02.11.2016 | Алексей Афонский

Осмотр на месте

Независимая комиссия врачей не нашла следов пыток на теле оппозиционера Ильдара Дадина, отбывающего срок за нарушения на митингах

Фото: shutterstock

Состояние заключенного, пожаловавшегося на пытки в колонии №7 карельского города Сегежа, оценивается как удовлетворительное. Медики не обнаружили у него и хронических заболеваний, которые требовали бы лечения. Несмотря на это, родственники и адвокаты верят, что Дадина пытали, и надеются, что многочисленные проверки дадут результат.

 

В состав комиссии, которая обследовала заключенного Ильдара Дадина, входили врач-терапевт, психиатр и хирург-травмотолог. По утверждению Федеральной службы исполнения наказаний, состав комиссии подбирался с учетом требований правозащитников. Сейчас Дадина направили в городскую больницу Электрозаводска, где планируется провести дополнительное инструментальное обследование, в том числе электроэнцефалографию, рассказали в среду в пресс-службе ФСИН. Кроме того, ведомство собирается пригласить для осмотра еще одного независимого врача-эксперта, которого так же порекомендует «правозащитное сообщество».

Накануне об отсутствии на теле Дадина следов пыток, о которых он заявлял, говорил заместитель директора ФСИН Валерий Максименко. По его словам, на теле активиста не обнаружено «ни единого телесного повреждения, сам он это под видеозапись подтверждает». Тем не менее, в ведомстве проводят проверку с участием сотрудников центрального аппарата. Если она выявит, что сотрудники колонии незаконно применяли силу к Дадину, «допустившие это будут незамедлительно уволены, и ими займутся следственные органы». По словам Максименко, начать проверку распорядился директор ФСИН Геннадий Корниенко. Свое расследование начало и региональное управление ФСИН.

Глава «Комитета по предотвращению пыток» Игорь Каляпин говорил, что директор ФСИН очень тщательно следит за соблюдением законов в своем ведомстве. «Все контакты с осужденным обязательно производятся при включенном регистраторе. Это требование руководства ФСИН, и насколько я знаю, позиция Корниенко по этому поводу очень жесткая. Ситуацию, когда применение силы было, а записей нет, он рассматривает как доказательство вины своих сотрудников», — рассказывал правозащитник.

Ильдар Дадин был осужден в декабре 2015 года за «неоднократное нарушение правил проведения публичного мероприятия». Басманный суд Москвы приговорил его к трем годам колонии общего режима. Оппозиционеру инкриминировали то, что в 2014 году его четыре раза задерживали и приговаривали к штрафу за участие в несанкционированных митингах. Активист стал первым осужденным по новой статье Уголовного кодекса — она была введена за год до его приговора. Во время одной из акций Дадин вместе с соратниками перекрыл Тверскую улицу столицы. Участники растянули на всю ее ширину плакат «Вчера — Киев, завтра — Москва» и скандировали лозунги в поддержку Евромайдана. Еще на одном одиночном пикете в январе 2015 года Дадин стоял на Манежной площади с плакатом Je suis Charlie — в поддержку журналистов французского журнала Charlie Hebdo, расстрелянных террористами в Париже. 

Обвиняемый и его адвокаты настаивали, что во всех случаях, когда оппозиционера задерживали, он уже понес административное наказание. Однако суд решил, что его действия подпадают под новую статью и являются уголовным преступлением. На процессе отец Дадина заявлял, что осуждает сына и больше не общается с ним по идеологическим соображениям.

О жалобах Дадина на избиения в сегежской колонии стало известно утром во вторник. «Медуза» опубликовала его письмо жене Анастасии Зотовой. «Знай, что в колонии ИК-7 действует целая мафия, в которой участвует вся администрация учреждения: начальник колонии — майор Внутренней службы Коссиев Сергей Леонидович и абсолютное большинство сотрудников колонии, включая врачей», — писал Дадин. Он рассказал, что по прибытии в колонию в сентябре сразу попал в штрафной изолятор (ШИЗО). По его словам, это обычная практика, применяемая ко всем вновь прибывшим заключенным, «чтобы они сразу поняли, в какой ад попали». На третий день пребывания в колонии двое сотрудников, по словам Дадина, надели на него наручники и подвесили за руки. Так они якобы хотели добиться от него отмены голодовки, которую он начал, протестуя против помещения в ШИЗО. «Такое подвешивание причиняет страшную боль в запястьях, кроме того, выкручиваются локтевые суставы, и чувствуешь дикую боль в спине. Так я провисел полчаса», — написал Дадин. 

Также оппозиционер утверждал, что его неоднократно угрожали «убить и закопать за забором» и говорили, что об этом никто не узнает. Кроме этого, Дадина, по его словам, постоянно били, иногда «по четыре раза в день, по 10-12 человек одновременно, били ногами». Заключенный написал, что боится не прожить еще неделю в колонию и призывал жену как можно быстрее обратиться к правозащитникам. При этом Дадин настаивал, что не хочет, чтобы его перевели в другую колонию — в этом случае под угрозой останутся жизни и здоровье других заключенных.

Адвокат Алексей Липцер рассказал, что переписывал письмо своего клиента, которое он ему показал во время встречи в колонии, на листок бумаги. Иначе, по его словам, вынести послание за пределы колонии, минуя администрацию, было невозможно. Липцер считает, что медицинские комиссии могут не зафиксировать следы побоев на теле Дадина, поскольку с момента его предполагаемых избиений прошел уже месяц. Адвокат надеется на записи камер слежения и проверки правозащитных организаций. 

Анастасия Зотова сразу после получения письма от мужа обратилась к уполномоченному по правам человека Татьяне Москальковой, и та «с большим участием отнеслась к тому, что я ей сказала». Омбудсмен, в свою очередь, обратилась к прокурору Карелии и уполномоченному по правам человека в республике. В сегежской колонии №7 собираются побывать представители президентского Совета по правам человека (СПЧ), пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сообщил, что о ситуации доложено Владимиру Путину. В среду к расследованию подключился Следственный комитет. Сама Зотова рассказала, что будет добиваться перевода мужа в другую колонию: «Я очень переживаю за его безопасность. Для него самое главное — защитить других людей, защитить права человека, он готов ради этого пожертвовать собой, только я на такое не готова».

Уже во вторник «Новая газета» написала, что в беседе с ее журналистом представители ФСИН подтвердили применение силы к Дадину в колонии, правда, сделано это было после того, как заключенный проявил агрессию к сотрудникам учреждения, «в грубой форме отказался выходить из камеры и стал хватать их руками за форменную одежду». Позже пресс-служба ведомства опровергла это сообщение.

«Ничего удивительного в том, что комиссия не нашла никаких следов нет — все-таки прошло уже достаточно много времени. Да и в независимость врачей верится с трудом, ведь они все представляли местную сегежскую больницу, — рассказал «Профилю» адвокат Дадина Алексей Липцер. — Мы будем ждать результатов проверок, надеемся, что они будут проведены тщательно, а не так, как это обычно бывает. Рассчитываем также на помощь уполномоченного по правам человека и СПЧ. Но добиваться перевода Ильдара в другую колонию не будем — он сам настаивает на обратном».

КОНТЕКСТ

28.11.2016

Замглавы ФСИН назвал активиста Дадина «талантливым имитатором»

Замглавы ФСИН назвал активиста Дадина «талантливым имитатором»

03.11.2016

ФСИН: правозащитники отказались посетить Дадина в колонии

ФСИН: правозащитники отказались посетить Дадина в колонии

01.11.2016

ФСИН опровергла информацию о пытках осужденного за нарушение закона о митингах Дадина

ФСИН опровергла информацию о пытках осужденного за нарушение закона о митингах Дадина

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ