14.10.2015 | Артем Ейсков

Деньги для всех: много и даром

В мире ширятся социальные эксперименты по раздаче денег на пристойную жизнь

Сразу несколько десятков голландских городов могут принять участие в эксперименте по выплате гражданам «базового дохода» - достаточно большой суммы денег без каких-либо обязательств со стороны получателей Фото: Александр Вильф/РИА Новости

1000 евро в месяц на жизнь - в ряде богатых стран проводятся или планируются социальные эксперименты по выплате «базового дохода» без каких-либо обязательств граждан. Как этот прорыв из «царства необходимости» в «царство свободы» влияет на людей и их склонность к труду?

На двух противоположных социальных полюсах планеты наблюдаются похожие явления: одни люди получают от других наличные деньги. Просто так, без каких-либо обязательств. Даром. Почему такое происходит и кому это выгодно?

Как мы помним из работ классиков, при коммунизме каждый получает по потребностям. То есть доход человека зависит не от его трудового вклада в общий экономический котел (как декларировалось для социализма), а исключительно от потребностей – сколько надо, столько и бери. Это, конечно, несколько вульгарная трактовка коммунистических идей в экономике, но достаточно близкая к реальности. Такого уровня развития экономических и социальных отношений к текущему моменту достигли разве что российские чиновники высших эшелонов, но первые шаги в данном направлении для широких масс населения делаются в колыбели капитализма – Нидерландах.

Почти коммунизм в отдельно взятых городах

Сразу несколько десятков голландских городов могут принять участие в эксперименте по выплате гражданам «базового дохода» – достаточно большой суммы денег без каких-либо обязательств со стороны получателей. Многие жители Утрехта, Гронингена, Маастрихта, Гауды и еще нескольких десятков городов в 2016 году могут начать получать порядка 1000 евро в месяц от властей на жизнь. Предполагается, что их разделят на группы, часть будет получать средства с некоторыми обязательствами, но меньшими, чем положено по стандартным программам помощи бедным (например, хотя бы немного работать), а часть и вовсе без каких-либо обязательств. За результатами эксперимента намерены наблюдать ученые, чтобы на его основе сделать выводы об эффективности такой социальной политики.

СМИ писали, что выплаты начнутся уже осенью нынешнего года, но это не так: условия программы должны быть утверждены на разных уровнях, так как они противоречат законам страны о социальных выплатах и могут негативно сказаться, например, на безработных, получающих пособие. Скорее всего, если утверждение пройдет нормально, эксперимент начнется в январе 2016 года в Утрехте, как самом готовом к нему, и несколько позже – в других городах Нидерландов.

Ожидается, что в общей сложности к «бесплатным деньгам» получат доступ тысячи людей, претендующих на социальную поддержку. Однако, смысл программы – не просто помочь бедным, а обеспечить минимальный достойный уровень жизни каждому человеку, в том числе и тем, кто в ходе эксперимента потеряет формальное право на социальную помощь из-за роста доходов или выхода на работу.

Интерес ученых связан с последствиями получения средств – как повлияет на людей избавление от необходимости зарабатывать «на хлеб»: сколько из счастливчиков бросят работу, сколько заходят сменить вид деятельности, пойдет ли кто-то учиться; а также на что будут тратиться дополнительные деньги – на удовольствия, улучшение качества жизни или на инвестиции в собственное будущее.

Народ решит

Другие богатые европейские страны также задумываются о введении базового дохода. В Швейцарии еще в 2013 году группа активистов собрала необходимые 100 тысяч подписей под петицией о проведении референдума по введению базового дохода в размере 2,5 тыс. франков в месяц, при этом никаких условий и ограничений для его выплаты быть не должно. С большой вероятностью этот референдум состоится в 2016 году.

Правительство против инициативы, к тому же, в 2014 году сами швейцарцы на референдуме отвергли повышение минимальной зарплаты до самого высокого в мире показателя 22 франка в час. Но надо понимать, что минимальный уровень оплаты (или даже немного более высокий) имеет всего примерно 10% работающего населения страны, то есть повышение минимальной зарплаты коснулось бы немногих, причем в основном молодежи и приезжих. А введение базового дохода положительно отразится на всех швейцарцах.

Авторы инициативы полагают, что на выплаты придется тратить порядка 200 млрд франков в год, из которых 70 млрд можно взять из нынешних социальных программ (а их, соответственно, отменить за ненадобностью), остальное – из налогов (предполагается повышение НДС и налогов на труд). Здесь – слабое место программы: рост налогов на трудовой доход (в том числе, косвенно, это и НДС) для многих швейцарцев может оказаться сравнимым, а то и большим, чем гарантированная выплата. Фактически, базовый доход окажется полезен только потерявшим работу или отказавшимся от нее. Но безработица в Швейцарии колеблется в районе 3%, а доходы большинства работающих намного выше 2,5 тыс. франков в месяц.

Опыты на людях

Концепция базового дохода не нова. Похожие идеи теоретически рассматривались экономистами и социальными мыслителями еще со времен Томаса Мора. Первые эксперименты такого рода проводились в США в 1968-1972 гг. в Нью-Джерси, Пенсильвании, Индиане, Айове и других регионах, в общей сложности в них участвовало около 8,5 тыс. человек. В 1974-1979 гг. подобная программа работала в канадском городе Дофин в провинции Манитоба, где все население (около 10 тысяч человек) получало регулярные выплаты.

Выяснилось, что на рынок труда такие доходы влияют слабо: люди не отказывались от работы и не слишком сильно (на единицы процентов) снижали ее объем из-за получения дополнительных денег. Зато свободные средства прямо или косвенно пошли на образование и укрепление здоровья: дети из семей с гарантированными доходами чаще доучивались в школах до конца, взрослые поступали на различные курсы, а количество обращений к медикам заметно снизилось. Тем не менее, в США программы гарантированного дохода не получили политической поддержки (в том числе из-за ошибки подсчетов, показавшей резкий рост разводов в семьях, получавших выплаты), а в Канаде эксперимент был прерван из-за экономического кризиса конца 1970-х.

Впрочем, ни один из проводившихся экспериментов нельзя считать полностью «чистым», а его результаты переносить на все общество. Люди, получавшие гарантированные выплаты, понимали, что это временная программа, поэтому не бросали работу из опасений потом ее не найти; сами выплаты часто зависели от доходов семей и были больше похожи на пособие по бедности; а из-за небольшого количества участников эти программы не могли повлиять на экономику региона и, тем более, страны. Предстоящий голландский эксперимент в целом из того же ряда. Единственное (но важное) его отличие от предыдущих – значительно улучшившийся за десятилетия аналитический арсенал ученых, которые теперь могут более точно и качественно оценивать последствия действий властей.

Деньги лучше товаров

На другом полюсе доходов – в самых бедных странах – тоже раздают деньги. Правда, не государства (тамошним коррумпированным чиновникам самим не хватает, им не до рядовых граждан), а западные благотворительные организации. Одна из них – частная бесприбыльная компания GiveDirectly, основанная в 2009 году выпускниками Гарварда и Массачусетского технологического институтута Полом Нихаусом, Майклом Файе, Ройтом Ванчу и Джереми Шапиро на собственные деньги. В 2011 году компания открылась для внешних поступлений и с тех пор набирает популярность.

Концепция GiveDirectly появилась не случайно. Пытаясь реализовать свое желание помочь бедным людям в дальних странах, студенты столкнулись с неожиданной проблемой: ни одна известная им благотворительная организация в то время не занималась простым и очевидным делом – доставкой наличных денег от доноров реципиентам.

Обычная схема работы различных «фондов помощи» – получение денег от благотворителей, закупка на них товаров и необходимых в хозяйстве вещей и поставка всего этого добра получателям в Африке или Азии. Эффективность подобных операций низка. Существенная часть денег вообще не покидает развитых стран: что-то оседает в карманах руководителей и сотрудников организаций в виде зарплат, что-то тратится на организацию многочисленных международных конференций, что-то уходит на рекламу и т.п. Закупки продовольствия, сельхозсырья, стройматериалов, одежды и прочего могут происходить по завышенным ценам, а доставка в часто неспокойные страны стоит едва ли не больше, чем сам товар.

Казалось бы, проще давать бедным людям деньги, а те сами найдут, куда и как их потратить. Так показалось и четверке экономистов, которые решили избавиться от благотворителей-посредников и создать организацию, направляющую кэш непосредственно получателям. Время для начала такой деятельности было выбрано удачно: в Африке, где существуют некоторые проблемы с банковской деятельностью, как раз бурно развивались системы мобильных платежей. К настоящему моменту даже бедные жители отдаленных деревень во многих странах континента покупают поросенка на рынке, оплачивая товар смской со старенькой «Моторолы». В крайнем случае, они могут получить наличку у «живого банкомата» – посредника в своей же или соседней деревне, переведя деньги на его мобильник. В результате, несмотря на отсутствие в деревнях банков, выдать «живые» деньги местному бедняку сейчас намного проще и дешевле, чем организовать традиционные поставки гуманитарной помощи.

Количество организаций, работающих с наличными деньгами, растет, но объемы таких трансфертов, по данным исследования британского Overseas Development Institute, составляет всего 6% от общих объемов благотворительной помощи в мире или $1,2 млрд в год, включая благотворительность в развитых странах.

Как найти самых бедных?

Агенты GiveDirectly работают в Кении и Уганде. Их задача – найти бедную деревню, выделить в ней самых бедных жителей и выдать им мобильные деньги. Выбор происходит простым способом: непосредственно на месте или с помощью космической съемки в деревне определяются дома, построенные из глины, с соломенными крышами и прочими признаками крайней бедности. Живущие в них семьи и получают деньги. «Богачи» из домов с бетонными стенами и металлическими крышами оказываются вне программы. Иногда компания экспериментирует с выбором получателей: случайным образом определяются несколько деревень, в которых практически все жители становятся участниками программы.

Выплаты производятся в очень больших по местным меркам объемах – порядка $1000 на семью в течение года. В каждом случае сумма определяется отдельно, исходя из нескольких параметров: отрыва данной семьи от среднего уровня жизни соседей, потенциального эффекта от получения денег (он должен быть большим) и местных цен. В качестве ориентиров берется стоимость 5,5 лет обучения в школе, 5,2 лет обеспечения одного взрослого базовой пищей, цена 50 соток земли или расходы на жестяную крышу для четырех домов. Деньги выдаются без каких-либо обязательств со стороны получателей. Семьи могут распоряжаться поступающими суммами свободно, основываясь на собственном понимании, что им нужно купить.

Фото: Global Look Press
Агенты частной бесприбыльной компании GiveDirectly работают в Кении (на фото) и Уганде. Их задача - найти бедную деревню, выделить в ней самых бедных жителей и выдать им мобильные деньгиФото: Global Look Press

Компания отмечает высокую эффективность перевода денег от доноров к конечным получателям. По данным GiveDirectly, в Кении до людей доходит 91 доллар из каждых 100 пожертвованных, в Уганде – 85 долларов. Это высокий показатель: в мире благотворительности приемлемым считается уровень в 66 долларов и выше. При этом стоит напомнить, что упомянутые доллары идут непосредственно нуждающимся семьям, а не на закупки товаров, транспортные услуги, страховки перевозок и тому подобные расходы, связанные с благотворительностью в обычных организациях.

В общей сложности GiveDirectly в 2014 году передала африканским семьям 6,6 млн долларов, собрав от спонсоров 17,4 млн долларов (часть осталась на нынешний год). В 2015 году в компанию поступили еще 25 млн долларов от фонда Good Ventures Дастина Московица (один из основателей Фейсбука), поэтому масштаб вливаний в текущем году должен вырасти в разы.

Эффект «инвестиций в нищету»

Создатели GiveDirectly не были бы экономистами, если бы не постарались максимально полно исследовать эффект, который производят их выплаты. Платежи получателей денег отслеживаются разными способами (вплоть до космических съемок, определяющих, как изменился дом), местные команды компании через определенное время проверяют, что изменилось в жизни людей, получивших крупные суммы денег, а также их соседей и деревень в целом.

Меняется многое. Как выяснилось, африканцы не тратят много денег спонсоров на алкоголь, сигареты и азартные игры. Большинство семей воспринимает неожиданный подарок не только как возможность наконец поесть досыта, но и как шанс выбраться из нищеты, сделав разумные инвестиции. Через год после получения денег средний доход таких семей растет на 34%, а средние активы – на 52%. Многие покупают землю и скот, развивают хозяйство и только полученную от этих инвестиций прибыль тратят на улучшение или строительство дома, медицинское обслуживание или более дорогую одежду.

Параллельно с бесприбыльной организацией с 2014 года работает и потенциально прибыльный стартап Segovia Technology, основанный Майклом Файе и Полом Нихаусом из GiveDirectly, а также Крисом Хьюзом. В эту компанию уже инвестировали сооснователь LinkedIn Рид Хоффман, инвестфонд Pershing Square Билла Акмана и Omidyar Network Fund основателя eBay Пьера Омидьяра. Задача Segovia – обеспечить современными технологиями весь процесс финансовой помощи – от первых исследований на местах до выплат денег конечным получателям и отслеживания результатов. Клиентами компании должны стать негосударственные организации и правительственные агентства, занимающиеся распределением наличных средств в бедных странах.

Экономический коммунизм теоретически возможен

Жителям как «первого», так и «четвертого» мира нужны деньги в качестве универсального способа улучшить свое материальное положение. И если есть те, кто готов тратить государственные или частные средства на это улучшение, то логично было бы ожидать, что они будут потрачены в виде наличных.

Большая часть возражений против таких выплат сводятся к тому, что «простые люди» не умеют управлять деньгами, мол, они с большей вероятностью потратят их на развлечения и алкоголь, чем на полезные цели. Кроме того, считается, что достаточные для пристойной жизни выплаты демотивируют людей по отношению к работе.

Немногочисленные пока эксперименты и действующие программы показывают, что это может быть и не так: и американцы, и канадцы, и африканцы в большинстве достаточно эффективно тратят «подаренные» деньги, улучшая свое материальное положение в долгосрочной перспективе. Ключевая особенность как базового дохода, так и благотворительных выплат GiveDirectly – их относительно большой размер, существенно влияющий на качество жизни получателя. В противоположность этому, похожие эксперименты в Ливии, где криминальным элементам и бездомным раздавали лишь по 200 долларов, закончились «неоднозначно». Получатели помощи смогли купить новую одежду и некоторое время нормально питаться (что было признано положительным эффектом), но позже вернулись к тому с чего начинали. Небольшая разовая помощь не изменила их жизнь.

Из необходимости тратить на поддержку людей сразу много денег становится понятна основная проблема такого подхода: невозможность расширить «наличные» программы до масштабов даже небольшой страны с населением в несколько миллионов человек. Только самые развитые и богатые государства с небольшим населением и крайне высокой производительностью труда (например, Норвегия) могут попробовать внедрить базовый доход, и только объединенные усилия самых богатых благотворителей мира теоретически способны вытащить из нищеты жителей Кении (44 млн человек) или Уганды (37,5 млн человек).

«Почти коммунизм» как высшая стадия развитого капитализма, в принципе возможен, по крайней мере, как показывают исследования, человеческая природа ему не противоречит. Но до его практического внедрения еще далеко – сначала придется существенно повысить производительность труда с помощью цифровых технологий и роботизации промышленности. Зато исследовать его влияние на повседневную жизнь людей можно уже сегодня.

КОНТЕКСТ

17.10.2016

Русская осень

Идеолог «русской весны» Игорь Стрелков столкнулся с серьезными финансовыми проблемами

09.11.2015

«Всем нам поставили диагноз — олигофрения в степени дебильности»

Эксперты ставят под сомнение необходимость детских домов

08.10.2015

«Представьте, что вас отдали в пионерский лагерь и никогда оттуда не заберут»

Новый благотворительный проект помогает подросткам-сиротам и потенциальным родителям найти друг друга

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ