23.12.2016 | Мария Разумова

Излюбленный прием следователей

Варвара Караулова получила 4,5 года колонии за попытку уехать в ИГ

Фото: Андрей Никеричев/АГН «Москва»

Московский окружной военный суд приговорил Варвару Караулову к четырем с половиной годам лишения свободы в колонии общего режима. Один из адвокатов осужденной рассказал «Профилю», что защита уже подала апелляцию в Верховный суд и будет добиваться полного оправдательного приговора для своей подопечной.

Варвару Караулову арестовали в октябре 2015 года за попытку примкнуть к запрещенной в России террористической группировке «Исламское государство». Студентка второго курса МГУ тайно бежала в Турцию, где ее задержали при попытке пересечь границу Сирии. Вернувшись в Москву, студентка возобновила общение с вербовщиком, после чего на нее завели уголовное дело по статье о приготовлении к участию в террористической организации.

«Мы подали краткую апелляционную жалобу в Верховный суд на одну страницу без цитат из текста и доводов, поскольку на руки мы еще не получили даже самого приговора. Теперь, когда суд в курсе, что мы не пропустим сроки обжалования, мы приступим к составлению полноценной апелляции и будем стараться отправить ее в суд до Нового года. У нас есть надежда, что Верховный суд приступит к ее рассмотрению к марту будущего года, и, к сожалению, все это время Варвара будет находиться в СИЗО Лефортово», — рассказал «Профилю» адвокат Карауловой Илья Новиков.

Он также подчеркнул, что, если статья останется прежней, то просить по ней об условно-досрочном освобождении будет невозможно.

Зато обвинители, напротив, приговором очень довольны. «Закон по данному составу предусматривал от пяти до десяти лет лишения свободы. Ее действия квалифицировали как приготовление к преступлению, поэтому назначили половину, то есть пять лет», — пояснил журналистам прокурор Михаил Резниченко. Ранее он просил суд приговорить Караулову к пяти годам колонии общего режима и штрафу в размере 150 тысяч рублей. И это притом, что подсудимая, хоть и раскаялась в своем поступке, но отметила, что принимать участие в терактах не собиралась, а всего лишь ехала к любимому человеку, чтобы выйти за него замуж. «Я с ним общалась, потому что его любила, а не потому, что он член какой-то экстремистской организации. Эта любовь была больная и неадекватная», — отметила обвиняемая, выступая с последним словом в суде. Караулова заверила, что осознает совершенную ей ошибку и мечтает об искуплении вины. «Я все осознала, когда оказалась на границе в миграционном центре. Все это было большой ошибкой. Я хочу оставить это в прошлом, не хочу остаться в глазах близких шахидкой и террористкой. Мне кажется, я уже достаточно наказана и мечтаю искупить свою вину», — сказала Караулова. После этого девушка попросила прощения у родителей за побег из дома и принесла извинения спецслужбам.

Как объяснил «Профилю» адвокат обвиняемой Илья Новиков, статья, по которой обвиняют Караулову за попытку участия в террористической организации (ч.1 ст.30, ч.2 ст.205.5 УК РФ), — довольно новая и подразумевает наказание до десяти лет. «Например, боевиков, которые примкнули к ИГИЛ до принятия этой статьи, то есть до конца 2013 года, по этой статье не судят. Если кто-то из них по каким-то причинам возвращается обратно в Россию, и с ними начинает разбираться следствие, эта статья им не грозит, поскольку они начали свою деятельность до того, как она была введена. Соответственно, это статья еще не обкатана и применяется только по новым делам. В то время, когда дело Варвары Карауловой поступило в суд, еще не было постановления пленума Верховного суда, которое специально разъясняет непонятные места в законе. Постановление приняли только в ноябре этого года, и когда прокуратура формулировала обвинение, она еще не могла опираться на это постановление, поскольку его еще не было. Вследствие чего прокуратура написала, что конкретные действия Карауловой следствие рассматривает как ее подготовку к участию в террористической организации. Мы задали вопрос в Верховный суд: что именно подразумевается под понятием "подготовка к участию в террористической организации"?. В ответ суд направил нам документ, согласно которому это означает либо непосредственное участие в организационных мероприятиях террористической деятельности или в пропаганде и продвижении идей этой организации, что очень сильно сужает коридор возможностей, потому что все, что известно обвинению и суду про Варвару в рамках этого уголовного дела, — это информация с ее слов либо из ее переписки с Айратом Саматовым», — объяснил адвокат.

Новиков утверждает, что в расшифровке сообщений, которая находится у следствия, нет даже намека на слова Варвары о том, что она собирается примкнуть к группировке ИГИЛ. Адвокат обвиняет следователя в том, что он оказывал на Караулову психологическое давление и в день первого допроса буквально «выдавил» из обвиняемой фразу, которую сам же выдумал и записал в протокол. «Следователь запугал Караулову тем, что ее в любом случае посадят в тюрьму. Главным аргументом в оказании на нее давления было то, что, если она не подпишет протокол, ей грозит еще больший срок. Затем он записал в протокол допроса фразу о том, что Караулова была готова выполнять любые указания командования террористической организации, и его абсолютно не смущало, что в ее предыдущей переписке с Саматовым ни единого слова про это не было. Он прекрасно понимал, что у него мало собственного материала, поэтому решил пришить Варваре дело собственными руками. Суд же, вместо того чтобы пресечь эти действия, их поощрил. Вследствие этого ФСБ сделало вывод, что террористов ловить совершенно не обязательно, а для того чтобы закрыть свой план по терроризму, можно вполне отчитываться студентками», — заявил Новиков.

По словам адвоката, на вопрос, почему не принимают во внимание переписку Варвары с отсутствием улик, а также то, что она отрицает намерение принимать участие в террористических акциях, суд упорно утверждает, что верит в исключительность первого допроса, где права Карауловой не нарушались, и давление на нее не оказывалось. «Суд объяснил нам, что верит лишь этой фразе из протокола, а слова Варвары как до, так и после него не убедительны, поскольку якобы первое слово дороже второго. Утверждение суда насчет прав моей подзащитной, которые не были нарушены, особенно сомнительны, поскольку все это происходило без адвоката», — возмутился Новиков. Он отметил, что после того как, наконец-то, появился адвокат Носков, он начал убеждать Караулову в том, что следователь является ее лучшим другом и просил подписать протокол. «Это была традиционная сцена — излюбленный прием следователей. Именно поэтому российские суды сажают в основном тех, кто сам же на себя и дал показания. Дело Варвары, слава богу, получило огласку, и у нас была возможность проверить, не смутится ли суд тем, что за ним теперь пристально наблюдают. Ведь теперь есть кому разбираться в этом деле и проанализировать решение суда. Было понятно, что теперь суду нужно будет отчитываться по тем или иным решениям. Тем не менее, сегодня мы поняли, что суд ни капельки не смутился», — подчеркнул он. Новиков отметил, что одна единственная роковая фраза из протокола и породила все дальнейшие неприятности Варвары. Адвокат утверждает, что в противном случае дело Карауловой в скором времени было бы уже закрыто, а девушка сейчас была бы на свободе. «Все упирается в эту фразу о ее подготовке к участию. Дело в том, что, если она ехала в Сирию, чтобы выйти за муж и варить мужу каши, то даже в случае, если он террорист, участием в террористической деятельности это не является, и состава преступления в этом нет», — добавил он.

КОНТЕКСТ

18.08.2017

Памяти Каталонии

В Испании объявлен траур после терактов 17 августа в Барселоне и пригородах

11.08.2017

Вспомогательный канал

ФБР раскрыла схему финансирования исламистов через онлайн-аукцион eBay

08.08.2017

В знак скромной дружбы

США выразили готовность помочь Родриго Дутерте победить исламистов на Филиппинах

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ