29.11.2016 | Алексей Афонский

Собери сам

Россияне стали больше финансировать проекты через краудфандинг

Фото: shutterstock

Крупнейшие российские краудфандинговые площадки отметили значительный рост переводов в 2016 году. Россияне стали инвестировать в крауфандинг на 70% больше, чем годом ранее. Эксперты и участники рынка отмечают, что такой способ сбора средств долго был неизвестен в России, и вот теперь ситуация начала меняться. Финансовый кризис, по их мнению, не затронет отрасль, ведь краудфандинг, по сути, является приобретением товара в рассрочку.

Аналитики «Яндекса» подсчитали, что с января по ноябрь сервисами компаний в целях краудфандинга воспользовалось вдвое больше людей, чем год назад. Суммы переводов возросли на 70%. Авторы самых разных проектов уже собрали суммарно 290 миллионов рублей. Средний взнос — 463 рубля. «Можно совершенно точно сказать, почему так происходит. Все дело в том, что краудфандеры научились лучше рекламировать свои проекты, активнее работать со СМИ, с соцсетями, овладели другими рекламными инструментами. Они более подкованы в плане пиара, поэтому им легче собирать больше. То же, кстати, касается и благотворителей, которые не прибегают к краудфандингу», — рассказала «Профилю» представитель «Яндекс.Денег» Евгения Арнаутова.

Недавно компания разработала собственную краудфандинговую платформу yasobe.ru. Однако платежи поступают и через уже давно существующий сервис «Яндекс.Касса». Аналитики отмечают растущий интерес россиян к пожертвованиям через краудфандинг. Благотворительность (когда средства собираются не через специальный фонд, а в частном порядке) занимает первое место по объемам отчислений на краудфандинговых платформах «Яндекса». Дальше следуют проекты, связанные с искусством (выпуск музыкальных альбомов или съемки фильмов) и социальной сферой (ремонт зданий, благоустройство территорий). 

«Краудфандинг не может быть связан с благотворительностью. Благотворительность — это фандрайзинг. А краудфандинг по определению всегда подразумевает какую-то отдачу — либо это какой-то бонус от организаторов, пусть даже простое спасибо в соцсетях, либо товар, за который платит человек. В этом случае сама процедура краудфандинга является по сути предзаказом», — отметила в беседе с «Профилем» автор первого в России учебника по краудфандингу Ирина Лиленко-Карелина. По ее словам, жители России зачастую неправильно понимают сам смысл краудфандинга и из-за этого часто рассматривают его как благотворительность. 

Больше в нынешнем году стали собирать не только сервисы «Яндекса», но и другие отечественные краудфандинговые платформы — Planeta.ru и Boomstarter.ru. Первая увеличила сумму пожертвований на 15,3% по сравнению с 11 первыми месяцами прошлого года, вторая — на 40%. Сооснователь Boomstarter Руслан Тугушев говорит, что в планах компании был заложен рост на 100% за год. «Поэтому нынешние показатели явно ниже наших ожиданий. Общее проникновение знаний о краудфандинге в рунете — около 4%. Но тем не менее, рынок растет, запускаются новые проекты, новые люди узнают о краудфандинге. Поэтому растем и мы, хоть и всего на 40%. У нас на площадке нет благотворительности, у нас люди фактически покупают товар с предоплатой, поэтому говорить о влиянии финансового кризиса неправильно. У нас покупают интересные книги, настольные игры — все это, в общем-то, товары повседневного потребления, поэтому экономическая ситуация никак не влияет», — отметил Тугушев в разговоре с «Профилем».

Кризис ударил по любой индустрии, но краудфандинг в последнее время бурно развивается естественным образом — все больше людей узнает о такой возможности и поддерживает ее, говорит Ирина Лиленко-Карелина. «Индустрия краудфандинга молодая, только зарождающаяся, и только сейчас она стала появляться на финансовой карте. Ей четыре года, и вот на нее обратили внимание все. И это развитие естественно, оно будет дальше, пусть и не так быстро, как хотелось бы. Чуть медленнее, чем в США. В России не так много людей воспринимают краудфандинг как реальное приобретение товара. Для многих это, скорее, развлечение. А народ у нас щедрый. Плюс это чувство собственной важности, не зря ведь лучше всех собирают творческие люди и люди со стабильной репутацией».

Краудфандинг считается самым простым способом найти финансирование для проекта или компании. Начинающие бизнесмены могут привлечь средства даже в стартап без истории, не обращаясь за помощью в банк. К тому же, им не надо регистрировать и оформлять пожертвования — достаточно организовать сбор средств на краудфандинговой площадке. Нередко к краудафндингу прибегают и известные люди: артисты, предприниматели. Одними из первых новую для России форму финансирования опробовали в 2011 году участники группы «Би-2», решившие собрать деньги на выпуск нового альбома Spirit. Прямо сейчас группа «Алиса» собирает деньги на свой новым альбом — на данный момент собрано уже 11,3 миллиона рублей. В прошлом году краудфандингом воспользовались создатели нашумевшего фильма «28 панфиловцев». Недавно он вышел на экраны, чем возобновил дискуссию вокруг истории о подвиге советских солдат под Волоколамском. 

«Весной этого года у меня появилась идея — сшить для стариков из дома престарелых наряды, похожие на те, что они носили в молодости. Мне хотелось, чтобы они хотя бы ненадолго почувствовали себя молодыми. Потом я собиралась приехать с командой друзей к ним в дом престарелых в подмосковной Дубне и снять документальный фильм о том, как наша затея изменила их жизнь, — рассказала «Профилю» пользовательница платформы Planeta.ru Ксения. — На все это мне нужно было 105 тысяч рублей. Я не ожидала, но всего за два дня смогла собрать 154 тысячи. Было видно, что проект пришелся в кассу — люди заинтересовались и стали перечислять деньги».

Обычно процедура краудфандинга предполагает два способа получения отдачи от вложений. Инвестор получает либо товар, на производство которого собираются деньги, либо некий заранее оговоренный бонус от организатора. Таким бонусом может быть музыкальный альбом или книга с автографом автора, возможность пообщаться с организатором сбора средств или же памятный сувенир. Расценки за каждый конкретный лот определяются заранее и указываются в условиях проекта. Такие бонусы обычно называются акциями, а инвесторы, заплатившие за то, чтобы в будущем получить их, — акционерами. Это не нравится профессиональным финансистам, которые указывают, что такие термины не имеют ничего общего с ценными бумагами и тем, что прописано в законах. Список акционеров, как правило, размещается на главной странице проекта на краудфандинговой площадке.

«В моем случае акционеры могли рассчитывать на набор открыток с жителями дома престарелых до и после нашего проекта; флакон духов «Красная Москва»; авоську, сделанную незрячими людьми, или, например, совместный просмотр фильма, который должен получиться в итоге», — рассказывает собеседница «Профиля» Ксения. 

Таким образом, инвесторы тоже получают целый ряд преимуществ по сравнению с обычными способами вложения денег. Главное — возможность разместить средства в любом объеме и на любой срок почти без формальностей. 

Вместе с тем, у краудфандинга есть и минусы. Площадки, на которых происходит сбор средств, оставляют себе комиссию в виде процента от собранной суммы, о чем не всегда с самого начала подозревают авторы проектов. Доставка бонуса (или акции) до акционера может обойтись дороже самого взноса, и тогда организатор останется в минусе. «В моем случае от 154 тысяч, которые мне удалось собрать так быстро, мне в итоге осталось 120 тысяч: комиссия платформы — 10% плюс 13% налога, — говорит Ксения. — Из оставшейся суммы еще около 25 тысяч ушло на подарки акционерам и на то, чтобы доставить их по адресу. В итоге получилась как раз та сумма, на которую я изначально и рассчитывала, хотя сразу после окончания сбора денег подумала, что выйдет в полтора раза больше».

Наконец, одним из главных рисков краудфандинга считается мошенничество: инвесторы зачастую не могут проверить качество итоговой продукции, за которую платят. Сложно бывает выведать полную информацию об авторе проекта. Краудфандинговая площадка тоже может прибегать к незаконным методам заработка, вплоть до создания финансовых пирамид. Поэтому еще в прошлом году государство, несмотря на внешнюю простоту краудфандинга, задумалось о его регулировании. Центробанк начал добровольное анкетирование площадок. Это позволило выявить основные факторы и риски, влияющие на рынок краудфандинга и его рост. «Мы наблюдаем, у нас есть такой принцип, последовательность взаимодействия с новыми явлениями: собери данные, проанализируй и отрегулируй, если необходимо. Мы наблюдаем за тем, как работают краудфандинговые платформы в России, какие бизнес-модели они применяют», — говорил первый зампред ЦБ Сергей Швецов. Сам краудфандинг он назвал перспективным направлением, но призвал опасаться мошенников.

В середине ноября в ЦБ состоялось первое совещание рабочей группы, в которую вошли представители десяти крупнейших площадок. Вместе они должны помочь Центробанку выработать стандарты регулирования своей отрасли. Предполагается, что оно будет включать три основных направления: требования к владельцам и менеджменту площадок, к эмитентам ценных бумаг (предложенных с помощью площадки) и заемщикам, а также к кредиторам и инвесторам, собирающим деньги с помощью краудфандинга. Также рабочая группа предложила свое определение краудфандинга: «механизм привлечения заемных средств либо коллективного финансирования компаний или проектов с использованием интернет-площадок, целевые безвозмездные пожертвования, а также инвестирование средств, в том числе через покупку ценных бумаг компании».

«Надзор за краудфандинговыми площадками должен учитывать существующие на этом рынке риски, но не мешать развитию эффективных бизнес-моделей краудфандинга», — говорилось в пресс-релизе ЦБ по итогам заседания. Глава Службы по защите прав потребителей финансовых услуг и миноритарных акционеров Михаил Мамута считает, что спешить с регулированием краудфандинга не стоит, потому как в России он пока находится в стадии становления. «В России бизнес пока небольшой — речь идет о миллиардах рублей. В развитых странах эти цифры доходят до миллиардов долларов», — заочно соглашался с ним Швецов. «Мы исходили из необходимости пропорционального регулирования и надзора в соответствии с предполагаемыми рисками, а также учитывали потребности участников рынка, доступ которых к тем или иным способам получения финансирования затруднен», — отмечал Мамута, ведомство которого тоже разрабатывало концепцию регулирования краудфандинга в России. 

На Западе компании нередко используют краудфандинг в качестве способа эмиссии своих ценных бумаг. В этом случае участники сбора средств становятся не покупателями товара в рассрочку, а полноценными акционерами в традиционном смысле этого слова. В 2012 году президент США Барак Обама подписал закон, который получил название Jumpstart Our Bussiness Startups Act (JOBS Act). Документ позволяет стартап-компаниям собирать до миллиона долларов посредством краудфандинга без подачи документов и регистраций на продажу акций.

КОНТЕКСТ

09.12.2016

Минспорта ответило на вторую часть доклада WADA о допинге

Минспорта ответило на вторую часть доклада WADA о допинге

09.12.2016

Минюст назвал условие исключения «Левада-Центра» из НКО-иноагентов

Минюст назвал условие исключения «Левада-Центра» из НКО-иноагентов

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ