22.04.2016 | Лукас Эберле | Маттиас Шепп | Перевод: Владимир Широков

«Истерию вокруг допинга воспринимаем спокойно»

Министр спорта РФ Виталий Мутко рассказал «Шпигелю» о допинговых скандалах, подготовке к ЧМ по футболу 2018 года и о своих достижениях на министерском посту

Фото: Денис Синяков/Der Spiegel

– Виталий Леонтьевич, положа руку на сердце, вы сами когда-нибудь пробовали модный наркотик мельдоний?

– К счастью, нет. То, что WADA внесло этот препарат в список запрещенных, доставило нам в спорте много проблем. Но мельдоний никакой не наркотик. Этот весьма доступный медицинский препарат широко используется в нашей стране для лечения и профилактики сердечных заболеваний. Я впервые услышал о нем, когда в январе его обнаружили в допинг-пробе нашей звездной теннисистки Марии Шараповой. Мы в России теперь шутим, что эта новость сработала как рекламная кампания для препарата. В аптеках его просто смели.

– Однако мельдоний не так уж безобиден. С 1 января Всемирное антидопинговое агентство WADA его запретило. Он позволяет улучшить результаты.

– Да, такое решение принято. Мы уважаем все решения WADA, и это в частности. Но тем не менее у нас нет никаких данных о том, что этот препарат дает преимущество в спорте. Мельдоний – это не какой-то чудовищный анаболик, он помогает организму быстрее восстанавливаться.

– Недавно позитивные результаты были получены при тестировании спортсменов юниорской сборной России по хоккею. Зачем ваша спортивная молодежь принимает такие медикаменты?

– Подчеркну, что никакого тестирования юниорской сборной не было. Это прерогатива аккредитованной лаборатории, работа которой в России приостановлена. Два года назад у нас во время занятий от инфаркта умер молодой спортсмен – хоккеист, которому не исполнилось 18 лет. Из-за больших физических нагрузок в большом спорте у некоторых спортсменов могут появиться проблемы с сердцем. Поэтому наши врачи прописывали им это лекарство в качестве профилактического средства. Ведь доказательств, что мельдоний опасен для здоровья, не существует.

– Вы преуменьшаете значимость допинговых скандалов. С начала января на мельдонии попались до 40 российских спортсменов. До них не дошла информация о его запрете, или они ее просто проигнорировали?

– О том, что мельдоний внесен в запрещенный список препаратов, все спортсмены и врачи были заблаговременно предупреждены. По заявлению большинства атлетов, они его употребляли до запрета. Такой пример: ко мне приходит тренер нашей сборной по дзюдо, тесты троих борцов были признаны позитивными. Он чуть ли не со слезами клянется, что они не принимали этот препарат с ноября – после запрета. Но препарат оказался коварен. Он остается в организме значительно дольше, чем считалось. На этой неделе такая информация была подтверждена и WADA. Мы провели исследование, которое показало, что мельдоний даже спустя три месяца не выводится полностью, особенно если его принимали достаточно долго. Это лекарство как ловушка. Оно коварно прячется в организме и, судя по всему, проявляется при активных физических нагрузках.

– По-вашему, почему Всемирное антидопинговое агентство его запретило?

– Этот вопрос нужно адресовать WADA.

– Думаете, это заговор?

– Нет, не думаю. Тем более что в своем последнем решении WADA пересматривает прежние оценки относительно сроков выведения мельдония из организма, в том числе и когда прием прекратился.

– В 2015 году комиссия WADA опубликовала отчет, в котором рассказывается о систематическом использовании допинга в российской легкой атлетике. Сегодня вся ваша национальная сборная отстранена от участия в соревнованиях. Вас не удивляет, что вы до сих пор не были отправлены в отставку?

– Минуточку: за то время, что я являюсь министром, в российском спорте произошли существенные изменения. Мы активно развиваем и большой, и массовый спорт. Число спортивных сооружений увеличилось в 4 раза. Мы провели десятки крупных спортивных мероприятий, Универсиаду, Олимпийские, Паралимпийские, Сурдолимпийские игры, чемпионаты мира и Европы. Сейчас мы готовимся к ЧМ по футболу в 2018 году. В преддверии Олимпийских игр в Сочи мы четко выстроили антидопинговую систему. Поэтому всю эту истерию вокруг допинга мы воспринимаем спокойно, она пройдет. К тому же она отчасти спровоцирована извне.

– Что вы имеете в виду?

– Мы создали российское антидопинговое агентство РУСАДА по лекалам, полученным от WADA и МОК. Мы открыли в Москве современную антидопинговую лабораторию, которая может исследовать 20 000 проб в год. Новое законодательство открыло наши границы для беспрепятственного вывоза допинговых проб из страны – и этот «железный занавес» устранили мы сами! Новая система позволила выявлять до 200 нарушений антидопинговых правил ежегодно. Мы ведем эффективную борьбу против допинга.

– Вы серьезно?

– Ну конечно. Еще в прошлом году эта система получила от WADA высшие оценки. Ведь мы инвестируем миллиарды рублей в инфраструктуру спорта и в спортивные мероприятия не для того, чтобы потом нам приходилось прикрывать парочку мошенников, которые нечестным путем выиграли какую-то медальку. Нет, для меня всегда была важна чистота спорта. И вот два года назад немецкий канал ARD показывает свой первый фильм…

– …в котором российская бегунья Юлия Степанова рассказывает о своей допинговой практике. Ее слова и сам фильм стали причиной для расследования WADA…

– Думаю, несправедливо судить и наказывать всю страну, основываясь на словах отдельных людей, их субъективных мнениях.

– «Мнениях»? Доказательства удручают. Только в 2013 году в России имели место 225 нарушений антидопинговых правил, это больше, чем где-либо. В отчете WADA говорится, что ваше министерство побуждало сотрудников лабораторий к подтасовке результатов допингового тестирования.

– Я вам могу назвать другие цифры. В расширенном списке российских сборных команд до 9000 спортсменов, и ежегодно забирается до 20 000 допинг-проб. Доля позитивных проб от общего числа отобранных у нас около 1–1,5%. Так вот: по статистике WADA, у 55 стран этот показатель превышает 1,5%.

Более того, 80% российских спортсменов, выступающих на международном уровне, входят в международный пул тестирования. Они разъезжают по всему миру, их проверяют постоянно. Поэтому в данном случае какое-либо манипулирование попросту невозможно.

– Тренер легкоатлетов Владимир Мохнев давал своим спортсменам допинг и в прошлом году был отстранен от их подготовки. Однако недавно стало известно, что он продолжает тренировать.

– Решения международных спортивных федераций распространяются на мероприятия, проводимые под эгидой спортивных федераций. Муниципальный уровень вне их юрисдикции. Этот тренер был отстранен от работы с национальными сборными. Но он, как обычный гражданин, продолжал работать в школе в своем родном городе Губкине. Он хочет что-то зарабатывать на жизнь, он не хочет умирать с голоду. Несмотря на это, я позвонил мэру Губкина и директору школы и добился его увольнения. Что мне еще сделать?

– Бывший глава WADA Ричард Паунд утверждает, что в России существует «культура обмана». Он прав?

– Ни о какой «культуре обмана» или «культуре допинга» не может быть и речи. Это единичные случаи, по которым мы принимаем самые решительные меры в соответствии с кодексом WADA. В легкой атлетике 47 дисциплин, из которых у нас допинговые случаи были лишь в двух-трех. В нашем парламенте уже есть законопроект, предусматривающий уголовную ответственность за принятие допинга, а также за побуждение спортсмена его принимать.

– По сути, вы должны были бы сказать Юлии Степановой спасибо, если правда заинтересованы в чистоте спорта.

– За что?

– Она стала главным свидетелем WADA и разоблачила российскую допинговую систему.

– Тот, кто хочет помочь нам в борьбе с допингом, идет в прокуратуру или приходит ко мне, не дожидаясь, когда его уличат в использовании допинга. Степанова сначала сама была уличена и отстранена антидопинговыми службами России от соревнований. Только после этого она стала сотрудничать с WADA.

– Она уехала на Запад, поскольку считает, что в России ее жизни угрожает опасность. Это действительно так?

– Нет. Ничего в нашей стране ей не угрожает и угрожать не может.

– В июне Международная ассоциация легкоатлетических федераций должна будет рассмотреть вопрос о допуске российских легкоатлетов к участию в Олимпийских играх в августе. Какого решения вы ожидаете?

– Мы сделали все, чтобы решение об отстранении наших спортсменов было отменено. Мы заменили функционеров и тренеров, на которых пали подозрения. Наших спортсменов тестируют без предупреждения, причем это делаем не мы, а английское антидопинговое агентство UKADA. У наших легкоатлетов есть полное моральное право поехать в Рио. Мы не можем коллективно наказывать честных спортсменов. Это негуманно.

– Как отреагирует Россия, если ваших легкоатлетов не пустят на Олимпиаду?

– Разумеется, как великая спортивная держава.

– И все же – если легкоатлеты не смогут стартовать, вся российская сборная будет бойкотировать Олимпиаду?

– Нет.

Фото: Константин Чалабов/РИА Новости
Министр спорта РФ Виталий Мутко уверяет, что строительство спортивных объектов к ЧМ по футболу «идет хорошо». На фото – один из стадионов, на котором в 2018 году должны пройти матчи, – «Мордовия Арена»Фото: Константин Чалабов/РИА Новости

– Спорт в России всегда связан с накалом страстей. Зимние игры в Сочи многие называют преступлением против окружающей среды. ЧМ по футболу в 2018 году – купленным. И вот теперь допинговый скандал. Ваша страна считается «плохим мальчиком мирового спорта». Заслуженно?

– К сожалению, очернять Россию давно стало политическим трендом. Сегодня он добрался до спорта. Но это не трагедия, мы знаем, что мы можем этому противопоставить.

– И что же?

– В Сочи многие репортеры только и искали, что повода указать на недостатки. Что мы сделали? Мы оказали теплый прием атлетам и построили для них прекрасные стадионы.

Спортсмены послали миру ясный сигнал относительно России. После ЧМ по футболу 2006 года я тоже увидел Германию другими глазами. Для нас это хороший пример. Во время ЧМ-2018 мы хотим показать, что Россия – это открытая, свободная страна.

– Вы возглавляете организационный комитет чемпионата. Вам приходилось обращаться за советом к Францу Беккенбауэру?

– Да, конечно. Я его очень уважаю, он много сделал для мирового и российского футбола.

– Не исключено, что Германия получила право принять у себя ЧМ-2006 благодаря подкупу. А что с Россией?

– В 2010-м за нашу заявочную компанию отвечал я. И я могу поручиться, что мы ничьих голосов не покупали. Нам помогло то, что чемпионат мира по футболу еще никогда не проводился в Восточной Европе. Так что ФИФА была заинтересована в развитии этого региона. Подготовленная нами презентация соответствовала духу и целям ФИФА.

– Россия переживает экономический кризис, вам пришлось сократить бюджет на подготовку к чемпионату, и сейчас вы строите стадионы меньшего размера, чем планировалось. У вас деньги заканчиваются?

– Не волнуйтесь, все идет хорошо. Это подтверждается и инспекторами ФИФА. Мы строим 12 новых стадионов и 110 тренировочных полей. В частности, в детских спортивных школах. Стадионы меньшего размера мы строим не по экономическим соображениям, а из-за целесообразности их будущего использования.

– Но для этого вашей национальной сборной следовало бы лучше играть. На ЧМ в Бразилии она не смогла выйти из группы и в настоящий момент в мировом рейтинге занимает 27-ю строчку.

– Мы сделаем все, чтобы на ЧМ-2018 наша сборная выступила достойно и все увидели результат. Вы ведь немецкий журнал. Как вам такой финал: Россия против Германии, и Россия выигрывает по пенальти? (смеется).

– Вы пригласили на ЧМ-2018 бывшего президента ФИФА Йозефа Блаттера, после того как федерация на 6 лет отстранила его от работы. Почему?

– Блаттер не заслужил такого ухода. Он превратил ФИФА в организацию, которая ежегодно инвестирует в среднем четверть миллиарда долларов в развитие футбола в мире. Я сомневаюсь, что ему можно предъявить юридически состоятельные обвинения.

– Владимир Путин предложил выдвинуть Блаттера на Нобелевскую премию мира. Это удачная мысль?

– Я не могу не согласиться с моим президентом.

КОНТЕКСТ

19.10.2016

Повышение от всего сердца

Виталий Мутко назначен вице-премьером по спорту, туризму и молодежной политике

22.04.2016

Мутко: во время ЧМ-2018 хотим показать, что Россия – это открытая, свободная страна

Мутко: во время ЧМ-2018 хотим показать, что Россия – это открытая, свободная страна

22.04.2016

Мутко: Россия не будет бойкотировать Олимпиаду в Рио в случае недопуска легкоатлетов

Мутко: Россия не будет бойкотировать Олимпиаду в Рио в случае недопуска легкоатлетов

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ