15.06.2017 | Кристина Хебель

«Почему вы стремитесь оговорить российский спорт?»

Виталий Мутко вступился за отечественных футболистов и болельщиков в интервью Der Spiegel

Фото: Александр Корольков/«Профиль»

Курирующий спорт вице-премьер России Виталий Мутко пообещал в интервью Spiegel Online, что организация Кубка конфедераций и ЧМ-2018 по футболу будет прекрасной, и объяснил, почему предпочел членству в исполкоме ФИФА работу в правительстве РФ. Кроме того, Мутко заверил, что участники и гости российских футбольных турниров могут не опасаться ни хулиганов, ни расистов, и назвал надуманной проблему допинга в футболе.

— Российский футбол пользуется не самой хорошей славой. На ЧЕ-2016 в Марселе российские футбольные хулиганы жестко атаковали британских болельщиков. Что вы скажете, чтобы иностранные болельщики не побоялись приехать в Россию?

— Нельзя переносить на футбол все, что происходит за пределами футбольного поля. Россия — одна из самых безопасных стран в мире, в попытках сделать из нее какую-то опасную страну, оговорить для нас ничего нового нет, мы это уже видели перед Олимпийскими играми в Сочи. И что же получилось? Все остались довольны. Я могу вас заверить, что так же будет и на этот раз. И хочу подчеркнуть: во время Чемпионата России, который посетили миллионы болельщиков, все прошло спокойно.

— Стало быть, вы больше не видите проблем с хулиганами? Тем не менее, совсем недавно в целях профилактики президент Путин подписал «антихулиганский» закон.

— Хулиганы есть и в других странах. Я видел, как вели себя британские болельщики, своими глазами. А их было 25-50 тысяч человек. Но об этом вы не пишете, а пишете только о наших болельщиках, причем во всех подробностях. Наших же было всего 200 болельщиков!

— Которые устроили уличные бои.

— Конечно, мы тоже бываем возмущены, когда наши болельщики нарушают общественный порядок за пределами страны. После этих инцидентов мы приняли меры по борьбе с хулиганством: это штрафы до 20 000 рублей, арест до 15 суток и запрет посещения матчей сроком до 7 лет.

— Еще одной проблемой российского футбола является расизм. Бывало, в зарубежных темнокожих игроков с трибун бросали бананы, другие имитировали крик обезьян.

— Россию постоянно мониторят ФИФА и УЕФА. Как вы думаете, они бы допустили проведение у нас ЧМ, если бы видели проблемы в этой области? За последний сезон у нас не было ни одного расистского проявления. Здесь у нас ситуация под контролем.

— Первая игра Кубка конфедераций будет проходить 17 июня на стадионе в Санкт-Петербурге. Его строительство омрачалось скандалами: стоимость стадиона многократно возросла, строители, в том числе из Северной Кореи, работали в недостойных человека условиях. Насколько это навредит турниру?

— Да, стадион обошелся в 46 млрд рублей, и это много. Но его строительство началось до того, как в 2010 году было принято решение о проведении ЧМ в России. На самом деле он проектировался как региональный стадион, только в конце 2013 года у нас появилась окончательная концепция чемпионата, и в 2014 году правительство России взяло под контроль все 12 стадионов, в том числе в Санкт-Петербурге. Строительство велось с 2007 года, и это большой срок. Когда мы сменили генподрядчика, то обнаружились недоделки. Их нужно было устранять, а сам стадион — перестраивать для ЧМ. Это привело к определенному удорожанию.

— А что вы скажете об условиях труда? ФИФА в письме осуждает недостойные человека условия, в которых вынуждены были трудиться рабочие Северной Кореи.

— ФИФА никого не критиковала. С самого начала мы договорились, что ФИФА будет мониторить условия труда на объектах в России. И если ей что-то не нравилось, мы всегда сразу же принимали жесткие меры. Что касается северокорейских рабочих, то я не могу вам даже сказать, работали ли они на стадионе.

— Об этом рассказывает не один свидетель.

— Контролировать, какой персонал нанимают субподрядчики, — это не наше дело. Но я могу вам сказать, что у нас с Северной Кореей есть правительственное соглашение, позволяющее привлекать корейских работников и регулирующее трудовые отношения. Условия труда у нас жестко регламентируются, возможно, даже жестче, чем во многих других странах.

— Россия периодически попадает на первые полосы газет в связи с допинговыми скандалами. Почему мы должны верить в чистоту российского футбола?

— Это действительно надуманная проблема. Я не могу понять, почему вы так стремитесь оговорить российский спорт. Попытки очернить Россию предпринимаются регулярно.

— Для этого есть причины, в частности, систематический допинг в российской легкой атлетике.

— Футбол — это командная игра, и с помощью одного допинга в ней победить невозможно. ВАДА организует допинг-контроль игроков, кроме того, этим занимаются и ФИФА, и УЕФА. Так что этот вопрос надо задавать им. Наша система дала сбой, мы отреагировали, российское антидопинговое агентство РУСАДА было реорганизовано в соответствии с требованиями ВАДА и МОК. Мы инвестируем миллиарды в развитие спорта, и нам не нужны лжепобеды с помощью допинга, тем более в футболе.

— В европейском клубном футболе Россия до сих пор влачит скорее жалкое существование — в отличие от хоккея на льду, где созданная Россией КХЛ стала глобальной конкуренцией североамериканской НХЛ. Насколько важен футбол для российского общества?

— Это совершенно несравнимые вещи. В футбол играют 209 стран мира на всех континентах, в хоккей на льду — только на двух континентах. Конечно, хоккей у нас — один из национальных видов спорта, имеющий большое значение для всей страны, и наш президент тоже играет в хоккей. Но в футболе зарыт большой потенциал, его нужно использовать. Да, на ЧЕ-2016 во Франции мы даже не вышли из группы. Но в клубном футболе мы занимаем шестое место в Европе. И через сезон три российских клуба будут играть в Лиге чемпионов. Средняя посещаемость наших матчей — 13 000 человек. Рейтинг футбольных трансляций тоже намного выше, чем у хоккея.

— Как вы оцениваете шансы России на Кубке конфедераций? Ваша сборная может выйти в финал?

— Сложный вопрос. У нас много новых игроков и только четыре игрока из предыдущего состава. Возможно, мы запоздали с таким обновлением сборной. Кубок конфедераций имеет колоссальное значение для нашей команды, чтобы молодые игроки смогли проверить свои силы на настоящем турнире.

— Если отвлечься от футбола, насколько важен Кубок конфедераций для России?

— Мы еще никогда не проводили турниров такого уровня. Это как генеральная репетиция.

— Какую цель вы ставите перед собой в связи с ЧМ? В первую очередь, это развитие регионов?

— Разумеется, мы заинтересованы в развитии своей страны, ведь речь идет об 11 городах чемпионата. Мы инвестируем в инфраструктуру свыше 50 миллиардов долларов: это современные аэропорты, станции метро, железнодорожное сообщение, больницы, машины скорой помощи, информационная инфраструктура и безопасность. К этому добавляются 12 стадионов и 100 тренировочных площадок. Мы хотим поднять интерес молодежи к спорту, и мы хотим показать Россию миру. Те, кто приедет в Россию, увидят не только Москву и Петербург, но и города на юге, у Черноморского побережья, и в Поволжье. Все больше туристов приезжают в нашу страну, чтобы познакомиться с Россией.

— Сегодня в основном это жители Азии.

— Почему же? Нет, это и западные европейцы, и в том числе немцы.

— После введения санкций в связи с войной на Украине их стало меньше.

— Я бы не сказал, что намного. К тому же, это обусловлено отчасти ситуацией в мире. Россияне тоже стали меньше ездить за границу из-за проблем с безопасностью. Но о политике я сейчас говорить не хочу. Организация Кубка конфедераций и ЧМ будет прекрасной, Россия докажет свое гостеприимство на деле. Мы предоставим безвизовый въезд всем, у кого будет паспорт болельщика. Мы пустим бесплатные для болельщиков поезда между городами турнира. Будут созданы фан-зоны.

— Недавно вас исключили из исполкома ФИФА, это как изгнание с политического олимпа футбола. Вам не досадно, что это произошло практически накануне ЧМ?

— Вовсе нет, ведь я был его членом на протяжении девяти лет.

— Неужели? Официально было объявлено, что вы не можете выставить свою кандидатуру на перевыборы, чтобы исключить опасность «политического влияния» на ФИФА. Ведь вы — вице-премьер России.

— После реформы в ФИФА был создан комитет по соответствию, который считает, что ФИФА должна быть политически нейтральной. Мой коллега Райнхард Гриндель, глава Немецкого футбольного союза, сложил с себя полномочия депутата Бундестага, чтобы иметь возможность быть переизбранным. Я же решил остаться вице-премьером.

— Значит, ваша политическая работа вам важнее?

— Я отвечаю за успех проекта ЧМ в России, я веду этот проект с 2010 года. Как я могу за год до чемпионата все бросить? Но я уверен, что в составе исполкома ФИФА снова будет российский представитель.

— Кто он?

— У нас есть кандидаты, подходящие под критерии.

— А кто именно?

— После выборов вы сможете его поздравить.

КОНТЕКСТ

05.09.2017

Малыш на 200 миллионов

Трансферный бум в европейском футболе побил все мыслимые рекорды

01.09.2017

Золотой мяч

Английская футбольная премьер-лига установила трансферный рекорд всех времен

29.08.2017

Окно в Европу

Минобороны пообещало полную открытость учений «Запад-2017»

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ