02.03.2016 | Екатерина Буторина

Страсбург отменяется

Россия намерена отказаться от исполнения решений Европейского суда по правам человека

Фото: Shutterstock

В Конституционном суде РФ впервые готовится к рассмотрению вопрос о неисполнении решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Это стало возможным после принятия в конце прошлого года специального закона о приоритете КС над решениями Страсбурга. Первым таким делом станет постановление ЕCПЧ о том, что осужденные россияне должны иметь право голосовать на выборах. А в ближайшее время Европейский суд, как ожидается, вынесет еще целый ряд крайней «неудобных» для России решений, которые также могут быть рассмотрены на предмет неисполнения. Это дела участниц панк-группы Pussy Riot, участников митинга на Болотной площади 2012 года, американских усыновителей, ставших жертвами закона «Димы Яковлева», и дело о фальсификациях на выборах 2011 года.

28 февраля исполнилось ровно 20 лет, как Россия стала членом Совета Европы, но торжеств по этому поводу не ожидается. Наоборот, в Москве обязательства перед этой организацией принято считать скорее проблемой, а в некоторых случаях даже угрозой нацбезопасности. Раньше рекомендации ее структур, подчас жесткие, были основанием для системных правовых реформ внутри страны, направленных на усиление защиты прав граждан. Теперь же российская делегация бойкотирует Парламентскую ассамблею (ПАСЕ), а в Конституционном суде (КС) РФ впервые готовится к рассмотрению вопрос, стоит ли исполнять решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Специальный закон о приоритете постановлений КС над решениями ЕСПЧ был принят в декабре прошлого года.

Одновременно российские власти пытаются сократить поток жалоб россиян в Страсбург. Как стало известно «Профилю», Минюст уже подготовил два законопроекта, по которым россияне смогут в национальных, а не в международных судах требовать компенсаций из бюджета за нарушение имущественных прав и за чрезмерно длительные сроки заключения под стражу при расследовании уголовных дел.

Неудобное правосудие

Первым решением ЕСПЧ, которое КС рассмотрит на предмет возможного неисполнения, станет постановление о том, что осужденные по уголовным делам россияне должны иметь право голосовать на выборах. Хотя на самом деле этот вопрос не столь принципиален (осужденные лишены избирательного права и в некоторых других европейских странах), и на нем, очевидно, власти решили просто «обкатать» процедуру отказа. Главным же поводом, заставившим Кремль задуматься о неподчинении решениям ЕСПЧ, стало дело «ЮКОС» против России», по которому Россию обязали выплатить $2,1 млрд акционерам, пострадавшим от неправомерного, по решению Страсбурга, банкротства нефтяной компании.

Кроме того, на подходе еще несколько потенциально крайне неприятных для РФ решений ЕСПЧ, которые могут быть вынесены уже в этом году. Это, в частности, дело панк-группы Pussy Riot, участницы которой были осуждены к лишению свободы за «панк-молебен» в московском храме Христа Спасителя; дело о выборах 2011 года в Госдуму, в котором речь идет о вероятной массовой фальсификации при подсчете голосов; иск оппозиционера Сергея Удальцова, жалующегося на нарушение его права на участие в мирном шествии в мае 2012 года, превратившемся в печально известное «болотное дело»; и дело нескольких десятков американцев и российских сирот, ставших жертвами «закона Димы Яковлева» и обвиняющих теперь российские власти в дискриминации и нарушении права на семейную жизнь.

Также предметом рассмотрения ЕСПЧ в перспективе станет и конфликт с Украиной, в связи с которым против России поданы три жалобы. Одна касается присоединения Крыма, вторая – предполагаемого похищения трех групп детей с территории Восточной Украины и вывоза их на территорию России, третья – контролирования российскими властями de facto трех территорий: Донецка, Луганска и Крыма. В последней жалобе Россию обвиняют в нарушении сразу 13 статей Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод: право на жизнь (ст. 2), запрет на применение пыток (ст. 3), право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 5), право на справедливый суд (ст. 6), право на уважение частной жизни (ст. 8), свобода вероисповедания (ст. 9), свобода самовыражения (ст. 10), свобода собраний и объединений (ст. 11), запрет на дискриминацию (ст. 14), лимит на использование ограничений в отношении прав (ст. 18), защита частной собственности (ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции), право на образование (ст. 2 Протокола № 1), право на свободные выборы (ст. 3 Протокола № 1). В сентябре прошлого года ЕСПЧ начал по этим жалобам так называемую процедуру коммуникации – предложил российским властям высказать свою позицию. Впрочем, скорее всего, их рассмотрение займет не один год.

Но и без украинской эпопеи у властей РФ уже достаточно решимости сказать наконец решительное «нет» Страсбургу, все чаще покушающемуся, как им кажется, на наш суверенитет. Даже при том, что тысячи решений, где Россия была признана виновной в нарушении прав человека, до сих пор исполнялись.

Фото: Flickr.com
«Двушечка» реального тюремного срока, к которому были приговорены участницы группы Pussy Riot Надежда Толоконникова и Мария Алехина, грозит обернуться для России обвинением в нарушении права на справедливый судФото: Flickr.com

По страсбургскому счету

Взнос РФ в Совет Европы на 2016 год составляет 32 801 563 евро. Это приблизительно десятая часть общего бюджета (326 млн евро), формирующегося за счет 47 стран–членов организации. Однако в феврале Россия заплатила лишь треть суммы, а с остальным было решено повременить. Причиной этого стало лишение в январе 2015‑го российской делегации ПАСЕ права голоса, права участия в работе уставных органов и в мониторинге выборов из-за конфликта на Украине и присоединения Крыма. С тех пор российская делегация демонстративно не участвует в работе ПАСЕ, что и может стать поводом не оплачивать работу европейского парламента. При этом в Страсбурге считают неприемлемым делить взнос в Совет Европы по отдельным направлениям, из-за чего может пострадать и бюджет ЕСПЧ, который в этом году составляет 71 млн евро.

В большинстве случаев на Россию жалуются ее же граждане и люди, в ней проживающие. Как сообщил «Профилю» уполномоченный РФ при ЕСПЧ Георгий Матюшкин, по сравнению с другими странами наша отнюдь не рекорд-смен. По данным на 29 января 2016 года, в производстве ЕСПЧ находится 13 850 жалоб против Украины, 9200 – против России, 8450 – против Турции, 7550 – против Италии, 4600 – против Венгрии. «По числу жалоб мы на втором месте. У нас в 1,5 раза меньше жалоб, чем по Украине, – сказал Матюшкин. – А если пересчитать все это на 100 тысяч населения, то Россия занимает место, по моим подсчетам, в конце третьего десятка. Это при том, что в Совете Европы всего 47 стран. Вот вам объективная характеристика положения с правами человека в разрезе практики ЕСПЧ».

Правда, в минувшем году Россия оказалась на первом месте по количеству решений ЕСПЧ, в которых было констатировано хотя бы одно нарушение прав человека. Всего было принято 109 таких решений (79 против Турции, 72 против Румынии, 50 против Украины, 43 против Греции, 42 против Венгрии). В частности, было констатировано 58 случаев нарушения права на свободу и личную неприкосновенность, 44 – о нарушении запрета на бесчеловечное и унижающее достоинство обращение, 22 – об отсутствии эффективных средств правовой защиты, 20 – о запрете на пытки, 20 – об отсутствии эффективных средств правовой защиты, 15 – о нарушении права на жизнь и 15 – о нарушении права частной собственности. Но и в предыдущие годы лидерство в этом плане всегда было за нами, что, правда, по словам Матюшкина, объясняется очень просто: «У нас самое большое население – 146 млн».

Вместе с тем с 2013 года в четыре раза – с 23 845 до 6553 – сократилось количество жалоб против России, которые ЕСПЧ ежегодно признавал неприемлемыми и отказывал в их рассмотрении, в два раза – с 12 328 до 6009 – сократилось количество жалоб, признаваемых приемлемыми.

Жалобный поток

Такое резкое снижение связано с реформой ЕСПЧ, сражающегося с собственной волокитой. «Вал жалоб, поступающих в Европейский суд, принимают в его канцелярии, но подавляющее большинство не соответствует требованиям Конвенции, то есть условиям приемлемости, – объясняет Георгий Матюшкин. – Они или не подписаны, или не были исчерпаны внутренние средства защиты, или пропущен 6‑месячный срок подачи жалобы, или какие-то другие дефекты имеются». Вал жалоб все возрастал, и в 2010 году наступил кризис. «Ежегодно ЕСПЧ публикует 1500 решений, а в 2010 году на рассмотрении суда было 150 тыс. жалоб. Если представить, что новые жалобы перестанут принимать, последние из прежних рассмотрят примерно через 70 лет», – говорит уполномоченный в ЕСПЧ.

Европейский суд сортирует жалобы по принципу их приоритетности. Те, что, по мнению судей, заслуживают большего внимания, рассматриваются в среднем в течение полутора лет, остальные могут пылиться в канцелярии по 8–10 лет. «Когда Европейский суд критиковал национальные правовые системы за медлительность, у меня это вызывало ухмылку, – говорит Матюшкин. – Они критиковали национальные суды за 5‑летнее рассмотрение дел, а свои дела рассматривали по 10 лет, априори зная, что некоторые жалобы вообще никогда не будут рассмотрены, просто исходя из математических законов».

В 2010 году российские власти стали активно участвовать в реформе суда. «Был осуществлен совместный проект Минюста РФ, Ассоциации юристов России и Секретариата Европейского суда, продолжавшийся четыре года, – объяснил Матюшкин. – Мы послали в Секретариат 20 юристов, и Россия оплачивала их работу. Они занимались исключительно заведомо неприемлемыми жалобами. Эта работа была проведена таким образом, что на сегодня такие жалобы практически исчерпались. Именно это и видно по статистике».

Кроме того, Москва разгрузила Страсбург от жалоб россиян на волокиту, приняв в том же 2010 году закон о компенсации за нарушение права судопроизводства и исполнения судебного акта в разумный срок. «Теперь приоритеты другие – Европейский суд объявил войну повторяющимся жалобам, – говорит Матюшкин. – Сейчас на рассмотрении ЕСПЧ находится примерно 65 тысяч дел в отношении всех 47 стран, среди них повторяющихся, то есть касающихся однотипных ситуаций, тысяч 15–16. Борьба с ними требует других мер».

Для России наиболее характерными являются повторяющиеся жалобы на нарушение имущественных прав, несмотря на принятые в их пользу судебные решения, а также «чрезвычайно широкое применение такой меры пресечения по уголовным делам, как заключение под стражу». В связи с этим, как сообщил Матюшкин, Минюст уже подготовил законопроект о соответствующих изменениях в упомянутый закон о компенсациях за волокиту. «Если законы будут приняты, то количество жалоб россиян в Страсбург в ближайшие годы еще сократится», – сказал Матюшкин.

Внутренний протест

Вступив в Совет Европы и ратифицировав Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Россия не только признала юрисдикцию ЕСПЧ, но и взяла обязательство исполнять его решения. А они связаны не только с признанием нарушенными чьих-то прав и выплатой компенсации. Как правило, суммы эти невелики, и до сих пор Россия исправно все выплачивала. «Эти суммы никогда не были огромными, – подтверждает адвокат Каринна Москаленко. – В пользу того же Ходорковского по каждой из его жалоб было взыскано по 10 тыс. евро именно в виде символического погашения морального ущерба». Для сравнения адвокат напомнила о деле жителя Нижнего Новгорода, который, став инвалидом из-за пыток в милиции, в 2006 году получил по решению ЕСПЧ компенсацию в 250 тысяч евро. «Простые люди выигрывают гораздо больше, – говорит Москаленко, – и не в денежном выражении, а в том, что их судьба не находится полностью во власти государства и тех органов, которые иногда сами и совершили нарушение».

Иначе было с делом «ЮКОС» против России», когда в августе 2014 года ЕСПЧ обязал Россию выплатить $2,1 млрд бывшим акционерам компании за нарушение права собственности. Это решение стало первым искушением для властей не исполнять его. Прошлым летом в КС обратились 93 депутата Госдумы, заявив, что ряд постановлений ЕСПЧ имеют «своей конечной целью размывание границ государственного суверенитета РФ, основанного на верховенстве Конституции». КС решил, что «Россия в порядке исключения может отступить от исполнения возлагаемых на нее обязательств, если такое отступление является единственным возможным способом избежать нарушения основополагающих конституционных принципов». Было также постановлено, что каждое сомнение, возникающее в связи с решениями ЕСПЧ, надлежит устранять в том же КС. А законодателю предложили создать специальный механизм по разрешению таких коллизий.

Фото: Shutterstock
Оппозиционер Сергей Удальцов, отбывающий сейчас 4-летний срок за организацию массовых беспорядков, нашел защиту в Страсбурге как жертва необоснованного преследованияФото: Shutterstock

Механизм под названием «федеральный закон о приоритете постановлений КС над решениями ЕСПЧ» создали в декабре прошлого года. А в начале января Минюст сделал еще один прецедентный шаг, подав в КС первое обращение о возможности не исполнять решение ЕСПЧ. Речь идет о деле «Анчугов и Гладков против России», в котором Европейский суд в июле 2013 года признал нарушение прав осужденных из-за запрета их участия в голосовании на выборах. «Постановление ЕСПЧ по делу Анчугова прямо противоречит ст. 32 Конституции России, которая говорит о том, что лица, находящиеся в местах лишения свободы, не имеют права голосовать на выборах», – пояснил позицию Минюста Георгий Матюшкин.

Такая позиция связана с еще одной функцией ЕСПЧ – выявлять системные нарушения в госустройстве стран–участниц Совета Европы и обязывать решать эти проблемы с помощью реформ. «Не все решения выполнить легко, – говорит Москаленко. – Например, те, которые касаются улучшения условий содержания заключенных в России. Власти понимают необходимость этого, строятся места заключения, улучшаются условия. Это происходит очень медленно, параллельно растет насилие в местах лишения свободы, и мы, конечно, не удовлетворены. Но если объективно взглянуть на действия ФСИН за эти 10 лет, надо признать, что сделано немало».

Что касается памятного постановления КС о возможности неисполнения решения ЕСПЧ, то оно на самом деле не так однозначно, как может показаться. «КС не признал невозможным исполнение решения. Просто было сказано, что по тем вопросам, по которым он уже высказывался, окончательное суждение после решения Европейского суда может выносить только сам Конституционный суд», – пояснила адвокат. Дело же Анчугова, по ее мнению, было «избрано для спекуляции на тему противоречия Конституции». «Нарушать Конституцию – это поражение в правах, ограничение гарантированных прав и свобод, вмешательство в эти права, – сказала она. – В данном случае нарушения Конституции нет, потому что никого не пытаются ограничить или поразить в правах. Наоборот, имеет место расширение прав на те категории людей, на которые они ранее не распространялись». Да и если уж кому и навредит участие заключенных в голосовании, то только оппозиции, полагает Москаленко: «Очевидно, что заключенные будут голосовать так, как «голосуют» пациенты больниц и заключенные следственных изоляторов».

Системные раздражители

С момента подписания и ратификации Конвенции решения ЕСПЧ, в которых российские власти были признаны нарушителями прав человека, исчисляются уже тысячами. Явное раздражение власти вызвали лишь единицы, но именно они могут в итоге привести к тому, что Россию будут считать страной, не исполняющей взятые на себя международные обязательства. «Если говорить об интересах людей, то, конечно, и сам механизм Европейского суда, и механизм исполнения обязательных решений только на пользу любому человеку, находящемуся и живущему в России, – говорит Москаленко. – А вот власть от этого страдает. Потому что надо каким-то образом решать вопросы, скажем, о взысканиях».

Такими раздражителями, кроме дел «ЮКОСа» и Анчугова, стало также дело «Каспаров и другие против России» о запрете оппозиции участвовать в «Марше несогласных» в 2007 году. Спустя шесть лет, в 2013‑м, ЕСПЧ назвал это нарушением свободы собраний и объединений. А в начале февраля ЕСПЧ отказался пересматривать собственное решение по так называемому «болотному делу» – жалобе трех участников «Марша миллионов» 2012 года, в отношении которых были признаны нарушенными право на справедливый суд, а также на свободу и личную неприкосновенность.

В этом году ЕСПЧ может произвести на свет еще несколько таких «раздражителей». Так, в производстве суда находится жалоба оппозиционеров Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева, которых в 2012 году приговорили к 4,5 года лишения свободы за организацию массовых беспорядков на «Марше миллионов». «Удальцова привлекли к уголовной ответственности фактически за то, что он мирным образом участвовал в мирном публичном мероприятии и не организовывал никаких беспорядков, – пояснила позицию заявителей Москаленко. – Организаторы этого мероприятия подчеркнуто корректно себя вели. Власти нечего было этому противопоставить, кроме абсолютно недоказанного и абсолютно необоснованного уголовного обвинения. А уголовными мерами бороться со своими оппонентами власть не должна ни в каком демократическом государстве». По мнению адвоката, есть все основания считать, что в этом году ЕСПЧ примет решение и по делу панк-группы Pussy Riot, где заявлено о нарушении права на справедливый суд. «Речь идет о публичной акции, которая может закончиться каким угодно порицанием, взысканием, но не уголовной ответственностью, – сказала Москаленко. – Никто же никого не убил, и никаких актов насилия не было».

Фото: Global Look Press
Жесткие действия в отношении участников митинга, состоявшегося на Болотной площади 6 мая 2012 года, поссорили российские власти не только с оппозицией, но и с Европейским судомФото: Global Look Press

На очереди и решение по делу о выборах в Госдуму в 2011 году, в котором власти обвиняются в фальсификации результатов голосования в нескольких районах Санкт-Петербурга. Заявителями в этой жалобе выступают и наблюдатели, и члены избирательных комиссий. «Когда результаты выборов на каждом участке уже были зафиксированы в виде протоколов с печатями, выяснилось, что в Центральную избирательную комиссию поступили искаженные сведения. Разница была в сотни и тысячи голосов, – рассказала Москаленко. – Российские власти ответили, что при первоначальном подсчете голосов на всех этих участках были допущены ошибки. И эти ошибки были якобы исправлены с помощью пересчета, который выявил якобы правильные результаты голосования. Все это было сделано с грубейшими нарушениями пересчета. Но власти даже обвиняют заявителей в том, что они в Европейский суд представляют ложные, то есть сфабрикованные сведения».

Подходит время и для вынесения решения по жалобам, поданным от имени российских сирот и американских граждан, которым было отказано в усыновлении из-за небезызвестного «закона Димы Яковлева». В этом деле в общей сложности три десятка заявителей. «Жалуются на нарушение частной и семейной жизни, в некоторых случаях – на жестокое обращение, – рассказала о сути дела Москаленко. – Потому что больные дети должны были оказаться в любящих семьях, которые индивидуально заботятся о них, лечат. А это дети-инвалиды, сироты, которых в России традиционно не усыновляют или усыновляют очень мало. И последний пункт жалобы – это дискриминация, потому что американские граждане были дискриминированы исключительно по национальному признаку, по признаку их американского гражданства».

Те, кто теперь добивается неисполнения решений ЕСПЧ, по мнению Каринны Москаленко, преследуют определенную выгоду – создание для России особых условий в мире, в Европе, в межгосударственных организациях. «Но решения международных судов надо выполнять не потому, что каким-то дуракам нравится их исполнять, а каким-то умным хочется иметь защиту от них, – говорит она. – А потому, что если мы пойдем по пути неисполнения решений ООН, Совета Европы и так далее, то, помимо ухудшения общеправовой ситуации в стране, мы получим непредсказуемый мир, в котором не будут действовать нормы международного права». При этом речь идет об исполнении общепризнанных норм международного права, признанных и Россией в том числе и закрепленных в ее Конституции, о приоритете которой так часто говорят теперь, когда сопротивляются исполнению решений ЕСПЧ. «Те нормы, которые мы сами подписали и ратифицировали, мы обязаны исполнять, иначе с Россией никто не будет иметь дело, – заключила Москаленко. – Это путь, ведущий в тупик. Это стройное здание до нас строилось годами, десятилетиями. А мы, войдя туда без году неделя, можем все подорвать».

КОНТЕКСТ

03.11.2016

ЕСПЧ присвоил приоритетный статус жалобе Дадина на пытки в колонии

ЕСПЧ присвоил приоритетный статус жалобе Дадина на пытки в колонии

04.10.2016

ЕСПЧ обязал Россию выплатить €12,5 тысячи фигуранту «болотного дела» Белоусову

ЕСПЧ обязал Россию выплатить €12,5 тысячи фигуранту «болотного дела» Белоусову

23.09.2016

ЕСПЧ разрешил условно осужденным россиянам выезжать из страны

ЕСПЧ разрешил условно осужденным россиянам выезжать из страны

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ