04.11.2016 | Мария Разумова

Прекратить кошмарить бизнес

Верховный суд предложил запретить арест предпринимателей в СИЗО до оглашения приговора

Фото: Сергей Авдуевский/«Профиль»

В уголовном кодексе, наконец, появится отсутствовавшая ранее формулировка предпринимательской деятельности. Эксперты полагают, что такая мера поможет представителям малого и среднего бизнеса своевременно спасать свои предприятия, лишив правоохранительные органы рычага для коррупционного вымогательства.

Верховный суд России РФ предложил ввести запрет на арест бизнесменов по экономическим статьям уголовного кодекса за махинации в сфере предпринимательской деятельности и отмывании преступных доходов. Как пояснили в судебном органе, при наличии у обвиняемого постоянной регистрации в России и отсутствии судимостей по предъявленным статьям у силовиков больше не будет оснований сажать предпринимателей в СИЗО. Помимо этого, согласно проекту пленума ВС, теперь в соответствующей статье УК РФ появится отсутствовавшая ранее формулировка предпринимательской деятельности. Эксперты полагают, что такая мера поможет представителям малого и среднего бизнеса своевременно спасать свои предприятия.

«В то же время, наличие вышеперечисленных обстоятельств не освобождает суд от обязанности в каждом случае обсуждать возможность применения иной, более мягкой меры пресечения», отметили члены Верховного суда.

Ранее, 28 октября Владимир Путин внес в Думу законопроект об ужесточении ответственности правоохранительных органов за незаконное преследование бизнеса. В рамках документа предполагается внести поправки в статьи УК РФ за привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновного (от пяти до семи лет лишения свободы) и за привлечение к ответственности для воспрепятствование предпринимательской деятельности, повлекшее крупный ущерб (лишение свободы сроком от пяти до десяти лет).

В 2010 году Дмитрий Медведев уже пытался привлечь внимание к этой проблеме и внес в Госдуму законопроект с целью воспрепятствовать досудебным арестам предпринимателей. В итоге, у представителей малого и среднего бизнеса появилась возможность дожидаться суда вне следственного изолятора. По поручению Медведева в статью уголовно-процессуального кодекса (УПК РФ) внесли изменения. Они запрещали заключать под стражу обвиняемых по статьям за уклонение от уплаты налогов, неисполнение обязанностей налогового агента и сокрытие денежных средств предпринимателей, за счет которых производится налоговый сбор. Предполагалась, что за остальные правонарушения бизнесмены по-прежнему будут вынуждены дожидаться приговора суда в СИЗО. Главное, что само понятие «предпринимательская деятельность» на тот момент в УК РФ отсутствовало. Именно этот недочет и предоставил следователям возможность самостоятельно принимать решение о том, как именно формулировать обвинения. Таким образом, в законодательстве появилась очередная лазейка для развития коррупции и нарушения прав подозреваемого. Все чаще силовики стали предъявлять обвинения не в экономических преступлениях, соответственно, под мораторий о запрете досудебного ареста предпринимателей они не попадали. Это привело к тому, что инициатива Медведва ситуацию не поправила, и бизнесмены по-прежнему дожидались суда в следственном изоляторе. Как правило, за это время их бизнес оставался бесконтрольным и окончательно загибался. Ранее адвокаты отмечали, что против бизнесменов силовики вовсю ведут подковерные игры. По их словам, правоохранители требовали у юристов взятку за то, чтобы выпустить их подопечных из изолятора. Медведев тогда отмечал: «Мы все знаем достаточно таких примеров: сначала сажают в зиндан по наводке конкурента, а потом выпускают оттуда за бабки». Но, как отмечают эксперты, именно из-за «дыры» в законодательстве изменить ситуацию до сих пор не получалось.

Бывший руководитель департамента по защите малого и среднего бизнеса ТПП, ректор «Международного института менеджмента объединений предпринимателей» Анна Палагина отметила, что в настоящее время заключение под стражу является основным механизмом давления на предпринимателей, ведь из-за продления судебных решений в СИЗО бизнесмены могут находиться практически бесконечно. «Во-первых, предприниматель лишается полноценного права на свою защиту. Он находится в замкнутом помещении и имеет ограничения по связям и коммуникации. Во-вторых, он фактически лишается возможности управлять своим бизнесом. Вследствие этого ухудшается положение дел в его компании. Сразу возникают вопросы о деловой репутации предпринимателя у его партнеров, контрагентов и поставщиков. Если компания работает на рынке государственного и муниципального заказа, ее репутация резко падает. Зачастую сам предприниматель является не только владельцем бизнеса, но и действующим директором, то есть единоличным исполнительным органом. Естественно, эта деятельность на время его содержания в СИЗО полностью парализуется», сформулировала основную проблему эксперт. Норма о том, что предпринимательская деятельность не является поводом для заключения под стражу бизнесменов, как отметила Палагина, появилась еще в 2010 году, но ситуацию спасти не так и не смогла. «Правоохранительные органы ссылались на то, что в ней не было конкретно прописано, что такое предпринимательская деятельность, поэтому появлялось очень много разночтений. Силовики активно использовали этот механизм. К сожалению, для предпринимателей зачастую судебные органы становились на защиту псевдоинтересов государства и поддерживали обвинительный уклон по отношению к предпринимателям», рассказала эксперт. По мнению Палагиной, намного лояльнее и справедливее было бы в таких случаях применять в отношении предпринимателей подписку о не выезде. Как еще один из вариантов эксперт предложила домашний арест. «Если вспомнить чиновников, к которым предъявлялись обвинения в мошенничестве по отношению к государству  та же Васильева, например, находилась под домашним арестом. Именно дома предприниматель находится в нормальной среде и может управлять бизнесом. СИЗО  это крайняя мера. Ведь известно, что в следственных изоляторах условия содержания намного тяжелее, нежели в самих местах лишения свободы», отметила Палагина.

Президент общественного фонда защиты прав предпринимателей «Деловая перспектива» Дина Крылова солидарна с Палагиной и полагает, что решение суда поможет сломать рычаг коррупционного вымогательства. «В данном случае этот рычаг заключается в том, что правоохранительные органы утверждают, будто для предпринимателей нельзя выбирать другую меру ареста, поскольку они тут же начнут скрываться от следствия. Если будет прямой запрет на то, чтобы исключить такой досудебный арест, как содержание в СИЗО, то они не больше не смогут пользоваться этим рычагом. Причем чаще всего утверждения правоохранителей вообще ни на чем не основаны. У человека может быть и семья, и бизнес, и, допустим, к ответственности никогда ранее он не привлекался, но в правоохранительных органах во всех случаях все равно говорят, что он может скрыться от следствия, и под этим предлогом сажают его в СИЗО»,  утверждает Крылова. Как и Палагина, самой эффективной мерой досудебного ареста Крылова считает подписку о не выезде. По словам эксперта, попадая в СИЗО, предприниматель становится жертвой не только правоохранителей и криминальных сокамерников, но и сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний. «Если они видят, что человек состоятельный, то начинают создавать ему невыносимые условия. Это делается, чтобы довести его до состояния, когда он вынужден будет начать от них откупаться, лишь бы выйти из изолятора и достигнуть нормальных жизненных условий. В СИЗО оказывается очень сильное давление на предпринимателя с самых разных сторон, и их нужно свести к минимуму», — отметила она.

Председатель президиума Ассоциации молодых предпринимателей Дмитрий Кравченко предлагает бороться с недобросовестными предпринимателями экономическими мерами. «Многие правозащитники и общественные организации выступают за то, чтобы наказывать предпринимателей экономически, поскольку они занимаются коммерческой деятельностью, но уж точно не ставить их в один ряд с убийцами и не сажать в тюрьму. Они выступают за то, чтобы предпринимателям предоставили возможность отдавать долги обществу штрафами и выплатами. Президент также выступает за то, что экономические наказания будут более эффективны, нежели какие-то другие», прокомментировал ситуацию Кравченко. Эксперт расценивает инициативу Верховного суда как шаг государства навстречу бизнесу. По мнению Кравченко, суд упустил из внимания управления счетами предпринимателей на время следствия. «К проекту постановления я бы внес в документ правило, чтобы на момент следствия счета предпринимателей не арестовывали. Если человек попал под арест, и его счета блокируются, никакие операции по ним проходить не могут. Но в случае, если он находится на свободе до вынесения приговора, он имеет полное право вести предпринимательскую деятельность, и у него должен быть доступ к ее коммерческим аспектам», внес дополнение эксперт.

КОНТЕКСТ

11.10.2016

Фирмы вениками вяжут

Кризис, проверки и реформы сократили количество коммерческих предприятий в России

04.10.2016

В России появится новый вид уголовного наказания

В России появится новый вид уголовного наказания

11.08.2016

Ротенберг учредил «Национальную газовую группу»

Ротенберг учредил «Национальную газовую группу»

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ