05.06.2017 | Александра Юшкявичюте

Экстремистка и растратчица

Бывший директор Библиотеки украинской литературы Наталья Шарина получила условный срок

Фото: АГН «Москва»

Бывшего директора Библиотеки украинской литературы Наталью Шарину приговорили к 4 годам лишения свободы условно. Ее признали виновной в экстремизме и растрате бюджетных денег. Защитник в суде утверждал, что обвинение в экстремизме, по статье 282 УК РФ, — незаконное, а дело должно было рассматриваться в рамках статьи 20.29 КоАП. Собеседники «Профиля» подчеркивают, что уголовное наказание в данном случае имеет место быть.

Суд вынес приговор

Мещанский суд Москвы приговорил экс-директора Библиотеки украинской литературы Наталью Шарину к 4 годам лишения свободы условно (при этом 1 год и 7 месяцев, которые осужденная провела под домашним арестом, зачтут в срок наказания). Бывшего директора культурного учреждения признали виновной по двум статьям: 282 УК «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» и чч. 3 и 4 статьи 160 УК «Присвоение или растрата».

Сторона обвинения

По версии следствия, во-первых, Шарина организовала возможность получения доступа для читателей к запрещенным в России книгам, среди которых роман «Война в толпе» автора Дмитрия Корчинского, сборники стихов Дмитрия Павлычко («Книга памяти», «Время поэзии» и «Голоса моей жизни») и детский журнал «Барвiнок».

Во-вторых, следствие установило, что подсудимая в 2011 году незаконно перечислила 297 тысяч рублей бюджетных средств государственной библиотеки (предназначенных для выплат юристам учреждения) на счет Московской коллегии адвокатов. Эти деньги она тратила на свою защиту по предыдущему уголовному делу об экстремизме, которое впоследствии было закрыто из-за отсутствия состава преступления. Кроме того, следователи посчитали, что подсудимая в 2011-2013 гг. фиктивно устроила на работу в библиотеку юристов и выплатила им 1,8 млн рублей.

Версия обвиняемой стороны

В суде Шарина вину по всем эпизодам обвинения отвергла. Относительно обвинения в экстремизме, она сказала, что следователи требуют от библиотеки выполнять несвойственные функции — цензурировать книги. Она также назвала решение суда политическим. «Это политическое дело. Я 35 лет работала библиотекарем. Видимо, разрушение библиотеки было выгодно. Мне жалко библиотеку», — сказала она.

Адвокат Шариной Иван Павлов на суде назвал приговор незаконным. Во-первых, по версии РИА Новости, он сказал, что в деле нет состава преступления, поскольку формирование библиотечного фонда и расстановка книг на полках не входят в обязанности директора библиотеки (по версии ТАСС, адвокат сказал, что само по себе хранение материалов, пусть даже признанных экстремистскими, не образует состав уголовного преступления, для этого есть административное наказание). Во-вторых, адвокат утверждал, что книги в библиотеку подбросили — на одной из них, по его словам, не было библиотечного штампа. Защита подсудимой собирается обжаловать приговор, если это потребуется, в ЕСПЧ.

282 УК или 20.29 КоАП

Как отметил в разговоре с «Профилем» управляющий партнер адвокатского бюро «Вишневский и партнеры» Герман Вишневский, вопрос принадлежности факта распространения экстремистских материалов к статье 282 УК РФ или 20.29 КоАП РФ должен разрешаться в зависимости от направленности умысла лица, распространяющего указанные материалы.

«Обвинению надлежало доказать, а суду установить, что распространение материалов, признанных экстремистскими, преследовало своей целью именно возбуждение ненависти по признакам национальности. Если же наличие такого умысла не доказано, то содеянное надлежало квалифицировать по ст. 20.29 КоАП РФ», — сказал юрист.

Хранение и распространение

Председатель коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Евгений Корчаго в первую очередь подчеркнул, что он не в силах оценить законность и обоснованность приговора, поскольку не участвовал в качестве защитника по этому делу. Однако, действительно, сам факт хранения экстремистских материалов не обнаруживает состава уголовного преступления. Но при этом, как подчеркнул собеседник «Профиля», гособвинение говорило о доказанности факта распространения. «Распространение подразумевает любую передачу информации, в том числе и безвозмездную возможность кому-либо с этими материалами ознакомиться». — пояснил Корчаго.

Адвокат также посчитал нужным сделать акцент на другом аспекте. Помимо статьи об экстремизме, Шаровой вменяли два «имущественных» состава — это части 3 и 4 статьи 160 УК. «Я могу сказать, исходя из своей практики, что в данном случае приговор по двум эпизодам этой статьи очень мягкий (по части 3 срок наказания до 6 лет лишения свободы, по 4-й — до 10 лет). Как правило, сроки по обвинению в рамках этих двух статей дают реальные», — подчеркнул он.

«У нас в принципе любое уголовное наказание имеет целью общую и частную превенцию. То есть функцию, направленную на недопущение совершения преступлений как самим лицом, так и другими лицами», — отметил Корчаго, подчеркивая, что «вопрос ажиотажа связан именно с экстремистской литературой».

Как все начиналось

Уголовное дело по статье 282 против Шариной возбудили осенью 2015 года. Тогда московский депутат от «Справедливой России» Дмитрий Захаров указал на то, что в библиотеке распространяется признанная в России экстремистской литература. В связи с этим в учреждении были проведены обыски. В результате директора задержали, а потом (в октябре 2015 года) посадили под домашний арест. Весной 2016 года Шариной предъявили еще и обвинение в растрате.

КОНТЕКСТ

15.12.2017

Охота на «Систему»

Почему государство никак не реагирует на то, что АФК «Система» фактически доводят до банкротства

12.12.2017

Сам себе военнопленный

Суд освободил Михаила Саакашвили и тот вернулся в палатку

07.12.2017

Апология министра

Последнее слово Алексея Улюкаева прозвучало покаянием

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ