logo
13.07.2017 |

Подставка оборудования

В порту Феодосии заметили новые турбины от Siemens

Фото: Siemens AG

Корреспонденты Reuters сфотографировали в порту Феодосии оборудование, похожее на то, которое в начале июля оказалось в центре санкционного скандала. В Siemens уже опровергли доставку еще двух турбин в Крым, зато по поводу прошлых агрегатов судятся с дочерним предприятием Ростеха из опасения попасть под санкции, в первую очередь, американские.

Reuters в своем материале подчеркивает, что не может утверждать, будто это именно турбины Siemens SGT-2000E. Однако форма и размер агрегатов заставили журналистов сделать именно такое предположение: они похожи на газотрубинные системы Siemens, фотографии которых до этого появлялись в открытом доступе.

Скандал вокруг немецких турбин в Крыму разгорелся 5 июля. Тогда все тот же Reuters сообщил о немецком оборудовании, которое поставили на полуостров в обход европейских санкций. Оно предназначалось для строительства двух тепловых электростанций, которые начали сооружать вскоре после референдума 2014 года (в рамках федеральной программы социально-экономического развития республики до 2020 года). Подрядчиком назначили входящую в госкорпорацию Ростех компанию «Технопромэкспорт».

Тогда же стало известно, что еще одну ТЭС построят на Таманском полуострове — он отделен от Крыма Керченским проливом и входит в состав Краснодарского края. Через год, в августе 2015 г., «Технопромэкспорт» провел тендер на поставку туда четырех газовых турбин. Конкурс выиграл Siemens со своими агрегатами SGT-2000E (какое оборудование выбрано для крымских ТЭС, не сообщалось). Собирать их должны были на только что открытом петербургском заводе, который принадлежит совместному предприятию немецкого концерна и российской частной компании «Силовые машины» (доли в нем распределились в пропорции 65% к 35%).

Украинские СМИ уже тогда заподозрили неладное и писали, что на самом деле турбины предназначаются не для Тамани, а для Крыма. «Как место назначения поставок в документах был указан не Крым, а Тамань, где якобы собираются строить мощную ТЭС. На самом деле это виртуальный промежуточный пункт материально-технической комплектации дополнительных генерирующих мощностей для Крыма, — писало издание ZN.ua. — Все это для того, чтобы вывести из-под санкционного удара германских друзей Путина и [владельца «Силовых машин» Алексея] Мордашова, за которыми пристально следит не только немецкий канцлер, но и компетентные органы США, которые с недавних пор взяли в железные клещи расследования немецкий Deutsche Bank за его аферы в России в обход санкций».

Косвенно эти догадки подтверждало то обстоятельство, что для таманской ТЭС требовалось не четыре турбины (именно столько закупил «Технопромэкспорт» у германо-российского СП), а только две. Оставшиеся две в итоге выставили на продажу, заранее предупредив, что использовать их для крымских электростанций нельзя. Впрочем, участники рынка были уверены, что предупреждение было формальным. В Siemens тогда говорили, что любое использование турбин где бы то ни было, кроме Тамани, должно быть согласовано с концерном.

Уже в 2016 году строительство ТЭС в Тамани было заморожено — властям не удалось провести конкурс из-за отсутствия участников («Технопромэкспорт» объяснил свой отказ от проекта тяжелым финансовым положением). Однако уже проданные турбины по-прежнему числились за электростанцией, которую даже не начали возводить. К концу года Siemens отреагировал на подозрения прессы и отказался поставлять оборудование для них, чем вызвал недовольство «Технопромэкспорта», который пожаловался в правоохранительные органы и попытался добиться открытия уголовного дела. Свои претензии корпорация объясняла тем, что оборудование уже было оплачено. Столкнувшись с невостребованностью турбин и невозможностью их обслуживать, Ростех во главе с Сергеем Чемезовым пытался продать агрегаты, но не преуспел в этом — цену в 166 миллионов евро покупатели сочли завышенной.

И вот в начале июля Reuters сообщило о том, что злополучные турбины все же попали в Крым в обход санкций. К 5 июля два агрегата уже были на полуострове, еще два должны были подвезти в течение месяца. В Ростехе открестились от обвинений, заявив, что закупили четыре турбины на вторичном рынке и модернизировали на российских заводах (в том числе и сторонних). Обратиться к посредникам пришлось после неудачи в переговорах с иранской компанией MAPNA (свои турбины она делает по лицензии все того же Siemens).

Примечательно, что версия Кремля отличается от позиции госкорпорации. По словам пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, все поставленные в Крым турбины были изготовлены в России из российских компонентов.

В немецком концерне сначала опровергали все подозрения в сотрудничестве с Москвой, а потом назвали себя пострадавшими. «Мы предприняли все возможные шаги, чтобы не допустить строительства, установки и функционирования газовых турбин производства Siemens в Крыму», — говорили в компании. Такой же версии придерживались и в министерстве экономики Германии — ведомство заявило, что Siemens полностью соблюдает санкционный режим.

10 июля компания пошла в наступление и пригрозилась подать в суд уже на «Технопромэкспорт»: «В течение последних нескольких месяцев наш клиент неоднократно подтверждал нам, что поставка турбин в Крым не произойдет. Как следствие, Siemens намерен инициировать уголовные дела в отношении ответственных лиц». Параллельно проводится внутреннее расследование в отношении российской «Интеравтоматики». Именно она, по данным Reuters, занималась установкой оборудования на крымских ТЭС. При этом 47,5% акций предприятия принадлежат Siemens.

Уже на следующий день угрозы претворили в жизнь. В Арбитражный суд Москвы поступил иск сразу к трем ответчикам: двум структурам «Технопромэкспорта» и компании «Сименс технологии газовых турбин» — так называется СП с «Силовыми машинами». Истец требует признать сделку с «дочкой» Ростеха недействительной или возместить полную стоимость турбин, утверждая, что контрагент с самого начала ставил его в заблуждение. Немецкие власти в лице посла Рюдигера фон Фрича призвали Москву как можно быстрее расследовать сложившуюся ситуацию, назвав ее «очень сильным ударом по инвестициям в Россию».

Юристы говорят, что Siemens вряд ли будут грозить неприятности на континенте. Европейские власти еще ни разу не наказывали свои компании за нарушение санкционного режима. Однако проблемы могут возникнуть уже с США — местные суды регулярно штрафуют крупных игроков в самых разных отраслях за сотрудничество с неугодными Вашингтону режимами. Так было с французским банком BNP Paribas, обвиненным в содействии Ирану и Кубе, и Deutsche Bank, уличенным в помощи тому же Ирану и Сирии.

Пока же Siemens продолжает заявлять о своей невиновности. На свежие сообщения Reuters в концерне ответили дежурным опровержением. «Актуальным остается наш предыдущий пресс-релиз — мы полагаем, что на полуострове [Крым] находятся две наших турбины. Спекуляции о еще двух турбинах мы не комментируем», — сказал представитель компании Вольфрам Трост.

Российское министерство энергетики, тем временем, заверяет, что, как бы ни разрешилась ситуация, две электростанции в Крыму будут построены в срок — не позже 2018 года. «Проект будет в любом случае реализован, так как нам необходимо строительство генерации. Компании реализуют его с теми техническими решениями, которые были приняты», — заявил на неделе глава ведомства Александр Новак. Чье оборудование при это планируется использовать, он не уточнил.

Еще раньше Минэнерго подстраховалось и ограничило доступ иностранных производителей к их же оборудованию, проданному в Россию. По новым правилам, все данные о нем сначала будут поступать в российские центры и только после этого направляться зарубежным компаниям.

КОНТЕКСТ

16.06.2018

Самый русский город

14 июня 1783 года русскими моряками были заложены первые дома будущего Севастополя

19.05.2018

Второе присоединение Крыма

15 мая состоялось историческое открытие Крымского моста – одного из самых успешных строительных проектов России

17.03.2018

Молочный недолив

В России обозначился дефицит одного из базовых продуктов

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас