26.10.2016 | Дмитрий Сидоров

Высшая форма разочарования

ВЦИОМ объявил об уменьшении числа потенциальных мигрантов, но цифры уехавших растут из года в год

Фото: Алексей Совертков/Профиль

По результатам опроса 1600 человек из 46 регионов России ВЦИОМ делает однозначный вывод о том, что затяжной экономический кризис и новая «холодная война» не приводят к росту эмиграции. Однако количество фактических эмигрантов, о которых из года в год отчитывается Росстат, говорит об обратном.

Согласно новому опросу ВЦИОМ, о желании эмигрировать из России навсегда заявили 11% россиян. В прошлогоднем опросе той же социологической службы доля потенциальных эмигрантов была примерно такой же — 11-13%.

Лишь 23% опрошенных в этом году наблюдают рост числа эмигрантов. В прошлогоднем опросе ВЦИОМ о таком увеличении говорили 24% респондентов, а в 2013 г. — 29%. Опрос проводился среди 1600 человек из 46 регионов страны.

ВЦИОМ делает из этих цифр однозначный вывод — затяжной экономический кризис и новая «холодная война» России и Запада не приводят к росту эмиграции, а наоборот. Однако числа фактических эмигрантов, предоставляемые из года в год Росстатом, говорят об обратном — в 2014 году, в год Крымской операции и начала войны на Донбассе, из страны уехали около 300 тысяч человек, в 2015 г. — уже 350 тысяч. Это больше, чем показатели ельцинских времен (около 230 тысяч в 1998 г.). Журналист Леонид Бершидский, эмигрировавший из России в Германию в 2014 году, назвал эту волну «эмиграцией разочарованных». Начался этот новый русский исход в 2012 году, когда вернувшийся в президентское кресло Владмир Путин начал резкий «консервативный поворот» и фактически разгромил возникшее в конце медведевской эпохи городское протестное движение, — тогда из страны уехали около 180 тысяч (против примерно 40 тысяч в 2011 году).

Одно из лиц этого консервативного поворота, депутат Виталий Милонов, так высказался о проблеме: «Россия ничего не потеряет, если весь так называемый креативный класс уедет... Для меня женщина, которая встает в 5 утра, чтобы подоить корову, — креативная, потому что она что-то производит. А не какой-то парень с дурацкой стрижкой, который целый день сидит в кафе и пишет что-то в своем блоге». Но если парни с дурацкими стрижками власти не нужны, то «мозги», которые постоянно «утекают», — совсем другое дело.

Основу нынешней эмиграции составляют не хипстеры и не политическая оппозиция, а доктора, инженеры, предприниматели и учителя, писал в этом году Stratfor; в том числе на это повлияла оптимизация многих бюджетных секторов, особенно медицины. Основные принимающие этих специалистов страны, по данным Росстата, — США, Германия, Канада и Финляндия.

Стоит отметить, что солидная часть уезжающих из страны людей, в частности в 2015 году, отправляются в страны СНГ. Так, из этих 350 тысяч 94 000 эмигрировали в Узбекистан. В этом случае ни о какой «утечке мозгов» речи не идет — экономические мигранты из бедных постсоветских стран разочаровываются не в каких-то политических переменах в России, а в возможности зарабатывать деньги.

Президент России Владимир Путин в одном из высказываний подтвердил существование проблемы «утечки мозгов»: «Сейчас через различные фонды, дай бог им здоровья, детей вывозят за границу на обучение. Цап их на контрактик — и увозят. И обратно они уже не возвращаются». Спикеры уровнем пониже настроены более скептично — депутат Госдумы Валерий Рашкин заявлял, что такой проблемы не существует, а бывший глава Минобрнауки Андрей Фурсенко считает, что такую постановку вопроса «изобрел Запад». Росстат неоднократно обвиняли в завышении показателей (как и в занижении - прим.).

Особенно бурные дискуссии об эмиграции как факторе политики в этом году шли в среде политизированной интеллигенции. Пропутинскому писателю Захару Прилепину на его «Пора валить тех, кто говорит 'пора валить'» колумнист Олег Кашин отвечает, что эмиграция — высшая форма патриотизма, а публицист Михаил Пожарский в своей нашумевшей статье призывает всех эмигрантов к ответственности, разделяя эмиграцию на полезную и токсичную: когда эмигрант становится убежденным сторонником нынешней власти, или же когда твердит, что Россия обречена, при этом не предлагая никаких путей ее спасения.

«Мне кажется, что современная Россия уже прошла ту точку, когда результаты большинства социологических опросов, особенно проводимых такими государственными службами, как ВЦИОМ, можно воспринимать как реальное отражение общественного мнения. В любых ответах надо делать поправку на вполне естественное для постсоветских людей желание не говорить лишнего, когда с тобой беседует некий человек из солидной государственной конторы», — комментирует «Профилю» сегодняшний опрос политолог Александр Шмелев.

По его мнению, на основании этих цифр нельзя делать какие-либо серьезные выводы, разве что в 2016 году меньшее число людей решается ответить социологам о намерении эмигрировать из страны. Возможно таких людей действительно стало меньше, возможно большее количество людей начало считать, что такой ответ свидетельствует о нелояльности, и лучше такие ответы не произносить, полагает Шмелев.

«В общем и в целом понятно, что любой социологический опрос в середине ферваля 1917 года дал бы 90% поддержки дома Романовых и Русской православной церкви. И вскоре бы выяснилась реальная цена этих цифр», — добавил он.

КОНТЕКСТ

30.11.2016

Эффект Трампа

Больше россиян стали поддерживать курс на сближение с Западом

26.10.2016

ВЦИОМ: число желающих покинуть Россию граждан не увеличилось из-за кризиса и санкций

ВЦИОМ: число желающих покинуть Россию граждан не увеличилось из-за кризиса и санкций

10.10.2016

Ворует и показывает

Россияне считают громкие антикоррупционные дела показательными акциями

24СМИ