Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 79
20.11.2016 | Иван Дмитриенко

Власти снова вошли в азарт

Государство готовит наступление на легальных букмекеров, но по-прежнему не может совладать с подпольными

Фото: shutterstock

Правительство вновь заинтересовалось игорным бизнесом – на сей раз, правда, не для запретов, а пытаясь найти новые пути пополнения казны. Сделать это предполагается за счет введения целевых сборов с букмекерских контор и тотализаторов, которые после многих лет борьбы с казино и игровыми автоматами остались едва ли не единственным (наряду с лотереями) видом азартных игр, доступным широким слоям населения.

Подготовлено уже два законопроекта, один из которых в начале ноября принят Госдумой в первом чтении. Участники рынка беспокоятся, что новые поборы поставят их бизнес на грань выживания. Но многие катастрофы в происходящем не видят – букмекерские конторы и тотализаторы и так быстро уходят из привычного «уличного» формата в онлайн, который властям пока в принципе неподконтролен. Так что очередное ужесточение правил на рынке азартных игр вряд ли заметно пополнит бюджет.

Соревнование мозгов

Тренды на рынке спортивных ставок, или беттинга (от англ. bet – ставка) определяются техническим прогрессом. До цифровой эры ставки принимались по квитанциям, а коэффициенты назначались сотрудниками конторы в индивидуальном порядке. По мере компьютеризации появились программы-алгоритмы для их вычисления, что позволило увеличить число событий, на которые принимаются ставки («линий»), в десятки раз. Следующий рывок беттингу обеспечил интернет – появилась возможность делать ставки дистанционно и, главное, по ходу спортивного соревнования, когда коэффициенты меняются поминутно. Это вызвало наибольший интерес у болельщиков – сейчас, по данным консалтинговой H2 Gambling Capital, в режиме Live принимается 70–90% ставок. Что сильно отразилось на рынке.

Согласно отчету компании Firstgaming за 2015 год, в крупнейших игорных зонах Европы и Азии в офлайне доминируют другие виды азартных игр, или гэмблинга: 36% (117,7 млрд евро) годового дохода индустрии пришлось на казино, 31,4% (102,7 млрд) – на лотереи, 19,5% (63,8 млрд) – на игровые автоматы и лишь 10,2% (33,4 млрд) – на беттинг. В онлайне же ситуация иная: 47,3% (16,4 млрд) – беттинг, 22,4% (7,8 млрд) – казино, 10,3% (3,6 млрд) – лотереи, 8,8% (3,1 млрд) – покер. За последние 5 лет объем онлайн ставок вырос почти в полтора раза – с 23,4 млрд до 34,8 млрд евро. Причем главным драйвером выступает мобайл-сегмент – если в 2010 году со смартфонов делалось 10% ставок, то в 2015‑м – 29%. Развитие онлайн-сервисов сейчас стало главной стратегией роста для большинства крупных букмекеров.

Что касается российского рынка спортивных ставок, то однозначных данных по нему нет. По оценке СМИ (данные «Коммерсанта» и «Спорт-экспресса» за 2015 год), его объем составляет около $1 млрд в год, хотя еще в 2008‑м Национальная ассоциация букмекеров рапортовала о $1,7–1,9 млрд. Крупнейшим игроком по объему выручки, согласно базе «СПАРК-Интерфакс», в 2013 году являлась компания «Стар Бет» с 16,7 млрд рублей, в 2014‑м – «Бетсити» с 14,7 млрд (данных за 2015 год нет). Что касается «наземной» сети, то всего на территории РФ действуют, по данным на январь 2016 года, 6040 пунктов приема ставок (ППС) – рост на 9,5% к 2015 году. Больше всего их у «Фонбета», следом идут «Балтбет» и «1xbet». В онлайн-сегменте по числу посещений сайта в 2015 году лидировал также «Фонбет», на втором месте – «Марафон», на третьем – «Бетсити». При этом в целом посещаемость сайтов большинства контор снизилась, но это связывают с разработкой ими собственных мобильных приложений.

Эксперты также по-разному оценивают ситуацию на рынке. Владелец сайта «Рейтинг букмекеров» Паруйр Шахбазян полагает, что кризис беттингу не помеха: «Чем беднее население, тем больше оно делает рискованные ставки, вследствие чего больше проигрывает. К примеру, в Африке есть страны, где 90% ставок – это «экспрессы», самые рискованные варианты с высокими коэффициентами». А советник гендиректора ООО «Санторин» («БалтБет») Александр Малышев считает, что рынок в целом устоялся: «Небольшой прирост происходит после чемпионатов Европы и мира по футболу, часть пришедших игроков остается играть дальше. В остальном колебаний не видно. Олимпийские игры и хоккейные чемпионаты новых клиентов практически не приносят».

При этом эксперты четко разделяют букмекерство и другие виды азартных игр. «Лотереи генерируют случайные числа, выигрыш зависит от количества победителей и от скопившегося призового фонда, – говорит Шахбазян. – Тотализаторы делают то же, но оперируют исходами спортивных событий. Букмекеры же выплачивают выигрыши по фиксированным коэффициентам. Тут нет призового фонда, и игрок всегда знает, сколько получит в случае выигрыша. Букмекер может как выиграть, так и потерять. Слабые конторы банкротятся довольно часто».

В законодательстве эта граница также отражена. В законе о госрегулировании азартных игр 2006 года для казино отвели четыре игорные зоны (Калининградская область, Краснодарский, Алтайский и Приморский края). Букмекерские же конторы были выделены в отдельную категорию c разрешением на работу по всей стране. Эксперты не согласны с популярной версией о том, что последующий подъем рынка ставок произошел за счет «ущемленных» казино. «После закрытия игорных заведений заметного скачка у нас не было. Одно дело, когда люди дергают за ручку автомата, полагаясь на волю случая, – сказал «Профилю» президент Первой саморегулируемой организации (СРО) букмекеров России Олег Журавский. – Но в ставках нужно обладать знаниями. Мой интеллект против вашего – это другая игра и другая аудитория. Развитие букмекерского рынка связываю с тем, что умных людей, любящих спорт, становится больше». «Небольшой процент любителей азартных игр перешел в беттинг, но основная масса продолжает ходить в подпольные казино либо сидит на сайтах «Вулканов», «Джекпотов» и прочих. Хотя они и под запретом, но де-факто доступны населению», – отмечает Александр Малышев.

О коэффициентах не спорят

Впрочем, скандалы не обходят стороной и букмекеров. На форумах в Сети можно встретить немало историй игроков, не получивших причитавшихся им выплат. Им пробуют помочь разные структуры, к примеру, сайт Шахбазяна получил известность как ресурс, агрегирующий жалобы игроков на недобросовестные конторы. Эти же вопросы курирует юридическая компания «Защита» Романа Лалаяна. «Как только у букмекера доходит дело до выплаты крупных выигрышей, он прячет голову в песок, а у нас нет органа, который занимался бы такими проблемами, – говорит Лалаян. – СРО, в которых букмекеры состоят, недееспособны. Мою компанию там считают малышом-плохишом. Но мы хотим добиться координации всей отрасли».

Бизнес букмекеров подвергается критике и в связи с извечной проблемой профессионального спорта – договорными матчами. Резкое изменение коэффициентов на победу одной из сторон для болельщиков является верным признаком его подозрительного характера, о котором букмекеры «что-то знают». Согласно поправкам в закон о физической культуре и спорте от 2013 года, букмекеры обязаны информировать спортивные федерации и ФНС о подозрительных ставках, но расследования обычно затухают в зародыше.

По словам Лалаяна, только за последний месяц произошло два подобных случая: футбольные матчи «Урал»–«Терек» и «Коломна»–«Солярис». «Я уже много дней призываю букмекеров работать вместе по матчу «Урал»–«Терек», – рассказывает юрист. – Если не было подозрительных моментов, то давайте об этом скажем. Если же были, проверим обе команды: ставил ли кто-то из футболистов, их друзья, родственники? Просто раскройте расклад ставок по матчу. Ходят слухи, что огромные деньги были поставлены на победу «Терека» (который в итоге победил 4:1. – «Профиль»), но подтверждающих данных нет. Мы написали заявление в прокуратуру, но и прокуроры не добились информации от букмекеров. О чем это говорит? Им борьба с «договорняками» невыгодна. Типовой пример: игрок выиграл большую сумму, но букмекер ее не выплачивает, ссылаясь на то, что подозревает договорной характер события. В целом мы находимся на этапе зарождения правового регулирования отрасли. Пока букмекерский бизнес – это дикий капитализм».

Представители контор отвергают подобные претензии. «Букмекеры несут прямые убытки от договорных матчей и как могут с этим борются», – утверждает Александр Малышев из «Балтбета». По его словам, обвал коэффициентов не всегда свидетельствует о договорняке. «Если в составе команды не выходят ее главные звезды и об этом все узнают за считанные минуты до матча, то коэффициенты могут поменяться хоть на противоположные», – поясняет эксперт.

Еще одна причина для скептического отношения к миру спортивных ставок у болельщиков – наличие сомнительных посредников, именуемых капперами. Эти люди и организации торгуют «проходимыми» прогнозами на матчи или «стопроцентными» слухами о предстоящем договорняке. По мере популяризации беттинга они все активнее заявляют о себе в медиа и соцсетях. К примеру, несколько лет назад нашумели футбольные прогнозы от некоего «Димитровича», отличавшиеся удивительной точностью. «Большинство торговцев прогнозами – мошенники, – считает Шахбазян. – Это как цыгане, предлагающие гадание на улице. Редкостно наивный человек им может отдать все, но в большинстве случаев жертва обходится потерей карманных денег».
 

История букмекеров
Букмекерство как упорядоченный бизнес зародился в середине XIX века в Англии на скачках, хотя сама традиция заключать пари на деньги или на любые другие представляющие ценность предметы или даже поступки имеет тысячелетнюю историю. Поводом для их заключения могли служить не только спортивные соревнования (в первую очередь те же скачки и гонки на колесницах, распространенные в античном мире), но и любые другие значимые события – выборы, бои гладиаторов или даже войны. Изначально это имело больше отношения к тотализатору, принцип которого заключается в том, что выигравшие спор делят между собой деньги тех, кто проиграл. Соответственно, сумма выигрыша в этом случае определяется общим числом спорщиков и размером внесенных ими ставок. В отличие от тотализатора, букмекер сам выступает спорщиком со всеми желающими, которые могут сделать ставку, выбрав по своему усмотрению и размер премии в случае выигрыша, которая, таким образом, известна заранее. Условно клиент может поставить 100 рублей на победу своей любимой команды (или лошади) с разным коэффициентом – 1,1 или 2, например. В случае победы он получает 10 рублей или 200, соответственно, в случае проигрыша столько же и теряет. Сам букмекер при этом оставляет себе определенный процент комиссии от суммы выигрыша. В Великобритании законодательные рамки отрасли очертил The Gaming Act 1845 года, а старейшая из существующих ныне контор, Ladbrokes, появилась в 1886 году. Ландшафт рынка сложился между мировыми войнами: Coral была образована в 1926‑м, Totesport – в 1928‑м, William Hill – в 1934‑м. Российский букмекерский бизнес куда моложе – первые конторы были созданы только в начале 1990‑х годов.

Делайте ваши взносы

На этом фоне попытки властей упорядочить бизнес представляются закономерными, но на деле дают обратный эффект. В 90‑х годах букмекеры получали лицензию в Госкомспорте, в 2000‑х власти перевели рынок на лицензирование в ФНС, ужесточив требования к оборудованию и устройству контор. С 2010 года ужесточены финансовые требования к букмекерам: если раньше для открытия конторы хватало менее 1 млн рублей, то теперь вход на рынок составил 1,6 млрд (1 млрд чистых активов компании, 500 млн – банковская гарантия, 100 млн – уставный капитал). В 2011 году был закреплен правовой статус ППС, а каждому назначен налог – 5–7 тыс. рублей в месяц в местные бюджеты.

В 2014 году власти принялись за онлайн-беттинг – букмекеров обязали получать новую лицензию ФНС, вступить в СРО, уплатить страховой взнос и подключились к специально созданному Центру учета и перевода интерактивных ставок (ЦУПИС), где каждый клиент проходит идентификацию и платит 13‑процентный налог с выигрыша. На каждом витке административного наступления число легальных букмекеров сокращалось. С 2014 года новыми лицензиями ФНС обзавелись всего около 30 компаний. Но на деле мелкие конторы не исчезли, а просто стали работать по франшизе.

Впрочем, экономический кризис диктует властям иную стратегию – собрать с букмекеров как можно больше денег. Впервые это было обозначено в поручениях президента Владимира Путина по итогам заседания Совета по развитию физической культуры и спорта в июне 2015 года, где предписывалось разработать механизмы увеличения финансирования спорта. Идея вызвала ожидаемый ропот рынка. «Все думают, что букмекеры сверхбогатые, – говорит Паруйр Шахбазян. – Почему у государства неравный подход к этой индустрии? Почему бизнес вообще должен платить что-то, кроме уже существующих налогов? Пользуются странной логикой: если бы не было спорта, то у букмекеров не было бы бизнеса, так что пусть они за это платят. Да, исторически тотализаторы при ипподромах отчисляют процент прибыли организаторам скачек. Но современные букмекеры – это другое, они конкурируют за счет маржи».

Когда же дело дошло до воплощения президентского замысла, выяснилось, что даже пессимисты его недооценили. Согласно законопроекту, разработанному при участии Минспорта и принятому в первом чтении 3 ноября, букмекеры обязаны заключить соглашения с федерациями тех видов спорта, на турниры по которым принимают ставки, и за каждое соглашение отчислять в федеральный бюджет 5%, но не менее 3 млн рублей ежеквартального дохода (разницы между суммой ставок и выигрышных выплат). «Получается по 12 млн в год за футбол, баскетбол, хоккей и т. п., – перечисляет Александр Малышев. – Но мы принимаем ставки на большое количество видов спорта. А при такой системе с видами, по которым объем ставок невелик, проще вообще не сотрудничать. То есть федерации конькобежного спорта, велоспорта, бадминтона не получат ничего. И еще непонятно: нужно ли платить в те кварталы, когда не проводятся турниры? Например, в пляжном футболе сезон длится три месяца в году».

Но главную тревогу рынка вызывает другой законопроект, лоббируемый Минфином, по которому букмекеров могут заставить перечислять 3% от общего объема ставок. «Маржа в этом бизнесе составляет 4–6% с оборота, поэтому если забрать 3%, то на расходы – зарплату, аренду помещений – просто не хватит денег, не говоря уже о заработке, – говорит Малышев. – Логичнее сделать фиксированную ставку – скажем, купил лицензию на год и работаешь. При этом распространить эту меру только на онлайн, поскольку офлайн и так уже узаконен лицензией». Олег Журавский называет инициативу Минфина «оброком»: «Мы готовы уменьшить наш доход, но в разумных пределах. Мы подготовили письма в правительство с разъяснениями, как выглядит бизнес, как мы зарабатываем. Оптимальным вариантом стал бы сбор в 0,5% с оборота».

Пока же букмекеры не понимают даже, являются ли законопроекты Минспорта и Минфина взаимоисключающими или могут принять оба. Как считают юристы «Рейтинга букмекеров», в условиях дефицита бюджета вероятен вариант, что власти сначала введут сбор 5% от доходов, а затем еще и обяжут платить 1–2% от оборота. Малышев также ожидает «двойного удара»: «Он будет убийственным для отрасли. Последствия очевидны: или уход букмекеров в тень, или прекращение бизнеса. Если сверху поступит директива всех разогнать, как в свое время разгоняли игровые автоматы, то бизнес умрет. Если жесткого указания не будет, то худо-бедно он будет теплиться». «Произойдет банкротство слабых игроков, укрупнение двух-трех оставшихся, – прогнозирует Шахбазян. – Возможна монополия. В итоге государство получит неконкурентную индустрию и еще меньше поступлений, чем раньше».

Ставки в Зазеркалье

Главный парадокс усилий властей заключается в том, что регулировать они пытаются лишь легальных букмекеров, в первую очередь «наземные» ППС. Там же, где вовсю кипит жизнь – в интернете, навести порядок не удается. Легальными считаются только сайты контор, расположенные в доменной зоне «ru» – на них распространяются налоговые и другие обязательства. Но существует масса русскоязычных сайтов в зоне «com», которые зарегистрированы в офшорах и фактически занимаются выводом капитала из страны. Зачастую они маскируются под легальные конторы. К примеру, сайты bets.bk-fonbet.com, live.bk-fonbet, toto.bk-fonbet.com могут не иметь ничего общего с реальной БК «Фонбет», а 1xbet.com, 1xbet1.com, 1xbet2.com, 1‑xbet.com – с БК «1xbet». Роскомнадзор ведет с ними войну, и только в октябре, по подсчетам Betting Business Russia, был отключен доступ с российских IP-адресов на 2471 сайт по приему ставок, за первую неделю ноября – еще на 700.

Но букмекеры регистрируют все новые и новые сайты с похожими названиями («зеркала»). Самим же игрокам – обычно продвинутой в техническом отношении публике – ничего не стоит обойти блокировку, воспользовавшись VPN-сервисом. И у них есть причины предпочитать зарубежных букмекеров, поясняет Шахбазян, поскольку те предлагают более привлекательные коэффициенты, не нужно платить налог с выигрыша и проходить сложный процесс идентификации клиента. Помимо этого, на подобных сайтах доступны другие виды гэмблинга (казино, лотереи, покер), чего и быть не может у легальных контор. В результате последним все сложнее конкурировать за онлайн-аудиторию. «Создается впечатление, что чиновники чуть ли не пытаются исполнить заказ по уничтожению индустрии ставок в России по заказу офшорных контор», – говорит Шахбазян. «Правительство решило показать работу, но перед тем как вводить поборы, надо сперва выстроить законодательство. Очевидно, что от структур типа ЦУПИС в нынешней конфигурации нет толку», – согласен Роман Лалаян.

Неэффективность госконтроля проявляется и в ситуации с рекламой беттинга. На нее распространяются нормы о рекламе азартных игр (букмекеры в этом плане в отдельную категорию не выделены), принятые еще в 2000‑е годы во время войны с казино и уже явно устаревшие. Ставки запрещено рекламировать на спортивных соревнованиях и в интернете, а разрешено на ТВ с 22.00 до 7.00 и в печатной прессе. Нарушители – СМИ и спортивные клубы, разместившие баннеры на сайтах и стадионных щитах, – штрафуются. Причем если долгое время на их проступки смотрели сквозь пальцы, то с прошлого года началась охота – за полгода набралось уже около сотни судебных разбирательств

«Полная глупость – печатной прессе можно рекламировать беттинг без ограничений, а в диджитал – только на сайте matchtv.ru, сайтах федераций и лиг», – возмущается управляющий директор Championat.com Дмитрий Сергеев, пытающийся объединить онлайн-сообщество вокруг этой проблемы на своей странице в Facebook. На самом Championat.com нет рекламы букмекерских контор, но есть раздел «Ставки», где рынок беттинга освещается в новостях и статьях. Такую же линию избрал портал «Рейтинг букмекеров», признается Шахбазян: «Мы обходим закон, публикуя обзоры про букмекеров, это ведь не реклама. Кроме того, наш домен зарегистрирован на физлицо, поэтому штраф 3500 рублей. Юрлица платят от 100 тыс. до 500 тыс.».

«Нас оштрафовали в начале года, после чего было решено прекратить контакты с букмекерами, – рассказал «Профилю» главный редактор одного из спортивных онлайн-СМИ на условиях анонимности. – Это лишило сайт серьезного дохода, заставив пересмотреть планы по развитию. Известно, что у некоторых сайтов конечным бенефициаром выступает резидент Кипра или другой офшорной зоны, недосягаемый для проверяющих органов. Другим удается жить от штрафа до штрафа. А у лидирующих изданий есть такая возможность – один баннер может принести миллионы рублей в месяц». Примеры подобных хитростей у всех на виду. Так, с главной страницы Soccer.ru все ссылки ведут на офшорное «зеркало» – Soccer0100.com, где и расположена реклама онлайн-контор. А Sports.ru, поместивший большой рекламный баннер прямо на главной странице, исправно платит штрафы. «Представители Sports.ru смеются над этими штрафами и просто закладывают их в бюджет, – говорит Лалаян. – Проблема в том, что нет четкой процедуры взыскания. К примеру, вы выявили нарушение и подаете жалобу в ФАС – через месяц назначается заседание, потом выносится постановление, которое юристы могут обжаловать и т. п. В итоге процесс может длиться год. Если же было несколько штрафов, ФАС может запросить у Роскомнадзора блокировку сайта, но и это временная мера – администраторам достаточно убрать баннер, чтобы доступ открыли».

Лазейки ищут и клубы – к примеру, как установила ФАС, футбольный «Спартак» под видом баннера благотворительного фонда «Олимп» рекламировал на стадионе букмекерскую контору с тем же названием и логотипом, «схожим до степени смешения». «Продажи пива на стадионах нет, букмекеров нет. Откуда взять бизнес и спонсоров?» – жаловалась весной в прессе экс-президент «Локомотива» Ольга Смородская.

Не устраивает такое положение дел и самих букмекеров, готовых инвестировать в рекламу. По оценкам СМИ, их маркетинговые расходы в сумме не превышают 100 млн рублей в год. Для сравнения: британская Betfair в 2014 году потратила на рекламу $193 млн, Paddy Power – $110 млн.

В целом административное давление сильно сдерживает российский рынок беттинга, констатирует Шахбазян: «Люди не понимают, что будет завтра. Никто не инвестирует в маркетинг, развитие продуктов, все замерли».

КОНТЕКСТ

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ