28.04.2017 | Алексей Афонский

Конец пиара на костях

СК завершил расследование двух дел о нарушениях на митингах 26 марта

Фото: shutterstock

Следствие объявило, что передает в прокуратуру дела Юрия Кулия и Станислава Зимовца. Их обвиняют в применении насилия к представителю власти. Делами двух других известных общественности обвиняемых пока еще занимаются следователи. Но в адвокатской среде говорят о еще нескольких задержанных, данные о которых СК не предает огласке.

«По данным следствия, 26 марта текущего года Зимовец, находясь на Пушкинской площади в ходе несанкционированного массового мероприятия бросил кирпич в сотрудника Росгвардии, причинив ему физическую боль. Обвиняемый Кулий, как полагает следствие, совершил нападение на сотрудника полиции», — говорится в сообщении СК.

Утверждается, что у следователей есть доказательства, подтверждающие вину Зимовца и Кулия, в том числе видеозаписи, показания свидетелей и их самих. После того как прокуратура утвердит обвинительные заключения, оба дела, выделенные в отдельное производство, будут направлены в суд. Расследование в отношении двух других обвиняемых — Андрея Косых и Александра Шпакова — продолжается.

О задержании всех четверых стало известно 13 апреля. Им предъявили обвинение по одной и той же статье — «применение насилия в отношении представителей власти». В период с 30 марта по 13 апреля суд арестовал каждого из них на два месяца. В сообщениях Следственного комитета подробно описывались действия каждого из фигурантов дела о нарушениях на несанкционированном митинге 26 марта. Так, Шпаков, пытаясь открыть дверь в автозак, где уже находились задержанные, несколько раз ударил в лицо полицейского. Косых нанес другому стражу порядка удар ногой в голову, отчего тот потерял сознание. Судя по всему, этим полицейским был сотрудник ОМОНа Евгений Гаврилов. О нем известно, что два года назад он проходил пострадавшим по «Болотному делу», и его показания легли в основу приговора подмосковного инженера Ивана Непомнящих — суд дал тому два с половиной года колонии.

Про Зимовца сообщалось также, что, бросив кирпич в спину сотруднику Росгвардии, он «скрылся в толпе, переоделся с целью конспирации, спрятал куртку в рюкзак, достал травматический пистолет и вернулся к месту событий, продолжая провоцировать присутствующих на незаконные действия».

Кулия и Зимовца задерживали на самом митинге, но суд выписал им штрафы по административным статьям и отпустил домой. Зимовец написал у себя во «ВКонтакте», что его «загребли на Тверской и попинали омоновцы». Данных о задержании Косых и Шпакова 26 марта нет, но правозащитники говорят, что из этого нельзя сделать однозначный вывод: возможно, их тоже привозили в отделение полиции, но не составляли протоколы.

И Зимовец, и Кулий до ареста жили в Волгограде. Первый владеет магазином славянской одежды, второй — актер. По словам адвоката Светланы Сидоркиной, Зимовец приехал в Москву за полтора месяца до акции 26 марта на заработки — он ремонтировал квартиры и жил в бытовке. День митинга стал его первым выходным за все время пребывания в столице. «Станислав пошел в сторону метро, а там как раз начались задержания людей ОМОНом. Зимовец сказал мне, что был в отчаянии от того, что не может помочь этим людям, что он был возмущен задержаниями, не мог поверить, что сотрудники полиции могут так поступать — в итоге он схватил кирпич и бросил в сторону толпы», — писала Сидоркина, добавляя, что ее подзащитный не собирался попадать в кого-то.

После задержания 30 марта Зимовцу дали адвоката по назначению, однако тот, по словам самого обвиняемого, был несильно заинтересован в том, чтобы представлять его интересы. В частности, юрист не позвонил родственникам подзащитного — они узнали о его судьбе только после того, как по месту его регистрации в Волгограде прошли обыски. После этого родные Зимовца связались с общественниками и правозащитниками и через них вышли на Сидоркину, которая согласилась представлять интересы мужчины.

«Особенность этого дела заключается еще и в том, что следственные действия были проведены слишком интенсивно. Станислава вывозили из СИЗО в шесть утра и приводили обратно поздно ночью. При этом в СК он сидел до обеда, до двух-трех часов дня, и ждал начала допроса. В эти дни он был сильно вымотан морально и физически, не высыпался, сидел голодный — в таком состоянии его заставляли участвовать в следственных действиях», — рассказала адвокат.

В итоге ее клиент дал признательные показания, в которых сознался, что бросил кирпич, а на очной ставке попросил прощения у пострадавшего полицейского. При этом он назвал его «ненастоящим омоновцем», поскольку в 1990-х служил в Чечне и видел, как ведут себя настоящие. Также Зимовец согласился на рассмотрение своего дела в особом порядке. В этом случае обвиняемый признает вину, а на суде исследуются только его характеристики, без изучения доказательств. При особом порядке рассмотрения дела наказание не может превышать двух третей от максимальной санкции по статье.

Про Александра Шпакова известно, что он живет в подмосковных Люберцах и работает столяром. На шестии в Москве он был с флагом России. «В десяти метрах от меня начали кричать, что рядом задержали Навального. После этого все ринулись к ближайшему автозаку, и я оказался в этой толпе, а рядом с автобусом меня ударили по голове дубинкой. После, уже в самом автобусе, куда меня затащили, — снова удары, теперь уже почкам», — описывал он свое задержание.

В интернете появилось видео того, как это происходило.

В ОВД Шпаков почувствовал себя плохо, его увезли в больницу, а оттуда он ушел домой. Но уже ночью домой к мужчине пришли полицейские и задержали во второй раз, теперь уже по уголовному делу. На заседании суда по избрании меры пресечения против его ареста возражали и адвокат, и прокурор. Но судья все равно отправила обвиняемого под арест.

О Юрии Кулии и Андрее Косых и о ходе их дел достоверных данных нет. Известно, что всего после акции в Москве было составлено 732 административных протокола, 67 задержанных на акции приговорили к административным арестам, 421 — к штрафам. Еще 244 дела до сих пор ожидают рассмотрения. Уполномоченная по правам человека Татьяна Москалькова заявила, что 35 задержанных были наказаны несправедливо. По ее словам, прокуратура уже «выправила эти ситуации».

В других городах наказывали не только непосредственных участников протестов, но и их родственников. В Свердловской области суд оштрафовал на 10 тысяч рублей мать учащейся колледжа 1999 года рождения за действия ее дочери. В Томске и Самаре акции проходили в местных «гайд-парках». По закону, митинговать в них может любой желающий — для этого надо просто уведомить власти и жителей города, но получать разрешение не требуется. Однако администрации Томска и Самары решили закрыть «гайд-парки» (в Томске его перенесли из центра в промзону на окраине).

В начале недели стало известно, что потерпевшим по делу о беспорядках в Москве признан еще один полицейский — Валерий Гоников. Как и Евгений Гаврилов, он тоже работал на «марше миллионов» 6 мая 2012 года, а потом также давал показания в суде по «болотному делу» (тогда ему сломали рацию). По данным следствия, Гоников получил удар кулаком в лицо от Александра Шпакова.

СМИ также сообщили, что расследованием уголовных дел (их возбудили по четырем статьям УК) занимаются 145 сотрудников СК под руководством Руслана Габдулина. Он тоже принимал участие в расследовании «болотного дела». Адвокат Сергей Бадамшин, защищающий Шпакова, рассказал «Профилю», что по этим делам есть еще несколько задержанных, информацию о которых СК не предает огласке. «Их прячут. Следственный комитет в принципе перестал публичить эту информацию, пиар на костях прекратился, но эта тишина позволяет СК вне общественного контроля расследовать эти уголовные дела и привлекать людей к ответственности в быстром порядке», — отметил Бадамшин.

По его словам, данные о Зимовце, Кулии, Косых и Шпакове стали известны общественности вопреки воле руководства СК: «Произошел слив информации со стороны честных и хороших сотрудников. В управлении взаимодействия со СМИ уже постфактум вынуждены были давать такую информацию».

КОНТЕКСТ

19.10.2017

Гідність: перезагрузка

Протестующие в центре Киева третий день ждут выполнения своих требований

04.10.2017

Брюквенный марш

Алексей Навальный призвал сторонников выйти 7 октября на улицы и требовать политической конкуренции на выборах

03.10.2017

Привычное дело

Сторонники Навального собираются протестовать 7 октября по всей России

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ