07.10.2015 | Виланд Вагнер | Перевод: Владимир Широков

Жизнь после пленки

Цифровая революция лишила Fujifilm основного направления бизнеса. Японский бренд решился начать с нуля – в фармацевтике

Современное здание центрального офиса Fujifilm в Токио подчеркивает инновационный характер обновленного бизнеса компании Фото: Yoshikazu Tsuno/AFP

Fujifilm был одним из ведущих производителей фотопленки в мире. Однако неожиданное развитие цифровых фотоаппаратов угрожало успешному бизнесу. Благодаря дальновидности своего президента японский концерн сумел перестроиться и применить свои собственные технологии и научные разработки в новых направлениях бизнеса.

«Представьте себе, что Toyota пришлось бы выживать в мире, где автомобили больше никому не нужны», – говорит Сигетака Комори, который возглавил Fujifilm 12 лет назад. Сравнение смелое, но только оно позволяет в двух словах передать, в каком бедственном положении оказался японский концерн в тот момент.

Угловатые черты лица, решительный взгляд: Комори 76 лет, однако выглядит он лет на двадцать моложе. Похоже, необходимость заново изобрести свою компанию помогает не потерять форму. Тем, чем для Toyota стала бы планета без автомобилей, для Fujifilm явился мир фотографии без цветной фотопленки. Катастрофа уже намечалась, когда Комори принял руководство концерном, тогда еще носившим название Fuji Photo. Это случилось незадолго до того, как человечество почти полностью переключилось на цифровые фотоаппараты, а затем и вовсе на смартфоны.

Поначалу еще казалось, что все хорошо. 2000-й стал последним годом рекордов для японского бренда и для традиционного фотобизнеса в целом. Цветная аналоговая фотопленка в кассетах с зелеными наклейками расходилась огромными тиражами. Одноразовые фотоаппараты, популярные тогда у японских школьниц, тоже приносили солидный доход.

Многие в концерне верили, что их бренд сможет вечно расти, пользуясь проверенным рецептом успеха. Похожие представления были и у давних американских конкурентов: Kodak тогда делал большие ставки на завоевание китайского рынка. Сегодня Kodak существует только в виде своего рода хребта. Fujifilm тоже трудно узнать. Концерн, в котором некогда было занято почти 80 000 человек в разных странах мира и которому принадлежит, в частности, производитель принтеров Fuji Xerox, перестраивается без отрыва от производства – с прицелом на фармацевтику.

Fujifilm продолжает выпускать фотопринадлежности и фотоаппараты, так сказать, по старой памяти. Однако продажи фотопленки, некогда бывшие основным бизнесом, в 2005 году принесли убытки и теперь составляют менее 1% от всего оборота концерна.

Сегодня Fuji ассоциируется, среди прочего, с косметическими кремами и диетическими препаратами. А в ближайшее время концерн планирует прославиться и благодаря так называемым индуцированным плюрипотентным стволовым клеткам (iPS). С их помощью планирует лечить такие недуги, как болезнь Альцгеймера и рак. В ближайшие три года Fuji рассчитывает увеличить сбыт медицинской продукции больше чем в два раза до триллиона йен (примерно 7 млрд евро).

Все это имеет мало общего с тем производителем фототоваров, который в 1963 году принял на работу новоиспеченного дипломированного специалиста Сигетаку Комори. И даже в 2003 году, вступая в должность главы концерна, Комори не мог предположить, что бренду Fuji предстоят столь значительные перемены. Не стоит упрекать его в недальновидности: Комори один из первых почувствовал приближение цифрового века. Тем более что его концерн тоже приближал революцию цифры. Fujifilm еще в 80-х годах первым в мире разработал технологию, позволявшую получать цифровые изображения рентгеновских снимков. В 1998 году компания вывела на массовый рынок одну из первых доступных моделей компактных цифровых фотокамер. Серебристо-серая Fine Pix 700 имела оптическое разрешение 1,5 мегапикселей. Не много по сравнению с сегодняшними смартфонами (12 мегапикселей и более), но тогда это было прорывом.

Однако, несмотря на такие цифровые успехи, Комори еще в 2003 году чувствовал себя «как перед большим сражением». По мере того как все больше людей стали переходить на цифровые фото, оборот аналоговых компаний, падал примерно на 20% в год. И тогда всем в концерне стало понятно, что будущее уже наступило и что оно может оказаться не слишком приятным.

Первая реакция Комори на кризис была такой же, как и у большинства топ-менеджеров: он урезал расходы везде, где это было возможно. Треть из 15 000 сотрудников, занимавшихся фотопродукцией, он перевел в другие отделы, либо выплатил им щедрую компенсацию и досрочно отправил на пенсию. По всему миру он закрывал производства и фотолаборатории.

Столь неприятная терапия проходила сравнительно гармонично, среди прочего потому, что на счетах Fujifilm было достаточно средств. Но когда в 2008 году после шокирующего банкротства банка Lehman Brothers, мировая экономика обрушилась, Комори «прописал» концерну курс на дальнейшее похудение. Однако он не ограничился только лишь сокращением расходов.

Вместе с тем Комори проявил креативность и стал планировать Fujifilm будущего. «Я собрал наших специалистов по исследованиям и разработкам», – рассказывает он. Они должны были найти новые сферы для применения инноваций, которые скопились в запасниках. Несмотря на то что Fujifilm и до этого выпускал высокотехнологичную продукцию, сокровищницей технологий будущего в борьбе за выживание оказалась, как ни странно, цветная фотопленка, на которую многие смотрели как на нечто старомодное.

На прозрачную полоску полимерного материала наносится покрытие толщиной в 0,02 мм, состоящее в свою очередь из 20 тончайших слоев и невидимые для невооруженного глаза. В частности, эти слои должны поглощать падающий свет и контролировать цветопередачу. Чтобы выпускать подобные индустриальные шедевры с высочайшей точностью и в промышленных объемах, Fujifilm пришлось разработать сложные процедуры в сфере химических и нанотехнологий.

Кроме того, японцам помогло то, что они, как одержимые, конкурировали с концерном Kodak. От них требовалось еще больше инноваций, чем от американского лидера рынка, говорит Комори. Японские инженеры корпели, в частности, и над разработкой нишевых технологий, не всегда имевших отношение к их основному бизнесу. С точки зрения теории организации производства, это напрасная растрата ресурсов. «Мы нарушали принцип, согласно которому компания должна на чем-то сосредотачиваться и уметь выбирать, – говорит Комори. – Мы делали много лишнего, но это лишнее нас и спасло». Благодаря такому подходу Fujifilm сумел в условиях кризиса мобилизовать свои ноу-хау и, в частности, стать поставщиком материалов для плоских жидкокристаллических дисплеев (ЖКД). Комори инвестировал в новое производственное оборудование в общей сложности 2,6 млрд евро. Это был риск, поскольку никто не знал, сможет ли новая технология выдержать конкуренцию с плазменными экранами, тоже набиравшими популярность. Однако впоследствии материалы для ЖКД стали для Fujifilm одним из главных источников доходов. На долю концерна приходится 70% их мирового рынка.

Конечно, японцам отчасти повезло, но, главное, в судьбоносный момент нашелся человек, который отважно повел их к новым берегам. Комори излучает решительность, редкую для главы японской компании. Многие боссы в Стране восходящего солнца предпочитают хранить верность традициям группового консенсуса. Комори, напротив, говорит: «Если хочешь руководить, нужно иметь талант диктатора». Еще в детстве он научился бороться за выживание. Когда семье Комори после окончания войны пришлось бежать из оккупированной японцами Маньчжурии, отец вложил в руки сыну танто, японский кинжал, чтобы он при необходимости смог обороняться от наступавших и мародерствовавших русских солдат.

В 2007 году Комори в Японии запускает серию косметических кремов, получившую название Astalift. Содержимое красных тюбиков и флаконов должно противодействовать старению кожи. Fujifilm использует технологию замедления окислительных процессов, изначально разработанную для предотвращения выцветания цветных пленок. Ведь наша кожа на 70% состоит из коллагена, который также содержится и в фотопленке.

Правда, одной переориентации имеющегося ноу-хау для производства фармацевтической продукции оказалось недостаточно, чтобы стать гигантом косметического и фармацевтического рынка. Комори реализовал целый ряд поглощений и приобретал доли в капитале специализированных компаний в стране и за рубежом. Так, одной из новых «дочек» Fujifilm недавно стала Toyama Chemical. Около года назад о ней писали во всем мире, когда ее средство против гриппа Avigan нашло применение для борьбы с эпидемией Эбола на западе Африки.

Комори надеется, что прорыв на фармацевтическом рынке его концерну обеспечат iPS-клетки. В мае он инвестировал 278 млн долларов в приобретение передовой лаборатории Cellular Dynamics International в США. Пока что производство искусственных стволовых клеток в промышленных объемах сопряжено с проблемами. Однако, благодаря своим прецизионным технологиям, Fujifilm надеется справиться с этими вызовами.

Чтобы такие планы сбылись, Комори еще предстоит «прикупить» дополнительные ноу-хау. «Мне еще остается один или два хода», – говорит он. Старый вояка намерен передать концерн в молодые руки не раньше, чем эти ходы будут сделаны.

Комори считает свой Fujifilm образцовым примером процесса индустриальной адаптации, который идет в Японии. Он хочет, чтобы его соотечественники не боялись вновь включаться в борьбу за лидирующие позиции в мировой экономике. Он убежден, что Японию недооценивают: «В кризисы мы сплачиваемся как ни один другой народ». В этом сила, без которой даже такой руководитель как Комори не смог бы спасти свою бывшую фотокорпорацию.

КОНТЕКСТ

02.12.2016

Глава МИД Японии передал Путину письмо от Абэ

Глава МИД Японии передал Путину письмо от Абэ

30.11.2016

Новый элемент таблицы Менделеева получил название «нихоний»

Новый элемент таблицы Менделеева получил название «нихоний»

25.11.2016

Токио заявил протест из-за размещения российских ракет на Курилах

Токио заявил протест из-за размещения российских ракет на Курилах

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ