22.06.2017 | Филип Калета | Катерина Каплюк | Катерина Лутска, Яна Степанюк Перевод: Владимир Широков

Немцы с советским прошлым

Проблема беженцев, критика в адрес Путина заставляет миллионы выходцев из СССР в Германии менять политическую ориентацию

Немецким депутатам выстроить диалог с избирателями-репатриантами непросто: они могут посещать мероприятия раз в квартал, а Russia Today потчует русских немцев своим контентом ежедневно Фото: strassenstriche.net/Flickr

Традиционные немецкие партии начинают все больше интересоваться миллионами избирателей «с российским прошлым». По словам председателя федерального правления Землячества немцев из России, поддержку получат те из них, «кто будет воспринимать нас всерьез и решать наши проблемы».

Посиделки баден-вюртембергской ячейки партии «Альтернатива для Германии» на тему кризиса беженцев заканчиваются уже затемно. Петер Браун, садясь в автомобиль, объясняет, что ночью ходить по Пфорцхайму стало опасно: «Мы, немцы, чувствуем себя меньшинством». 57‑летний мужчина, похоже, даже не замечает иронии своих слов: сам он родился в Таджикистане, приехал в Германию подростком, и часто новые соседи смотрели на него и его родителей с недоверием. Но это было давно. Сегодня Браун нашел свое место в социуме. Другие – нет. Таких, как он, – бывших граждан бывшего Советского Союза – на территории Федеративной Республики три миллиона.

Борьба за голоса «русских»

В преддверии выборов в бундестаг осенью 2017 года немецкие партии разглядели в русских немцах целевую группу, тем более что политическая лояльность к правящему Христианско-демократическому союзу (ХДС), за который они из благодарности Гельмуту Колю (после ликвидации «железного занавеса» он впустил их в страну) голосовали все эти годы, в их кругах сходит на нет. Многих репатриантов смущает политика Ангелы Меркель в отношении беженцев и критика Запада в адрес Владимира Путина. Многие в последнее время потеряли доверие к общественным институтам в своей стране.

Это играет на руку не в последнюю очередь «Альтернативе для Германии», которая пользуется поддержкой российских СМИ, периодически подогревающих ксенофобские настроения у «соотечественников» в Германии. Похоже, манипуляции приносят свои плоды. В Пфорцхайме, где русские немцы составляют большой процент населения, на недавних выборах «Альтернатива» получила больше 20% голосов.

В начале 2016 года немецкие газеты писали о некой Лизе: слух о том, что 13‑летняя девочка из семьи русских немцев, проживающих в берлинском районе Марцан, была похищена и изнасилована иностранными мигрантами, оказался ложным. Тем не менее российская пропаганда продолжала придерживаться первоначальной версии, причем весьма результативно. Возмущенные русские немцы вышли на протесты против случая с Лизой и кельнских событий 31 декабря 2015 года к ведомству канцлера. «Руки прочь от наших детей!», – скандировали многие.

Возможно, многие русские немцы принимают тему беженцев так близко к сердцу потому, что она пробуждает их прежние страхи, напоминает о том, как тяжело им было устроиться и интегрироваться. Сегодня председатель молодежного крыла «Землячества немцев из России» Вальтер Гаукс, как и Браун, приехавший в Германию подростком и столкнувшийся с недоброжелательным отношением местных жителей, добивается улучшения условий для интеграции русских немцев в стране. Он внимательно следил за освещением случая с Лизой российскими журналистами. «Пресса вбила клин между нами и остальными немцами» – так Гаукс характеризует роль российских СМИ. Он пытается установить в социальных сетях контакт с как можно большим количеством русских немцев, чтобы обратиться к ним с призывом: «Дорогие соотечественники, не давайте радикалам использовать себя!»

Считается, что интеграция немецких репатриантов в общем-то состоялась, – в частности, об этом свидетельствует исследование Федерального ведомства по вопросам миграции и беженцев. И тем не менее выстроить диалог с избирателями из бывших республик СССР непросто, отмечает генеральный секретарь ХДС Петер Таубер: депутаты могут посещать мероприятия объединений русских немцев от силы раз в квартал, в то время как пропагандистский канал Russia Today потчует их своим контентом несколько раз в день, создавая причудливую картину Федеративной Республики.

Аналогичные доводы приводят и социал-демократы (СДПГ); они намерены добиваться широкого признания дипломов репатриантов о среднем и высшем образовании, чтобы дать им возможность повышать квалификацию и претендовать на более высокооплачиваемую работу.

Немцы среди немцев

В облачную погоду кварталы многоэтажек в пфорцхаймском районе Букенберг-Хайдах кажутся образцовой фабрикой оттенков серого. Свыше 60% жителей сами родились не в Германии или имеют иммигрантские корни; в основном это русские немцы. На последних выборах «Альтернатива для Германии» получила здесь 43,2% голосов.

Те немногие люди, которых можно увидеть на улице, – преимущественно пенсионеры. Зато в магазинчике «Галинка» царит оживление. Помимо русских колбас здесь можно закупиться матрешками с лицами известных политиков: снаружи – Путин, внутри – Сталин, Ленин и Горбачев. Рядом – салон-парикмахерская «Алона», где, похоже, беспрерывно вещает российский Первый канал. Владелица, 37‑летняя Алона Файль, говорит: «Без знания русского языка в Хайдахе тяжело».

Политикой она не интересуется. Российские выпуски новостей смотрит только ради мужа, который ругается с телевизором, когда там показывают критические сюжеты о Путине. Как и многие другие пфорцхаймцы, Алона вышла на улицы, когда слух о случившемся с Лизой достиг Шварцвальда. «Все преступники должны понести наказание», – говорит парикмахер. То обстоятельство, что история с изнасилованием на поверку оказалась вымышленной, ее отношения не меняет: мол, демонстрации против насилия «никогда не помешают».

Раньше проблемами немецких репатриантов из России занималась Эрика Штайнбах. Будучи президентом Объединения вынужденных переселенцев, она боролась за повышение пенсий вернувшимся на историческую родину. Но в середине января депутат бундестага вышла из ХДС из-за несогласия с политикой в отношении беженцев. Штайнбах понимает тех русских немцев, которые отворачиваются от правящей партии: беженцам сегодня приходится легче, чем им самим в 1990‑е годы. Бывшие советские граждане с немецкими корнями по прибытии в Федеративную Республику не могли рассчитывать на такое «привилегированное обращение», с которым сегодня принимают претендентов на убежище.

Вальдемар Айзенбраун считает, что ему повезло: он приехал в Германию в числе самых первых «возвращенцев» и вместе с родителями попал в одну баварскую деревушку. Там не было большого количества русских немцев, и потому семье быстро удалось интегрироваться. Это отличает их от многих других, приезжавших позднее и заселявшихся в гигантские многоквартирные дома, где часто репатрианты оказывались среди себе подобных.

Сегодня Айзенбрауну 42 года, он – председатель федерального правления землячества немцев из России. Расхожие клише о русских немцах его возмущают: многие коренные жители Германии почему-то смотрят на мигрантов с Востока как на преступников, безработных и тунеядцев. У главного представителя русских немцев накипело: «Ценности в Германии очень сильно отличаются от наших», – говорит он. Например, он, как и многие его соотечественники, не может понять, почему однополым парам разрешили регистрировать свои отношения в загсах: «Я убежден, что семьи должны состоять из отца, матери и детей».

Традиционные партии наконец просыпаются и начинают больше интересоваться миллионами избирателей «с российским прошлым». «Кто будет воспринимать нас всерьез и решать наши проблемы, тот и получит нашу поддержку, – говорит он. – Но чем больше нас будут игнорировать, оговаривать в СМИ и навешивать на нас ярлыки, тем больше будут усиливаться протестные настроения». Айзенбраун не теряет надежды. «Мы хотим, – говорит он, – быть немцами среди немцев».

Публикуется в сокращении.

КОНТЕКСТ

19.07.2017

Тайная вечеря

Белому дому пришлось оправдываться из-за разговора Трампа и Путина за ужином

13.07.2017

Подставка оборудования

В порту Феодосии заметили новые турбины от Siemens

10.07.2017

Споры без истин

Итоги в целом успешной встречи Дональда Трампа и Владимира Путина оказались противоречивыми

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ