26.06.2017 | Алексей Афонский

Повышение по графику

С 1 июля россиян ждет традиционный рост цен на коммунальные услуги. Какие регионы почувствуют на себе изменения тарифов больше остальных и почему

Фото: Коммерсантъ⁄Vostock Photo

Несмотря на падение реальных доходов россиян, власти требуют платить за ЖКХ по полной, без всяких «инфляция минус». Насколько справедливы новые цены и готовы ли граждане их платить?

Равнение на инфляцию

Подорожание коммунальных услуг в России традиционно происходит в середине года – с июля. За несколько месяцев до этого, осенью, правительство готовит специальное распоряжение, в котором указывает максимальное повышение цен для каждого региона (в этих пределах региональные власти могут самостоятельно определять размер надбавки, но любое превышение придется детально обосновывать). Рост не должен опережать темпы инфляции в конкретном субъекте РФ и в стране в целом (так называемая методика «инфляция минус») – за этим строго следит ФАС, которой в 2015 году отошли функции упраздненной Федеральной службы по тарифам. Ведомство при этом учитывает данные о затратах ресурсо-снабжающих компаний.

В конце 2014 года Центробанк перешел к плавающему курсу рубля и установил целевой порог годовой инфляции в 4%, который должен быть достигнут к нынешнему декабрю. В 2015 и 2016 годах его заменял промежуточный прогнозный уровень. В 2016 году он равнялся 7,2% (Мин-экономразвития давало 6%), и именно на эти цифры ориентировались власти, решая, на сколько можно повысить тарифы на «коммуналку». В итоге средний рост по 83 субъектам РФ (всем, кроме Крыма и Севастополя, для которых действует особый режим) в прошлом году составил 4,4%, то есть оказался намного ниже прогнозируемой инфляции.

В этом году такого гандикапа нет и в помине. Среднее подорожание – 4,06% (формально даже чуть выше инфляционного таргета от ЦБ). Его величина привычно варьируется от региона к региону: от 2,5% для Северной Осетии до 7% для Москвы. Это связано как раз с тем, что показатели инфляции везде разные. В начале июня общественность немного запутал замминистра экономического развития Николай Подгузов. В интервью он заявил, что коммунальные тарифы с июля будут проиндексированы «максимум на 4%», из чего можно было сделать вывод, что речь идет именно о максимально возможном повышении. Однако на самом деле чиновник имел в виду все же средний прирост цен по стране, пояснили «Профилю» в министерстве.

В пресс-службе ведомства отметили, что среднее подорожание соответствует параметрам, которые заложены в Прогнозе соци-ально-экономического развития на 2017–2019 годы. В документе, который писался весной 2016 года, указаны даже большие цифры: прирост общего тарифа на 5,1%. Из них коммунальные услуги (не совсем понятно, что именно имели в виду авторы) должны были подорожать на 4,8%, отопление – на 4,1%, водоснабжение – на 6,2%, газ – на 3% и электричество – на 7,1%. Как видно, структура коммунальных тарифов и их повышения неоднородна.

При этом важно различать тарифы ЖКХ и коммунальные тарифы – вторые являются составной частью первых. Дело в том, что жилищно-коммунальные услуги делятся на две части: собственно жилищные и коммунальные. К первым относятся управление многоквартирным домом, содержание и ремонт общего имущества, водо-, тепло- и электроснабжение на общих территориях, а также сборы на капитальный ремонт. Цены на все это не регулируются государством – они устанавливаются совместно жильцами и управляющей компанией. А вот коммунальные услуги включают в себя холодное и горячее водоснабжение, электроснабжение, отопление, газ, отведение сточных вод и вывоз мусора. Именно предельные тарифы на них устанавливаются властями и повышаются каждое лето.

Ниже обычного

В Министерстве строительства и ЖКХ «Профилю» заявили, что в этом году рост тарифов станет самым низким за последние пять лет. Это же подтверждают и специалисты, например, члены некоммерческого партнерства «ЖКХ Контроль». Его филиалы работают во всех субъектах Федерации. Руководитель ленинградского областного центра Сергей Худяев говорит, что таким образом власти учитывают возможности населения.

«Начали наконец-то учитывать. Но это и понятно – сколько можно одобрять повышение тарифов без учета какого-либо KPI. Ладно, раньше повышали цены, но что было сделано на эти повышения? Получается просто изъятие денег у потребителя без движения навстречу ему. Раз обновления не происходило, значит, эти деньги просто изымались. И сейчас речь идет о том, что если тарифы повышать, то только под какие-то обоснованные программы: обновление инфраструктуры, замену оборудования. По-другому быть и не должно. Все остальное – от лукавого. Думаю, что в дальнейшем будет именно такая тенденция», – уверен Худяев.

«Просто можно взять лист бумаги и посчитать: на сколько за последние десять лет повысились цены на ЖКХ и на сколько при этом снизилась аварийность. Цены повышаются – аварии не прекращаются. Это значит, повышение тарифов идет не в модернизацию, а все туда же, – поддерживает его замдиректора Центра управления ЖКХ Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС) Евгений Блех. – Я никогда в жизни не видел обоснования, по которому регионы повышают тарифы больше разрешенного правительством уровня. Его, как правило, не существует – регионы устанавливают цены произвольно. Есть региональная энергетическая комиссия, которая просто ставит всех перед фактом».

«Не везде выдерживается распоряжение правительства, не во всех регионах. В Facebook есть группа «Профессионализм в ЖКХ». Там встречаются эмоциональные всплески. Люди понимают, что распоряжение выпущено, но далеко не все региональные власти его соблюдают. В нем ведь ничего не написано о последствиях за превышение», – поддерживает Сергей Худяев. При этом он утверждает, что в его родном регионе – Ленинградской области – все повышения тарифов тщательно обосновываются: «Если в каких-то поселениях рост чуть больше, он обоснован. Необоснованного роста в нашем регионе нет. Я сам участвовал в рассмотрении предложений от ресурсоснабжающих организаций – их все, что называется, резали».

Народ против… Или нет

Впрочем, в разных регионах среди населения можно встретить едва ли не полярные настроения. По крайней мере, об этом говорят представители местных отделений «ЖКХ Контроля». Екатерина Родионова из Свердловской области рассказала «Профилю», что уже начала получать жалобы от местных жителей, недовольных ростом тарифов. «Ситуация началась в январе, когда плату на общедомовые нужды включили в счет содержания жилья. Тогда еще не было тарифов от Региональной энергетической комиссии, расчет шел по нормативу. К нам стали обращаться люди, говорили, что слишком большие суммы в квитанциях приходят. А теперь еще и тарифы повысили, еще больше будет обращений. Я даже не знаю, что с 1 июля будет твориться здесь, в приемной», – сетует она.

Собеседница «Профиля» признает, что повышение на этот раз оказалось меньше, чем в последние годы, но допускает, что ситуация все равно может выйти из-под контроля: «Мы замечаем недовольство людей – им платить нечем. Судя по тому, как население реагирует на перемены, я не исключаю акций протеста. Давайте возьмем транспортную реформу – с акциями протеста выходили люди, в основном пенсионеры. Именно они, как правило, и жалуются на повышение тарифов, ведь пенсии небольшие».

Коллега Родионовой из тамбовского центра «ЖКХ Контроля» Сергей Захарцев, напротив, считает, что рост стоимости ЖКХ встречает у земляков понимание. «Рост тарифов неизбежен, населению все заранее объясняется: почему они растут. Самое главное, население видит работу по перекладке труб, квартальных сетей, магистралей. Поэтому рост цен не то чтобы оправдан, но люди видят результат, приходят на общественные слушания. Недостатка информации для населения нет», – говорит он.

Как быть

Эксперт постоянной комиссии по городскому хозяйству, градостроительству и земельным вопросам Заксобрания Санкт-Петербурга Владислав Воронков соглашается с тем, что ежегодное подорожание коммунальных услуг – объективный процесс, но все же предлагает варианты улучшения ситуации. Всего их три. «Первый – это продолжать практиковать концессионные соглашения, создавать государственно-частные партнерства, где инвесторы на долгосрочной основе могут повлиять на сдерживание роста тарифов, вкладываться в ремонт инженерных сетей и коммунальной инфраструктуры, – говорит он. – Все это может позволить сократить затраты, которые в итоге ложатся на граждан. Минстрой поддерживал такой подход, но пока он не слишком популярен».

Еще один путь – льготные кредиты для ресурсоснабжающих организаций, субсидирование которых взяло бы на себя государство. «Многие такие организации из-за износа оборудования вынуждены привлекать займы. А рассчитаться по ним сложно. Экономика тут очень простая: берем кредит под 12% годовых, а тариф может быть увеличен только на 6% или вовсе на 4,5%. Возвратность средств при кредитовании невозможна. По-этому ресурсоснабжающие организации кредитуют без большой охоты. С одной стороны, правительство призвало привлечь в этот бизнес частные долгосрочные инвестиции. Но с другой – никто не хочет пускать посторонних людей с посторонними деньгами. Поэтому выкручиваются как могут, и не всегда это экономически безопасно для граждан», – говорит Воронков.

Наконец, третье решение – стимулировать энергосбережение по всей стране. Правда, уточняет эксперт, существующие механизмы далеки от идеала: «Чтобы полноценно реализовать нынешний закон «Об энерго-сбережении», он должен действовать повсеместно и для каждого вида коммунального ресурса. А не так, как сейчас: предприятия и госучреждения на бумаге обязаны экономить, а жители в многоквартирных домах говорят, что им затраты на энергосберегающее оборудование неинтересны из-за дороговизны. Нужно применять энергосберегающие технологии по всей стране. Но на сегодняшний день нет ни одного рычага принуждения, и меры стимулирования очень слабые».

В конце весны ФАС внесла в правительство законопроект, согласно которому коммунальные тарифы будут рассчитываться единообразно и сразу на несколько лет вперед. «Мы намерены ввести базовые принципы, единые для всех, а к ним добавлять отраслевые коэффициенты при наличии специфики. Мы зафиксировали, что должно быть в тарифе, чего не должно и где остается поле для нормативного регулирования. Этот закон – основа основ, к которой потом можно плюсовать любую специфику, – говорил глава ведомства Игорь Артемьев. – Понятно, что котельная в Якутии будет иметь иную формулу тарифа, чем, например, в Ставрополье. Но сама формула должна быть единой или подобной для всех котельных».

По задумке ФАС, новый закон позволит снизить рост тарифов, поскольку будет стимулировать поставщиков сокращать издержки. А самой службе больше не придется проверять обоснованность тарифов, поскольку они будут устанавливаться по единой формуле. Чиновник рассчитывает, что закон будет принят через полтора года.

«Дорогие» Волгоград, Новосибирск и Крым

Пока же населению стоит готовиться к повышению тарифов, до которого осталось меньше недели. И если в большинстве субъектов РФ власти стараются не превышать указанный в распоряжении правительства предел, то в некоторых подорожание выглядит катастрофическим. Так, администрация Волгоградской области еще в конце прошлого года санкционировала рост тарифов в областном центре сразу на 9,8%. Это грозит стать для населения тем более чувствительным, что регион традиционно возглавляет российские антирейтинги по уровню жизни. Правда, в самой области (то есть за пределами Волгограда) цены увеличатся на прописанные кабмином 4,2%.

«Я подписал непопулярное решение, согласованное с органами муниципальной власти, по поводу увеличения выше 4% – до 15% по большинству территорий тарифов, – говорил в декабре прошлого года губернатор Новосибирской области Владимир Городецкий. – Убежден в правильности и экономической целесообразности решения, но есть судьбы людей. Для кого-то прибавка в 200 рублей ничего не значит, а для кого-то 50 рублей – это считанные деньги в семье. Поэтому надо разработать дополнительные меры поддержки этой категории на приростной характер нагрузки – вот задача для социального блока». Какие именно меры разработали власти для населения, до сих пор неизвестно. Тем временем с 1 июля новосибирцам придется платить на 20% больше за холодную воду, на 15,9% – за горячую, на 20,1% – за водоотведение и на 14,9% – за отопление. Электроэнергия (2,9%) и газ (3,9%) на этом фоне практически не подорожали. В распоряжении правительства для Новосибирской области установлен рост тарифов ровно в 4%.

Отдельная ситуация в Крыму и Севастополе. Они не указаны в распоряжении, и повышение там происходит несколько раз в год. Это связано с тем, что сейчас тарифы для жителей полуострова сильно отстают от среднероссийского уровня. С 1 января стоимость электричества выросла на 15%, отопления – на 9,6%, газа – на 10% и воды – 15%. С 1 июля еще на 10,3% подорожает газ, на 15% – электричество. А тарифы на водоснабжение увеличатся еще дважды: в июле и в октябре, и каждый раз на 15%. Льготные условия предусмотрены для многодетных и приемных семей, детских домов семейного типа и для жителей домов без централизованного газо- и теплоснабжения.

Владислав Воронков из петербургского Заксобрания вспоминает, как несколько лет назад власти Хабаровского края снизили тарифы на электроэнергию: «Это стало возможным благодаря тому, что они оптимизировали ее выработку. Но это единичные случаи, и в последнее время такого не происходило».

Разрешите не согласиться

Впрочем, недовольные россияне могут оспаривать необоснованные, на их взгляд, тарифы. Для этого существует несколько способов. «Это полномочия ФАС. Если кто-то считает тарифы неправильными или необоснованными, он может обратиться в ФАС, и там все проверят. Это все перепроверяется на федеральном уровне. На уровне субъектов тоже есть тарифные комиссии, которые все проверяют, утверждают», – говорит Воронков.

Кроме того, закон «О защите прав потребителей» предусматривает возможность судебного иска к поставщику коммунальных услуг. Причиной может стать их низкое качество или перебои. В случае победы жилец может рассчитывать на денежную компенсацию или скидку на будущие услуги вплоть до полного освобождения от оплаты. «Ответчиком в данном случае может выступать ресурсоснабжающая или управляющая компания. Или они вместе. Все зависит от условия заключенного договора в каждом конкретном доме, который нужно очень внимательно изучать, – говорит адвокат Наталья Григорьева. – Вариантов может быть много: перетоп, недотоп, отсутствие воды. Но тут вопрос в другом. Чтобы доказать в суде право на компенсацию, гражданин должен оценить качество предоставленных ему услуг. Самостоятельно это сделать достаточно трудно. Нужно либо привлекать специалистов по жилищной оценке, либо управляющую компанию, либо ГБУ «Жилищник», либо ЖСК с ТСЖ».

Перспектива оспаривания, по словам юриста, существует, особенно в части отопления. «Управляющие компании часто обращаются к Гидрометцентру, чтобы понять, когда стоит топить, а когда – нет. Это может послужить хорошим подспорьем в суде. Но опять же, самый главный вопрос при обращении в суд – оценка качества оказанных услуг. И обычно это сложный и дорогой процесс», – говорит Григорьева.

13 июня разъяснение по вопросу выпустил Пленум Верховного суда. Он подтвердил право граждан, о котором говорит собеседница «Профиля», и расписал механизм получения компенсации. «Мы, юристы, благодарны Верховному суду за разъяснение. Но оно мало что поменяет в судебной практике. Многое будет зависеть от того, как оно будет исполняться судами, ведь у нас в России не прецедентное право», – отмечает адвокат.

 

24СМИ