28.06.2017 | Александра Кошкина

Путевка в город

Оздоровительных лагерей для детей в России становится все меньше, а отдых в них – все дороже

Фото: АГН «Москва»

Куда деть ребенка летом – традиционная головная боль родителей, а теперь еще и предмет гордости для чиновников. Последние рапортуют о небывалых достижениях в этой области, обещая отправить в летние оздоровительные лагеря кто 5 млн, кто 7 млн детей. Сами дети и их родители, правда, об этом и не догадываются. По их свидетельствам, ситуация с летним отдыхом в России выглядит ровно наоборот – он становится все менее доступным.

Данные Росстата подтверждают, что число лагерей и отдыхающих в них детей в последние годы неуклонно сокращается, а стоимость путевок все растет. Причем даже само понятие летнего оздоровительного лагеря, пришедшее на смену традиционным советским пионерским лагерям, потеряло прежний смысл. На деле большая часть якобы «летних оздоровительных лагерей» представляет собой летнюю продленку при школах, где можно оставить ребенка на день, пока родители на работе. А число полноценных оздоровительных лагерей, по подсчетам экспертов, в России уже вряд ли превышает тысячу.

Кто больше?

Сколько в России летних детских лагерей, в показаниях путаются даже федеральные чиновники. Так, на состоявшемся 29 мая в Совете Федерации заседании Координационного совета при президенте по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей вице-премьер Ольга Голодец сообщила, что этим летом в 44 тыс. лагерей смогут отдохнуть 7,5 млн детей. Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко там же сказала, что у нас таких лагерей 52 тыс. Министерство образования, которое с этого года курирует вопросы летнего отдыха детей, на своем сайте сообщает о 42 тыс. лагерей, которые примут за лето 5,35 млн детей. А в прошлом году глава ведомства Ольга Васильева рассказала, что «на январь–август 2016 года в регионах РФ работало 50,5 тыс. детских оздоровительных организаций, а на 1 сентября в детских организациях разного профиля отдохнуло 7 млн наших детей, что составляет половину от численности детей школьного возраста».

Однако откуда взяты все эти цифры, можно лишь гадать. По данным Росстата, с 2012 года количество отдохнувших детей сокращается – с 4,9 млн детей до 4,6 млн в 2015 году. Так же все уменьшается и количество лагерей – с 47,9 тыс. до 45,2 тыс. При этом в далеком 1990 году, согласно Росстату, 46,1 тыс. лагерей умудрялись принять 7,2 млн школьников. В чем парадокс? На том же заседании 29 мая Валентина Матвиенко признала, что сейчас только 5% лагерей являются стационарными и разместить они способны не более 1,5 млн детей. И все последние годы число таких лагерей сокращалось (в 1990 году – в 2 раза), а на смену им пришли так называемые оздоровительные лагеря с дневным пребыванием, которые не рассчитаны на размещение тысяч детей.

Согласно же всероссийскому рейтингу загородных детских лагерей, в 69 регионах России сейчас действует немногим более 800 объектов, которые действительно можно назвать таковыми. Как объяснила исполнительный директор межрегиональной общественной организации «Содействие детскому отдыху» Галина Суховейко, разночтения возникают из-за того, что многие регионы вносят в свои списки и статистику другие объекты, также принимающие среди прочего детей, например, санатории и лечебные учреждения. Так что, по ее мнению, статистике особо доверять не стоит: даже с учетом дневных лагерей получается, что у нас отдохнет только 30% детей.

Прокурорское наступление

«Рынок держится в основном за счет городских лагерей, – говорит директор лагеря «Детская республика Поленово» Елена Дмитриева. – Открываются лагеря при школах, которые и дают количество, а нормальные, бывшие пионерские, закрываются. Они просто не выдерживают проверок, которыми их «кошмарят» чиновники. Простой пример – медицинское лицензирование. Чтобы получить такую лицензию, нужно, чтобы медицинский кабинет работал в круглогодичном режиме и чтобы был главный врач. А где лагерь возьмет главного врача? Он будет в закрытых деревянных корпусах сидеть всю зиму? Раньше департаменты здравоохранения оказывали поддержку, но сейчас в связи с изменением системы медицинского страхования – нет. Директора, конечно, ищут выходы, заключают договоры оказания возмездных и безвозмездных услуг».

Проверки лагерей посыпались после трагедии на Сямозере в Карелии в прошлом году, в результате которой утонули 14 детей. «С тех пор закрылось много лагерей, причем старых, заработавших имя и вышедших на определенный уровень, – отметила создатель и руководитель компании «Мирград» Наталья Лукьянова.  – По большому счету, для организаторов есть два выбора по форме – или ты туристический лагерь, или оздоровительный. Если ты оздоровительный, то должен быть не меньше «Орленка» или «Артека», иметь только пищеблок под 300 кв. метров. Если у тебя по 3 тыс. человек ездит за смену, это окупится. А если ты программный или туристический лагерь и заезд по 20–50 человек? Тогда ты должен быть туристическим лагерем. Но если ты туристический лагерь, то обязательно должен селить детей в палатки, и никак иначе. Промежуточной стадии нет. И мы сейчас с этим столкнулись. Нам пытаются сказать, что мы оздоровительный лагерь, а мы считаем, что нет».

В принципе, все нынешние правила и требования к лагерям существовали и раньше, но до трагедии на Сямозере на них просто закрывали глаза. «У нас 99% программных лагерей не соответствуют нормам, – считает Лукьянова. – А с последними изменениями в законы в этом году вообще впору закрываться. Изменения касаются педагогического образования вожатых, их стажа работы. Трудно найти адекватного вожатого, свободного на все лето, который при этом имеет педагогическое образование и стаж работы. А если таковой есть, значит, что у него большие проблемы в жизни. В моей команде есть люди, которые работают постоянно и которым более 30 лет, но это костяк людей, задействованных в течение года. На лето же людей нужно больше, а это, как правило, лишь студенты, которым нужна практика и подработка».

Причем подобные проблемы испытывают и городские лагеря, созданные на базе школ, домов культуры и других детских центров. «Как правило, это бизнес при бизнесе, сделанный на основе уже существующих детских клубов,  – рассказала собственник детского центра «Маленькая школа» в городе Череповец Елена Артемова. – В течение года клубы оказывают услуги по подготовке к школе, а на лето, так как большинство клиентов разъезжается, меняют направление работы. Но в связи с трагедией в Карелии объявлен прокурорский контроль, и многие просто не открылись, боятся. Получить официальное разрешение на организацию городского лагеря сложно. Поэтому часть структур называет себя не лагерем, а, например, организацией летнего досуга. Кто-то приостанавливает деятельность, кто-то закрывается, кто-то уменьшает объемы, а кто-то пытается получить разрешение».

Проблема в том, что само понятие детского лагеря размыто. В документах оно осталось еще с советских времен и предполагает, например, режим работы с 8 до 18 часов, организацию сна, питание, санитарные нормы. «Но в частных структурах, как правило, своего питания нет, и идет работа со сторонними организациями, – говорит Артемова. – А нормы детского питания другие, нежели в кафе. Если мы не называем себя лагерем, а называем организацией летнего досуга, то тогда этих норм нет, что тоже плохо. Так как понятию лагеря альтернативы нет, то прокуратура и все надзорные органы если видят что-то, похожее на лагерь, то и квалифицируют его как лагерь».

Непрофильные активы

По данным главы Роспотребнадзора Анны Поповой, в этом году 290 детских лагерей не получили разрешения на открытие. Сколько закрылось самостоятельно, точно неизвестно. Если же ориентироваться на данные BusinesStat, по которым в этом году насчитывается 42 тыс. лагерей, а в прошлом было более 44 тыс., то получается, что прекратили работу около 2 тыс. организаций.

«Из-за недостатка финансирования произошло устаревание материально-технической базы загородных детских оздоровительных учреждений, число достойных площадок упало, а не функционирующих – выросло, – отметила создатель и организатор детского языкового лагеря «Мимикрия» Наталья Фесенко. – Например, за последние 25 лет в Ленинградской области не было создано ни одного нового лагеря, зато участились случаи перепрофилирования земельных участков лагерей под коттеджную застройку в нарушение законодательного запрета». Как заметила директор детского лагеря «Дружба» Светлана Шушунова, такая же тенденция типична и для Московской области. В советские годы предприятиям активно выдавались земельные участки под строительство лагерей и домов отдыха, которые сегодня в большинстве случаев оказались непрофильными активами. Так, к примеру, появился коттеджный поселок «Рассказовка» на территории бывшего лагеря фабрики «Красный Октябрь». «Еще в начале 2000‑х годов насчитывалось более 300 лагерей, входящих в сеть Московской федерации профсоюзов, то есть предприятий и организаций, имеющих собственную базу, а сейчас их не более 50», – говорит Шушунова.

«На это даже никто не обращает внимания, – согласна Галина Суховейко. – Давно ставится вопрос, что нужна федеральная целевая программа по улучшению материально-технической базы лагерей. Анапа в советское время называлась детской здравницей, а там уже столько позакрывалось лагерей, в том числе в прошлом году! И в первую очередь закрываются лагеря предприятий и организаций. Например, в этом году не откроется один лагерь «Газпрома». Причины этого не столько в законах, сколько в экономике. Во‑первых, баснословно вырос налог на землю. Например, одному нашему лагерю в Краснодарском крае в связи с повышением кадастровой стоимости земли уже насчитали 8 млн рублей в год. Представьте, какой огромный налог в Московской области. Во‑вторых, очень дорогая электроэнергия. Лагеря, которые в основном расположены в сельской местности, платят как предприятия, поэтому и не выдерживают».

По словам Суховейко, в 2012 году на заседании у Дмитрия Медведева было обещано привести в порядок и сделать ремонт в шести лагерях в Московской области. В результате открылся только один, реконструкция остальных была начата и брошена.

Фото: Shutterstock
По подсчетам экспертов, полноценных загородных оздоровительных лагерей в России осталось уже не больше тысячи, да и те с трудом выживают из-за все ужесточающихся законов и правил и растущих налоговФото: Shutterstock

Частные перспективы

На этом фоне вполне закономерно организацией детского отдыха активно занялись частные структуры. Хотя разделить лагеря на чисто государственные и частные, по словам экспертов, зачастую бывает сложно. «Я считаю, что частных лагерей уже больше, – говорит Наталья Лукьянова. – Не помню, чтобы за последние годы открылся хоть один государственный, а закрылось много».

По ее мнению, бизнес в этой сфере открыть несложно, если не обращать внимания на законы, как это и делает большинство игроков рынка. «Мы ориентируемся на детские спортивные лагеря, – рассказала Лукьянова. – Семь лет назад помимо нашего было только два таких известных лагеря в стране. А сейчас мне кажется, что их уже сотни. Каждая конюшня начала проводить лагеря – домашние, агротуристические и т. д.».

Бурно растет и формат городских лагерей. По мнению Артемовой, здесь тоже превалируют частники: «Государственные – только те, которые организуются при школах. Они имеют двойное финансирование, из бюджета и от родителей. Популярность такого формата объясняется более привлекательной ценой и доверием родителей. Люди готовы устраивать детей в школьные лагеря, особенно детей с первого по четвертый класс, потому что в этом возрасте еще не все дети готовы выезжать без возможности видеться с родителями. Плюс у таких лагерей может быть своя специфика: это может быть английский лагерь, или экономический, или творческий, или робототехники». Именно развивающие и обучающие программы, согласна Шушунова, делают такие лагеря наиболее успешными, поскольку там привлекаются специалисты высокой квалификации, которые далеко не всегда могут работать «на выезде».

Что касается загородных объектов, то большинство новых лагерей базируется на территории пансионатов, санаториев, домов отдыха, которым стало выгодно сдавать в аренду свои площади. «Детский отдых без работы в межсезонье нерентабелен – высокая аренда земли, сложности при консервации и расконсервации базы, необходимость поддержания температуры в зданиях в период межсезонья, оплата педагогов и медицинских работников, расходы на программу и прочее, – объяснила Шушунова. – Также играет роль и пристальное внимание к детскому отдыху всех контролирующих органов, отсутствие четкой законодательной базы, критериев оценки, статистики в данной сфере. В последнее время курирование работы детских лагерей все время передают от одного ведомства к другому. Теперь это Министерство образования. В связи с этим, к примеру, при открытии нового объекта помимо оформления лицензии на медицинский кабинет может потребоваться и лицензия на образовательную деятельность. Как сфера будет работать дальше, пока не совсем понятно. Поэтому и прогнозы развития сегодня делать сложно».

По мнению Натальи Фесенко, проблемой отрасли также стало и отсутствие конкуренции – это не дает стимула поддерживать и улучшать качество предоставляемых услуг, которое зачастую оставляет желать лучшего.

Фото: Shutterstock
Сколько в России сейчас заброшенных детских лагерей, не знает уже никто, но их число все продолжает растиФото: Shutterstock

Инфляция детского отдыха

Однако даже при дефиците детских лагерей в последнее время и спрос на них стал падать. «На продажу путевок стал влиять кризис, сократилась глубина бронирования, – констатирует Шушунова. – Многие родители, которые раньше покупали путевки сразу на несколько смен, сейчас могут себе позволить купить только одну».

По оценкам BusinesStat, в 2016 году средние траты россиян на детские лагеря составили 36 тыс. рублей в год на одного ребенка. С 2012 года этот показатель увеличился на 40,5%, а к 2021 году аналитики прогнозируют среднюю цену путевки 48 тыс. рублей. Аналогичным образом увеличилась и средняя цена пребывания в детском лагере в день. Если в 2014 году она составляла 1716 рублей, то в 2016 году – уже 2151 рубль. И лишь из-за этого рынок в денежном выражении показывает стабильный рост – со 160,1 млрд рублей в 2014 году до 186,8 млрд рублей в 2016‑м.

По словам Натальи Фесенко, средняя стоимость путевки в Краснодарский край, например, в 2013 году была 35 тыс. рублей, сейчас – 46,5 тыс., и все благодаря лишь росту цен на коммунальные платежи, продукты питания, стоимости содержания зданий и индексации заработной платы.

«По сравнению с прошлым годом все лагеря в среднем подняли цену на 30%, – отметила Наталья Лукьянова. – На данный момент у нас в принципе выросли цены на все. Я овес для своих лошадей покупала по 6 рублей за кг, а сейчас – по 12. И зарплаты повысили примерно на 40%. Но здесь мы скорее исключение, чем правило».

Городские лагеря, по словам Артемовой, в этом году подняли ценники примерно на 10%. Причины те же – рост стоимости питания и заработной платы. «Плюс родители не готовы брать путевки без дополнительных услуг или развлечений, – добавила она. – А сюда входит подорожание транспорта, плата сторонним организациям». В результате лишь немногим путевки по карману.

Хотя некоторые родители получают возможность отправить детей на отдых если не бесплатно, то со значительной скидкой.

«Допустим, у нас есть дети, которые ездят от Министерства культуры. Соответственно, у них был договор, что Минкульт оплачивает 90% участия», – отметила Лукьянова. Правда, сколько сегодня таких счастливчиков, статистика умалчивает. «Если в советское время путевку получали на предприятиях практически все желающие за минимальный процент от стоимости, то сейчас в бюджетах предприятий такая статья расходов уменьшена – кризис, – констатировала Шушунова. – Также при приобретении путевок в лагеря возникает закон № 44 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», при котором предприятия выходят на торги. Не всегда удается приобрести путевку туда, куда хотят сами дети. Многим предприятиям выгоднее приобретать путевки через турфирмы, что еще более удешевляет конечную стоимость путевки».

Государственная поддержка при этом сегодня оказывается лишь некоторым льготным категориям: многодетным семьям, семьям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, детям-инвалидам, сиротам, приемным семьям и другим. Такие льготы определяют власти субъектов РФ, частично они предусмотрены федеральными программами.

«В этом году, например, не выделены федеральные деньги на отдых и оздоровление детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, – отметила Галина Суховейко. – И для дотационных субъектов это значительный урон, не нашли 4 млрд рублей».

Расчетная стоимость путевок и суммы возмещения родителям при предоставлении льгот определяются в каждом регионе по-своему и по стране сильно различаются. Некоторые субъекты возмещают затраты предприятиям, покупающим путевки детям своих работников, в некоторых, наоборот, в финансировании принимают участие профсоюзы.

Так, в этом году профсоюз Московской области выделил 8 млн рублей на отдых детей из семей с невысокими доходами. И только некоторые субъекты наконец повысили расчетную стоимость путевок, которая почти повсеместно, по словам Суховейко, все равно не учитывает все расходы лагеря.

В той же Московской области расчетная стоимость путевки составляет 27 тыс. рублей, в Пермском крае – 18,6 тыс., в Хабаровском крае – 20 тыс., в Брянской области – от 12,5 тыс. до 16,6 тыс. рублей в зависимости от типа лагеря. Размер и условия возмещения соответственно тоже разные. Самым передовым считается Санкт-Петербург. Здесь стоимость социальной путевки составляет 25,7 тыс. рублей, из бюджета выделено более 2 млрд рублей. Определены 14 льготных категорий, 12 из них получают возмещение 100%, остальные  – только 60%. Кроме того, это один из немногих регионов, которые ввели так называемые сертификаты на отдых ребенка, что дает возможность родителям самостоятельно выбирать лагерь. Однако большинство субъектов разрешают путевки только в пределах своей территории, а это, как правило, те самые городские школьные лагеря. Исключение составляют только северные регионы, тщательно отбирающие объекты для своих детей на юге.

Однако и эта система отнюдь не помогает хоть как-то упорядочить работу детских лагерей. «Сейчас во всех документах на первом месте ставят слово безопасность, – отметила Галина Суховейко. – Но подразумевают под ней только контроль. Но безопасность, по большому счету, заключается в другом – чтобы пригласить на работу с детьми специалистов высокого уровня. А за 10 тысяч рублей такой специалист работать не согласится».

КОНТЕКСТ

13.12.2016

Воспитание кривого сознания

В Госдуме готовят поправки в закон «О некоммерческих организациях», чтобы частные школы не могли основывать иностранцы

28.09.2016

«Окна жизни» закрываются

Правительство одобрило законопроект Мизулиной о запрете бэби-боксов

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ