к делу, – констатирует Белицкий. – Увы, угроза пустующих секторов на матчах сохраняется. Скорее всего, на стадионы будут организованно подвозить школьников».

Особое внимание уделяется вопросу безопасности. Его каждый понимает по-своему. Владимир Путин ужесточил условия проведения митингов во время ЧМ. В центре по туризму Visit Russia призвали английских фанатов, устроивших побоища с россиянами на Евро-2016 во Франции, употреблять в России не более одной пинты (чуть менее пол-литра) пива в день. В организации «Футбол против расизма в Европе» (FARE) разработали памятку для болельщиковгеев, порекомендовав им не держаться за руки в российских городах.

В ноябре вокруг темы безопасности разразился скандал: десятки тысяч болельщиков, собравшихся на матче-открытия обновленных «Лужников», после окончания игры не выпускали с трибун два часа – таким образом службы правопорядка старались избежать давки. Зрители мерзли, опаздывали на междугородний транспорт и активно выражали недовольство в соцсетях, футбольный праздник был испорчен.

«У силовиков одна мысль – как бы чего ни случилось. А сколько люди сидят на трибуне – дело десятое, – говорит Малежик. – Если иностранцев на ЧМ запрут на два часа, дело может обернуться международным скандалом. Вопрос в том, кто будет заниматься логистикой на турнире, координировать работу разных ведомств. Ни в России, ни в СССР не проводилось такого события, чтобы нужно было выстраивать логистику по всей стране. Пара тестовых матчей всех ответов не дадут. Что «вылезет» на ЧМ, никто не знает».

Артем Геодакян/ТАСС
Артем Геодакян/ТАСС

Призрак пробирки

Отдельную работу организаторам приходится вести на имиджевом фронте. Критические публикации в отношении ЧМ-2018 за рубежом выходят регулярно. Целых пять лет на Западе требовали отобрать мундиаль у России: сначала из-за коррупционных скандалов в ФИФА, с 2014 года – из-за «агрессивной» внешней политики. После Евро-2016 актуализировалась фанатская тема. В марте этого года таблоид Mirror рассказывал о тренировках российских футбольных хулиганов, планирующих устроить на ЧМ «фестиваль насилия».

По мнению Белицкого, подобное нагнетание страстей будет продолжаться, но вряд ли окажет какое-то влияние. «Опасения, что Россия – странная, закрытая страна, были актуальны перед Олимпиадой-1980, – говорит он. – Сейчас мир стал более открытым. В России проходят международные события, люди делятся информацией в соцсетях. Большинство тех, кто хочет к нам приехать, не обратят внимания на призывы и скандалы».

В последние же месяцы у западных СМИ появилась более перспективная тема для «горячих» публикаций о ЧМ – допинг-пробы игроков сборной России по футболу. По информации Всемирного антидопингового агентства (WADA) и знаменитого разоблачителя Григория Родченкова, существовавшая в России государственная допинг-программа затронула 34 футболистов, подозрительными являются 155 проб. На основе этих сведений глава института антидопинговых организаций (iNADO) Джозеф де Пенсье в начале декабря призвал дисквалифицировать сборную России с домашнего чемпионата. «Почему ЧМ не может пройти без России? Понимаю, что на деле сложно представить такое развитие событий, но почему нет?» – рассуждает он. По последним данным, ФИФА договорилась с Родченковым о получении дополнительных сведений и со следующего года начнет перепроверку проб подозреваемых игроков.

«Все организационные проблемы меркнут на фоне вопроса о том, допустят ли сборную России до ЧМ-2018, сколь абсурдным бы он ни казался на первый взгляд, – говорит Малежик. – Возможно, западные политики, выступавшие за лишение России права на мундиаль, поняли, что этого не добиться, и избрали новую мишень. Ведь это еще большая пощечина: проводите чемпионат, но без своей команды. Не удивлюсь, если ближе к мундиалю всплывут некие поцарапанные пробирки (что стало основанием для дисквалификации российской олимпийской сборной), и доказывай, что ты невиновен». Впрочем, пока ФИФА предпочитает дистанцироваться от истории с допингом. «Решение Международного олимпийского комитета по участию россиян в Пхенчхане-2018 не будет влиять на футбол. Мы говорим о чемпионате мира, и эти вопросы нас не касаются», – заявил глава организации Джанни Инфантино. Глава ФИФА не допустит дисквалификации сборной России, предполагает Валерий Гореликов: «Инфантино в первую очередь заинтересован в том, чтобы россияне играли. Ему нужно провести качественный чемпионат, ведь еще свежи воспоминания о коррупционных процессах в ФИФА, не хватало новых скандалов. К тому же поздно что-то переигрывать – прошла жеребьевка, назначено расписание, подписываются контракты со спонсорами, телевидением. ЧМ – большая машина, не созданная для резких разворотов».

КОНТЕКСТ

25.03.2018

Welcome to Russia

Призыв бойкотировать ЧМ 2018 понравился не всем британским болельщикам, зато многих настроил против парламентариев и правительства

24.02.2018

Египет перешел на русский паёк

Российское зерно закрывает до 82% потребности египтян

09.02.2018

Праздник на улице WADA

Спортивный арбитраж не допустил 45 российских атлетов до Олимпиады в Пхенчхане

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас