23.11.2015 | Ольга Смирнова

«Самая амбициозная задача – сделать город удобнее»

Руководитель департамента информационных технологий Москвы Артем Ермолаев о том, как «оцифровывают» столицу

Фото: Пресс-служба ДИТ Правительства Москвы

К 2018 году Москва намерена реализовать масштабный проект по созданию единого городского интернет-портала mos.ru, с помощью которого каждый сможет оплатить услуги и штрафы, записаться к врачу, отдать ребенка в школу, выбрать мероприятие на выходные и высказать свои замечания и предложения по работе чиновников. Многие из этих функций существуют и популярны уже сейчас, но многое еще предстоит сделать. В прошлом году уже 74% госуслуг было доступно в электронном виде, а к 2018‑му перевести в интернет планируется все 100% сервисов, которые могут оказываться удаленно.

– С приходом на пост мэра Москвы Сергея Собянина столичные власти стали уделять большое внимание вовлечению москвичей в управление городом и упрощению процедур получения госуслуг. Был запущен целый ряд мобильных и интернет-порталов и приложений, переводящих взаимоотношения горожан с чиновниками в электронный формат. Насколько стратегически оправдал себя такой подход? Какого уровня «виртуализации» на данный момент уже удалось достичь, и каковы дальнейшие планы столичного правительства в этой сфере?

– Мы все стали сильно зависеть от интернета. В 2010 году пользовались интернетом примерно 77% москвичей, сейчас – 82,3%. Не такой, казалось бы, большой скачок, но чем ближе к 100% ты подходишь, тем труднее прыгать дальше и выше. Здесь важны структурные изменения. Если пользователи от 65 лет и старше в 2010-м составляли всего 2–3% от интернет-аудитории, то теперь это почти 7% всех, кто заходит в Сеть, – вот где скачок произошел. Понятно, что дети теперь «рождаются» с гаджетами и с легкостью ими пользуются – аудитория от 6 до 12 лет уже сейчас составляет 6% всех пользователей интернета, но теперь реально продвинутыми стали и пожилые люди, самая консервативная часть населения.

Когда в 2011 году мы начали переводить услуги населению в электронный формат, речь шла всего об 11 сервисах. Тогда за год было оказано 50 тысяч таких услуг. За пять лет их количество выросло до 130, только с начала этого года воспользовались ими 61 млн раз. В 2010 году основной темой разговоров было наличие интернета, а сейчас в том же интернете активно обсуждают качество работы wi-fi на какой-либо из веток метро. Это уже ментально качественный скачок – нас заботит совершенно другой уровень проблем, мы эволюционно к этому пришли. Раньше Москва не входила в Топ продвинутых городов даже по России, а теперь мы конкурируем с мировыми лидерами.

– Можно сказать, что Москва стала одним из самых «оцифрованных» городов в мире? Используется ли зарубежный опыт в данной области?

– С точки зрения проникновения в интернет мы однозначно находимся в «топах», например, по количеству домохозяйств, имеющих широкополосный доступ в интернет (ШПД), мы на 7,5% опережаем Нью-Йорк. Мы лидеры и в области проникновения сотовой связи, по количеству сим-карт проигрываем разве что Сеулу. Но в Москве 12 миллионов населения, а Сеул – агломерация в 20 с лишним миллионов. При этом у нас 89% всех жителей, от младенцев до стариков, активно пользуются сотовой связью – один из лучших показателей в мире.

Но нельзя все мерить количеством. Все дело в стратегии, и теперь пора ее менять, переходить от количества к качеству. Так мы поступили в процессе информатизации социального блока – здравоохранения, например. Раньше с трудом можно было дозвониться до регистратуры в поликлинике, но за пять лет мы эту проблему решили, и теперь не бабушка в регистратуре отвечает на звонок, а самый крупный в Европе call-центр. Записаться через интернет и по телефону можно круглосуточно. И если раньше приходилось ждать приема у терапевта по 7–8 дней, то сейчас время ожидания значительно сокращено – почти 84% пациентов могут попасть к терапевту в тот же день или на следующий. Когда мы только ввели электронную запись в детские сады и школы, был ажиотаж, люди в панике пытались записаться в первую ночь работы сервиса. Теперь новой системе стали доверять, и ажиотажа больше не наблюдается. Сейчас наша задача – создание более качественных, эргономичных, удобных сервисов.

Если мы находим какие-то решения интересными, мы их используем. Изобретать велосипед бесполезно, но некоторые вещи не всегда подходят России. Например, когда мы использовали лучший мировой опыт по парковкам, ни мы, ни наши коллеги из Департамента транспорта, ни международные консультанты не могли себе представить, что спустя час после открытия паркоматов один из них сожгут, а в другой воткнут лом. Пришлось задуматься о дополнительных мерах против вандализма. Международный опыт нужно адаптировать под Россию.

– Такое количество программ и такие амбиции требуют соответствующих финансовых ресурсов. Какое финансирование выделяется на информатизацию? Насколько оно окупается?

– В первые годы инвестиции действительно были достаточно большие. Мы не видели город, не знали, сколько у нас учеников и учителей, не понимали, как работают врачи и службы ЖКХ. Нужно было с точки зрения экономической эффективности понимать, как управлять городом, в котором 12 миллионов жителей, свыше 35 тысяч многоквартирных домов, 110 тысяч подъездов. Например, после перехода системы образования на подушевое финансирование мы посчитали, сколько в городе учеников и учителей, введя электронную систему учета контингента и кадров, и сумели убрать приписки и оптимизировать расходы на 5 млрд рублей в год. Эти деньги были реинвестированы в образование – благодаря им в том числе удалось расширить каналы доступа в интернет, сделать дополнительные поставки техники и вообще подтянуть общий уровень школ. Тот же эффект достигнут и в здравоохранении.

Почти все сотрудники ГИБДД Москвы теперь обеспечены «мобильными инспекторами», электронными планшетами для оформления протоколов правонарушений и ДТП. Мы разгрузили полицейских, и это помогло сократить пробки примерно на 168 км в день.

В абсолютных цифрах инвестиции в информатизацию города остались на том же самом уровне – порядка 30 миллиардов рублей в год. Это на всё – от закупки компьютеров в школу до «мобильных инспекторов» и ведомственных информационных систем. При этом мы начинали при курсе доллара 1 к 30, а теперь это 1 к 65. То есть в долларовом исчислении бюджет ужался более чем в два раза.

Из федерального бюджета мы получали софинансирование на информатизацию здравоохранения на 2 млрд рублей в 2011–2012 годах и до 2014 года незначительные суммы на перевод услуг в электронный вид. В этом году развиваемся только за счет городского бюджета. У нас есть и внебюджетные источники. В основном это расходы операторов связи, которые инвестируют в создание оптической инфраструктуры и развертывание сотовой связи новых поколений в городе. Когда они входили в программу, их задача была обеспечить качественную, надежную и дешевую связь. Сейчас в Москве самый быстрый и самый дешевый интернет в стране.

– Импортозамещение в вашей отрасли помогает справляться с долларовой зависимостью? Как оно идет? Возможно ли в принципе отказаться от иностранного программного обеспечения и оборудования?

– Возьмем, например, систему видеонаблюдения. Около 140 тысяч камер в ней работают. Вы можете посмотреть, что происходит в любой из этих точек. Сначала все это создавалось на импортном программном обеспечении, а с 2014 года система полностью перешла на ядро российского производителя. В итоге мы выиграли и по стоимости, и по производительности. Да, мы во многом остаемся зависимыми от импорта, но постепенно движемся к тому, чтобы его замещать. Происходит это небыстро, для чего-то понадобится еще лет пять. Но импортозамещение – это не самоцель, главное, чтобы используемые нами решения обеспечивали доступные, надежные и качественные сервисы для горожан.

Евгений Самарин/РИА Новости
Сегодня московским порталом госуслуг пользуются почти 5 миллионов зарегистрированных пользователейЕвгений Самарин/РИА Новости

– Какие способы применения системы видеонаблюдения удалось найти? Как она будет развиваться дальше?

– Есть два основных направления, в которых используется городская система видеонаблюдения. Первое – безопасность, работа по предотвращению преступлений и их расследованию. Второе – ЖКХ, коммунальные службы могут видеть, что убрано, что – нет. Раньше, если подрядчик не убрал территорию, то мог сказать проверяющим, что насорили уже после уборки. Сейчас у любого контрольного органа есть доступ к камерам, можно отмотать запись на любое время назад и все проверить. Сейчас в Юго-Западном, Северо-Восточном и Северном округах мы тестируем проект по доступу к трансляции подъездных камер жильцов дома, чтобы они могли заниматься гражданским контролем. За обслуживание стандартных домофонов жильцы сейчас платят 64 рубля, операторы видеонаблюдения предлагают по тем же расценкам установить видеодомофоны и вывести картинку с камеры на телевизоры в квартирах. Решение об установке таких видеодомофонов принимается на общем собрании жильцов.

– Электронный референдум о видеонаблюдении в группах детских садов проводили год назад, и жители поддержали эту идею. Когда родители смогут воспользоваться такой услугой?

– Родители хотят знать, что с их ребенком хорошо обращаются, он нормально питается, его не обижают. Воспитатель в детском саду, понимая, что он на виду, совершенно по-другому себя ведет. Пока эта система работает в 20 детских садах, но постепенно вводится. Чтобы получить этот сервис, нужно консолидированное согласие родителей, дальше сад заключает контракт с оператором – это инвестиционный проект – и может либо включить услугу в ежемесячную плату за содержание, либо предоставлять доступ бесплатно.

– Сколько москвичей пользуется порталом госуслуг? Планируете ли вообще отказаться от традиционных «офлайновых» окошек, полностью перейти на электронное взаимодействие?

– В середине 2015 года на портале было больше 4 миллионов зарегистрированных пользователей, сейчас почти пять. Социальные сервисы востребованы больше: все хотят попасть к врачу, всем надо сдавать показания приборов учета (счетчиков).

– Какие отрасли оказались, по вашему опыту, наиболее консервативными и сложными для внедрения информационных технологий? Что там будет делаться в ближайшие годы?

– Здравоохранение, образование и полиция тяжелее всего поддавались оцифровке, потому что это традиционно самые консервативные сферы. Поэтому с них мы и начинали. Внедрять информационные технологии революционно нельзя. Например, мы столкнулись с тем, что врачи электронную историю болезни одним пальцем на клавиатуре набирают. Пришлось специально обучать их слепому десятипальцевому методу печати. Сейчас мы интересуемся технологиями перевода голоса в текст. Нелегко нам дается ЖКХ, это наша ахиллесова пята. Этот процесс связан с большим числом людей, которые раньше вообще никакого представления не имели об информационных технологиях. И ЖКХ – это следующая большая сфера, которую ждут серьезные инвестиции в плане ИТ.

– Как развивается проект электронных учебников в школе?

– В информатизации школ мы начинали с проведения высокоскоростного интернета и полного технического переоснащения. Школы получили новые компьютеры и электронные доски, учителя – ноутбуки. Мы создали базовую инфраструктуру, а потом начали создавать прикладные информационные системы – облачную бухгалтерию, систему прохода и питания по картам, электронные журналы и дневники, платформу электронных образовательных материалов.

Год назад мы начали заниматься внедрением информационных технологий уже на уровне учебного процесса. В качестве эксперимента в шести школах несколько предметов (в том числе биологию, физику, химию, историю) стали преподавать исключительно в электронном виде. Это не значит, что мы просто отсканировали бумажные учебники. Содержание было полностью переведено в электронный вид, стало «кликабельным», интерактивным.

Первые результаты оказались вдохновляющими. Успеваемость повысилась примерно на 15%, в процесс обучения удалось вовлечь неактивных учеников, проще говоря, двоечников. Мы значительно облегчили портфель школьников. Конечно, мы не сможем всем школьникам закупить полмиллиона планшетов – это и не нужно. Автоматизируя рабочее место учителя, мы даем возможность транслировать интерактивные образовательные материалы на электронные доски, которые есть во всех школах, и на собственные устройства школьников.

Фото: Павел Головкин/ТАСС
По степени проникновения в интернет Москва находится в «топе» мировых столицФото: Павел Головкин/ТАСС

– Некоторые услуги, например, в той же сфере образования, вы уже предоставляете исключительно в электронном виде. Готовы ли к этому москвичи? В чем выгода города?

– На 100% электронной Москва не станет, консерваторы будут всегда. Интересно ли Москве все перевести в электронный вид? Да, конечно. Услуги сейчас оказывают либо в электронном виде, либо в многофункциональных центрах «Мои документы». Но эти центры работают по 12 часов в сутки, а не 24, как интернет. Плюс расходы на помещение, персонал. Онлайн банально дешевле. Кроме того, оказывая услуги в онлайне, мы и ситуацию можем видеть в онлайне. Например, центр мониторинга нашей медицинской системы показывает, каких врачей в каком районе не хватает именно сейчас, где пациенты ждут дольше обычного под дверью. Этот инструмент используют Департамент здравоохранения, главный врач поликлиники. А раньше о проблеме чиновники узнавали, только если возмущенный житель до них доходил.

– А что делать жителю, который знает о проблеме или видит ее, например, на вашей же карте доступности поликлиник?

– Если раньше мы были нацелены на то, чтобы город стал более открытым как для управленцев, так и для жителей, и в значительной мере мы эту концепцию реализовали, то теперь задача сделать так, чтобы горожане управляли своим городом вместе с нами – так, как им удобно. Например, на портале «Наш город» можно оставить жалобу, в том числе по теме здравоохранения, которую должны рассмотреть за 8 дней. На «Активном гражданине» – проголосовать, какое решение должны принять власти по той или иной проблеме, а на портале краудсорсинга – выдвинуть собственное предложение.

– Недавно вы представили новый проект – единую платформу городской информации mos.ru. Откуда взялась эта идея? Действительно ли у города останется только один официальный интернет-ресурс?

– Когда мы начинали работать, присутствие мэрии в интернете было минимальным, а потом сайтов стало так много – несколько сотен, что возникла проблема с поиском информации. К примеру, нормальному человеку в голову не придет, что искать информацию по ветеринарии надо на странице Департамента ЖКХ. Здравый смысл – это одно, распределение обязанностей между госорганами – совсем другое. Более того, как известно, мы, чиновники, владеем двумя языками – бюрократическим и русским. Что такое малая архитектурная форма, например? Вряд ли вы сразу поймете, что это качели на детской площадке. Наша задача сейчас – привести всю информацию в человеческий вид, объединить это на одном ресурсе, адаптировать к жизненным ситуациям.

За основу мы взяли портал мэра mos.ru и перевели его в совершенно другой формат. В частности, мы описали там более 300 самых распространенных жизненных ситуаций, разобраться с которыми москвичи пытаются с помощью интернета. Раздел «Городской советник» пошагово объясняет, что нужно сделать, чтобы, например, записаться к врачу. Тут же дается различная информация по событиям в городе – концертам, выставкам, кинофестивалям, причем не только крупным и коммерческим, но и районного масштаба. Профессиональная редакция готовит новости на понятном языке. Информация подается не только текстом, но и в виде инфографики, а также на карте. На этом же портале будем частично открывать доступ к камерам городской системы видеонаблюдения.

Сейчас mos.ru – это скорее агрегатор, многие ссылки все еще ведут на другие порталы, но как только ресурс разрастется, начнем сайт за сайтом закрывать, концентрируя все в одной точке – электронные услуги, жалобы, возможность высказать свое мнение.

Самая амбициозная задача – сделать город гораздо удобнее, чтобы больше не задавали вопросов, информатизированный у нас мегаполис или нет, а чтобы в поездках в какой-нибудь Лондон москвичи жалели, что там нет тех сервисов, к которым они привыкли в своем родном городе.

КОНТЕКСТ

07.12.2016

В Москве задержали 12 предполагаемых террористов

В Москве задержали 12 предполагаемых террористов

07.12.2016

СМИ: в Москве задержано более 25 подозреваемых в экстремизме

СМИ: в Москве задержано более 25 подозреваемых в экстремизме

06.12.2016

Бывшего главу батальона «Север» Геремеева вызвали на допрос по делу об убийстве Немцова

Бывшего главу батальона «Север» Геремеева вызвали на допрос по делу об убийстве Немцова

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ