20.01.2016 | Екатерина Буторина

Детектив вселенского масштаба

Всеправославный собор может превратиться в балаган

Идея проведения Всеправославного собора была выдвинута еще в XIX веке, но договориться представители поместных православных церквей смогли лишь в марте 2014 года на собрании в Стамбуле Фото: Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

21 января в предместье Женевы Шамбези должна состояться встреча глав всех пятнадцати поместных православных церквей – синаксис. Как ожидается, на ней наконец-то будут определены дата и место проведения Всеправославного собора – события огромной важности для православных верующих всего мира. В его повестке заявлен ряд глобальных тем: начиная с постов и церковного календаря и заканчивая отношениями православия с другими мировыми религиями.

Последний раз событие такого масштаба проводилось в средневековой Никее (ныне на ее месте расположен турецкий город Изник) почти 1230 лет назад. Это был VII Вселенский собор. Предстоящий де-юре Вселенским пока не называется, но по своему составу должен быть именно таковым. Хотя одна только подготовка этого мероприятия уже приобрела «вселенский» масштаб и становится похожа на детектив с оттенком конспирологии. С конца прошлого года то и дело сообщается о «непреодолимых трудностях» в подготовке Собора и разногласиях предстоятелей православных церквей «по важным вопросам». Но что именно за трудности, в чем важность спорных вопросов, на официальном уровне никто не раскрывает. Сие тайна есть великая, как и содержание проектных решений Собора – они не публикуются и не предоставляются на обсуждение ни мирянам, ни священнослужителям. В курсе дел лишь горстка посвященных, соблюдающих обет молчания. Потому и эксперты стараются избегать досужих разговоров на тему Собора, комментируют его подготовку осторожно и неохотно. Ясно одно – на фоне нарастающих противоречий как между церквами, так и в целом между Востоком и Западом в спорах о том, что считать подлинными ценностями человека и человечества, договориться о каких-либо существенных вещах весьма непросто. И Всеправославный собор легко может превратиться во вселенский балаган. Если он вообще состоится. Вероятности его отмены почти никто не исключает.

Схизма преткновения

С тех пор как в 787 году состоялся Второй Никейский собор, к вопросу о проведении Вселенского православного «слета» не возвращались до середины XIX века. В 1860 году случился болгарский раскол, именуемый также греко-болгарской схизмой (от древнегреч. – раскол, распря). Константинопольские болгары создали свою автокефалию, а патриархат потребовал созыва Собора. Однако идею эту не поддержала Российская империя, которая в то время была заинтересована в развале Османской империи и всячески поддерживала братьев‑болгар в их стремлении к независимости. Самостоятельность Болгарской церкви Константинополь признал, но произошло это лишь по окончании Второй мировой, в 1945 году.

Фото: Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси
И миряне, и простые священники пока лишь гадают, что им может дать готовящийся СоборФото: Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

К вопросу о созыве Собора вернулись в 1961 году на I Родосском всеправославном совещании, когда предстоятели церквей сошлись во мнении, что за столетия слишком отдалились друг от друга, и решили вновь наладить межцерковный диалог. С тех пор, хоть и с перерывами (подчас многолетними), подготовка к Собору велась регулярно. Проводилась она на совещаниях в предместье Женевы – Шамбези. Там у «первого среди равных» Константинопольского патриарха имеется своя резиденция.

Как пояснил «Профилю» российский религиозный и общественный деятель, протодиакон Андрей Кураев, резиденция там была обустроена «на случай каких-либо радикальных действий в Турции, направленных против патриархии и православия». Но периодически участники подготовки Собора собирались и в прежнем Константинополе. И именно там в марте 2014 года на собрании предстоятелей православных церквей решили провести Собор в 2016 году в Стамбуле, «если тому не воспрепятствуют непредвиденные обстоятельства». С тех пор подготовка, по патриархальным меркам, стала вестись ускоренными темпами силами Специальной межправославной комиссии. Также были сразу обозначены темы Собора и предстоящей реформы в области догматики, богослужения, экуменизма, межправославных отношений – всего их примерно с десяток. Но «непредвиденные обстоятельства» в виде как внутрицерковных, так и внешнеполитических разногласий не заставили себя ждать.

Хлеб наш насущный

О трудностях и непреодолимых разногласиях между Москвой и Константинополем представители РПЦ заговорили минувшей осенью. Подробности не разглашались, однако известно, что один из конфликтов произошел в Шамбези 16 октября прошлого года на пятом Предсоборном совещании. Тогда планировалось принять два проектных документа. Один из них – «Автономия и способ ее провозглашения» – одобрили. А со вторым, под названием «Вклад Православной Церкви в обеспечение мира, справедливости, свободы, братства и любви между народами и ликвидацию расовой и иной дискриминации», вышел скандал.

Термин «дискриминация», как оказалось, не все воспринимают в его международно-правовом значении. Многие насторожились: не следует ли понимать под «иной дискриминацией» сексуальные меньшинства? Когда выяснилось, что следует, представители Русской, Грузинской, Болгарской, Сербской, Румынской и Антиохийской церквей отказались подписывать документ. Позднее «для общей краткости» он был переименован в «Миссию Православной церкви в современном мире», но старое название все же сохранили в качестве подзаголовка. Позицию РПЦ по этому вопросу в интервью радио «Радонеж» в апреле прошлого года озвучил заместитель председателя Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского патриархата протоиерей Николай Балашов. «Для многих церквей актуальной также является проблематика отношений к современной так называемой гендерной философии, которая, по существу, разрушает традиционные основы семьи», – в частности, сказал он.

Фото: Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси
Представители Русской православной церкви последнее время не раз высказывали сомнения в проведении Собора на фоне «нестабильной общеполитической обстановки в мире»Фото: Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Похоже, останутся на Соборе без должного внимания и другие важные вопросы простых мирян, в частности, пост и календарь. Их, считает Кураев, отдадут на откуп церквам: как хотите, так и поступайте. «Хотя проблема очень серьезная, – считает протодиакон. – Изначально предполагались документы, которые предлагали бы унификацию с постами и календарем праздников. При этом предполагалось, что посты для мирян будут смягчены. Но все это в итоге отменили. Напомню, что календарь постов взят из расписания жизни монахов – «Типикон». При чем тут миряне, почему они должны жить по монашескому уставу поста?»

Турецкий гамбит

Несмотря на то, что документ о церковной автономии был согласован, не следует ожидать, что на Соборе этот вопрос тоже будет решен кардинальным образом. Болгарская схизма – случай, возможно, прецедентный, но далеко не последний. Так, например, в 1970 году Русская православная церковь предоставила автокефалию Американской. Ее признали также Польская, Грузинская, Болгарская и Чехословацкая, а Константинопольский Патриархат, а также церкви Александрийская, Антиохийская, Иерусалимская, Румынская, Кипрская, Элладская и Албанская на это не пошли.

Впрочем, конфликт между патриархом Константинопольским Варфоломеем и патриархом Болгарским Неофитом есть и сейчас. Так, в ноябре прошлого года Варфоломей в достаточно резких, как показалось болгарам, тонах потребовал вернуть мощи греческих святых, некогда якобы украденные. Возмущенные болгары устроили манифестации, а премьер-министр республики отказался принимать Константинопольского патриарха.

Наличие серьезных разногласий признает и РПЦ. «Вызывает сомнение сама возможность проведения Всеправославного собора в то время, когда некоторые Православные церкви находятся в состоянии неурегулированного конфликта, а предстоятель Православной церкви Чешских земель и Словакии так и не признан в своем статусе со стороны ряда Православных церквей, не говоря уже о крайне нестабильной общеполитической обстановке в мире», – заявил 25 декабря прошлого года глава ОВЦС митрополит Волоколамский Иларион.

Правда, Кураев считает это чисто технической проблемой состава предстоящего Собора. «По версии Московской патриархии, главой Чехословацкой церкви является Словацкий митрополит Ростислав. А по версии Константинополя, у этой церкви нет законного главы. Впрочем, буквально на днях митрополит Ростислав написал покаянное письмо Константинопольскому патриарху», – объяснил он. Еще одной технической проблемой протодиакон называет «конфликт между Антиохийским и Иерусалимским патриархами из-за прихода в Катаре – к кому он должен относиться». «Но, возможно, они смогут как-то вынести этот вопрос за скобки», – предполагает Кураев.

Фото: Shutterstock
21 января предстоятель Константинопольской православной церкви Варфоломей I, как ожидается, примет в своей резиденции в Шамбези (Швейцария) делегации всех 15 поместных православных церквей для обсуждения грядущего СобораФото: Shutterstock

В православном мире, кроме того, есть две самопровозглашенные автокефальные церкви, которые не признаны никем, кроме как друг другом. Это Черногорская православная церковь, образовавшаяся в 2000 году как неправительственная организация, и Киевский патриархат с митрополитом Филаретом во главе, которых в Москве иначе как «раскольниками» не именуют. Но и Украинская православная церковь Московского патриархата (УПЦ МП) после известных событий двухлетней давности на Украине весьма отдалилась от Первопрестольной, и многие епископы и священники высказываются за автономию.

«Вопрос церковных расколов в Украине не включен в повестку дня Всеправославного собора, – высказывался в августе прошлого года в одном из интервью управляющий делами УПЦ МП митрополит Бориспольский и Броварской Антоний. – Однако среди тем, планируемых к рассмотрению на Соборе, есть и вопрос о процедуре предоставления церковной автокефалии и автономии. Сейчас среди поместных церквей нет единства по этому вопросу».

Вопрос с украинскими церквами, скорее всего, не будет решаться на Соборе, считает Кураев. «Делегации украинской церкви как таковой там не будет. А голосование будет проводиться только делегациями поместных церквей, и у каждой есть право вето, в том числе и у Москвы, – сказал он. – Если раньше для получения автокефалии достаточно было только голоса матери-церкви, теперь, оказывается, нужны голоса и всех остальных пятнадцати сестриц». РПЦ, совершенно очевидно, это вето наложит, если дело таки дойдет до голосования по Украине. «Мы знаем, что на будущий Всеправославный собор некоторые вожди украинских раскольников не раз указывали как на ту инстанцию, которая, по их мнению, должна была бы решить их вопрос, признать их таинства, признать их законной церковью», – говорил в упомянутом выше интервью Балашов.

Документы для Собора по автокефалии и порядку ее провозглашения до сих пор не подготовлены. «Специальная межправославная комиссия пока не смогла выполнить поручение собрания Предстоятелей, согласно которому эти темы подлежат дальнейшему обсуждению в рамках ее работы, – сказал Балашов в интервью в январском номере «Журнала Московской Патриархии». – К такому обсуждению комиссия даже не приступила из-за нехватки времени».

В довершение всего нарастающий в последние месяцы российско-турецкий конфликт заставил многих заговорить о смене места проведения Собора, в качестве которого до сих пор предполагался Стамбул.

А вы, друзья, как ни садитесь…

Но состоится ли Собор вообще? Об этом говорить преждевременно, считает глава Секретариата по межправославным отношениям ОВЦС Московского патриархата протоиерей Игорь Якимчук.

Тема предстоящего синаксиса, назначенного на 21 января в Шамбези, – «состоится ли Собор в ближайшее время или не состоится». «Станет понятно, каково состояние подготовки, требуются ли дополнительные усилия в этом плане и если проводить Собор, то когда и где», – сказал он «Профилю».

Самое большое недоумение у экспертов вызывает «таинство» подготовки Всеправославного собора. «О нем реально знают единицы. Те, кто реально знает ситуацию, молчат, а все остальные фантазируют, – говорит журналист, в прошлом ответственный редактор «Журнала Московской Патриархии» и газеты «Церковный вестник» Сергей Чапнин. – Документы не опубликованы до сих пор, а без этого нет смысла вести разговоры».

Фото: Wikimedia.org
Архиепископ Иосиф (Иван Сокольский) положил начало расколу в болгарской церкви, который 150 лет назад и стал изначальным поводом для проведения Всеправославного собораФото: Wikimedia.org
Всеправославный собор – очень важная вещь, признает историк, религиовед и политолог, доктор исторических наук, профессор Андрей Зубов. «Вопросы назрели давно – это и богословские, и дисциплинарные вопросы. Но я не понимаю, почему наша церковь так от этого уклоняется. Видимо, в этом есть какой-то смысл», – предполагает он.

И смысл обнаружился, его разъяснил протоиерей Игорь Якимчук. «Документы по Собору находятся пока под эмбарго до принятия общего решения, – сказал он. – Тут мы, поместная русская церковь, связаны общей дисциплиной. Все будет делаться синхронно с другими православными церквами. Когда будет принято решение о публикации, мы его тоже выполним. Тут больше вопросов, чем ответов, поэтому сейчас говорить о чем-либо с уверенностью преждевременно».

Проекты документов, которые должен будет принять Собор, пишутся на греческом языке, в свою очередь, объясняет Кураев. «Кроме того, считается, что международный язык православного богословия – французский. Греческие и французские документы должны быть опубликованы, а потом будут делать переводы на национальные языки других стран. Греки обещали сделать это еще до Нового года – выложить в Сеть согласованные проекты постановлений Собора. Но этого не происходит», – констатировал эксперт.

И все же есть один вопрос, содержание которого было раскрыто в полной мере: кто будет сидеть во главе Собора? «Этот образ должен являться отражением нашей православной экклесиологии, нашего учения о церкви, – объяснял Балашов. – Вот как мы стоим за божественной литургией, так мы должны и сидеть на заседаниях Всеправославного собора».

Без сарказма со стороны экспертов тут не обошлось. «Отношение к предстоящему Собору у меня, скорее, ироническое. Перечень тем и то, что уже известно о возможных решениях Собора, вызывает улыбку, – говорит Кураев. – Полторы тысячи лет такого Собора не было, а когда он появился, оказалось, что патриархам больше нечего обсуждать, кроме вопроса о том, в каком порядке они должны сидеть и у кого какого цвета лампасы. Серьезных богословских вопросов нет вообще. То есть серьезные вопросы решаться не будут, и Собор, как мне кажется, станет большим позорищем для православного мира».

Но еще большим позором, по мнению Кураева, может обернуться Архиерейский собор РПЦ, который должен состояться в Москве 2–3 февраля. «Будет совсем уж позорно, если епископам не сообщат, ради чего едет делегация в Константинополь, что ожидается на Всеправославном соборе, – говорит Кураев. – Играть в такие прятки – совсем за гранью приличий. Какие проекты постановлений готовятся? Какие полномочия будут иметь делегации? То есть церковь не в курсе, что они туда повезут, в чем видят свою позицию по означенным вопросам. Не разрешили нормальной церковно-общественной дискуссии на эту тему, но если еще епископам закроют рот, то это совсем позорно будет».

КОНТЕКСТ

30.11.2016

Глава Минобрнауки пообещала не делать курс основ православия обязательным

Глава Минобрнауки пообещала не делать курс основ православия обязательным

29.11.2016

РАО: новый школьный курс по православию не носит обязательный характер

РАО: новый школьный курс по православию не носит обязательный характер

29.11.2016

СМИ: курс православной культуры может быть введен в российских школах

СМИ: курс православной культуры может быть введен в российских школах

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ