07.09.2016 | Дмитрий Сидоров

Чемодан — вокзал — Москва

Израиль оказался не лучшим местом для подозреваемых в сексе с несовершеннолетними

Фото: shutterstock

Экстрадиция из Израиля обвиняемого в педофилии священника Глеба Грозовского совпала с громким сексуальным скандалом с учителями московской школы №57. По израильским законам любые сексуальные контакты с лицами до 18 лет расцениваются как изнасилование. Так что для выдачи Меерсона и Давидовича, которые, по слухам, находятся в Израиле, достаточно будет официально объявления их в статусе подозреваемых. 

Священник Русской православной церкви Московского патриархата Глеб Грозовский, бывший «духовник» футбольной команды «Зенит», сегодня завершит свое трехлетнее пребывание в Израиле — власти этой страны исполнили принятое еще в начале августа Высшим судом справедливости окончательное решение экстрадировать священника на родину, в Россию. Он подозревается в педофилии — уголовное дело возбудили в Петербурге в 2013 году. По версии следствия, священник совершал «действия сексуального характера» в отношении несовершеннолетней, 9 лет, посетительницы православного детского лагеря на острове Коневец в Ленинградской области, будучи одним из их «вожатых». Позже он якобы повторил аналогичное в отношении 12-летней воспитанницы православного лагеря в Греции. В момент заведения уголовного дела он находился в командировке в Израиле, и, услышав новости, решил сделать эту командировку бессрочной (несмотря на то, что он был объявлен в международный розыск).

Впрочем, израильские органы правопорядка задержали Грозовского уже через год, в 2014 году, с тех пор тянутся судебные тяжбы вокруг его экстрадиции. В январе 2016 года было принято решение об экстрадиции, но оно было оспорено. Защита священника настаивает, что на родине его ждет не справедливый суд, а расправа и травля, — несмотря на то, что в Израиле священник долгое время содержался в тюрьме «Шатат», считающейся  весьма жесткой тюрьмой, где в том числе отбывают наказание арабские террористы; там же его, якобы, неоднократно избивали. Также защита пыталась добиться экстрадиции священника не в Россию, а в Грецию, где он являлся настоятелем храма Святого мученика Иоана Воина при Православном детско-юношеском клубе «Филадельфия», где якобы и совратил девочку. 

Сам отец Глеб Грозовский и вовсе настаивает на том, что он невиновен, и эти обвинения — не более, чем наветы недоброжелателей. В 2013 году при поддержке РПЦ и портала «Правмир» была созвана конференция по делу Грозовского, где сомнения в его виновности озвучивали и другие люди, в том числе вожатая православного лагеря на острове Ковенец Светлана Некрасова. Позже к этим сомнениям присоединился и дьяк Андрей Кураев, предположивший, что уголовное дело возникло из-за ссоры отца Грозовского с родителем одного из воспитанников лагеря, которого выгнали за плохое поведение. Грозовский также заявлял, что он готов к возможному наказанию и тюрьме.



«Я врагу не пожелаю оказаться в той ситуации, в которой оказался я. Господь дал возможность врагам посмеяться надо мной до конца… Даже если мне придется сесть в тюрьму, я выйду. Бог дал мне силу и дух, которые невозможно сломить. Какой смысл мне жить, если не делать добра, какой смысл в том, что я хожу по этой земле, если я буду обманывать», — заявил Грозовский.

Убежден в своей невиновности и Борис Меерсон  — учитель истории в 57-ой школе Москвы, якобы имевший связь с несколькими своими ученицами. Он также находится сейчас в Израиле, предположительно в городе Йокнеам. В его случае пока об уголовном деле речи не идёт, Следственный комитет России  лишь проводит доследственную проверку, однако по всему русскоязычному сегменту «Фэйсбука» уже гремят откровения как минимум трех его учениц, открытым текстом заявивших о домогательствах Меерсона разной степени успешности. «Здесь комментировать нечего. Это сплетни. Пустые сплетни», — коротко прокомментировал телеканалу «Россия» ситуацию Меерсон. Сторонники иных версий уже вовсю сравнивают историю учителя истории с делом Грозовского, и высказывают надежду, что Израиль так же «не ошибется» и выдаст учителя, как только обвинения перейдут из «Фейсбука» в папки с уголовными делами.

Еще одним фигурантом сексуального скандала в 57-ой школе стал учитель математики Борис Давидович. Его имя также упоминается в нескольких постах его бывших учеников, причем посылы этих постов весьма однозначны  не только бывшие ученицы, но и ученики свидетельствуют о домогательствах. Ходят слухи о том, что  Борис Давидович также находится сейчас в Израиле. По крайней мере, на сайте школы его имя исчезло и из списка руководства, и из списка учителей. 

Экстрадиция Грозовского — не единственный сигнал того, что Израиль — не лучшая страна для сокрытия от подобных обвинений. Вчера, 6 сентября, Верховный суд Израиля постановил экстрадировать еще одного школьного учителя, обвиняемого в педофилии, Эфраима Шрайбера, подозреваемого в домогательствах к ученикам 6-13 лет. Безусловно, вероятные жертвы учителей 57-ой школы были старше, многие из них даже преодолели «возраст согласия», установленный в России на отметке 16 лет. Однако нужно помнить, что в израильском законодательстве такого понятия в принципе не существует, и любые сексуальные контакты с лицами до 18 лет расцениваются там как изнасилование. Так что для выдачи Меерсона и Давидовича достаточно будет даже официально объявленного Следственным комитетом их статуса как подозреваемых, — не важно, совершали ли они это на самом деле, или нет.

Павел Астахов, пока еще занимающий пост детского омбудсмена, предложил в связи с этими историями отменить срок давности за преступления подобного рода. «Новые и новые факты растления учеников 57-й московской школы подтверждают [эту] необходимость. Давно окончившие школу люди рассказывают о событиях 13-летней давности. Даже при доказанности вины педофилы могут уйти от ответственности… Педофилов надо преследовать вечно», — написал Астахов в «Твиттере». Помимо преследования омбудсмен собирается также лечить педофилов, прежде всего «хирургическими и медикаментозными методами», по видимому имея в виду хирургическую и химическую кастрацию. 

24СМИ