05.12.2011 | КЛАРИСА ПУЛЬСОН

Требуются личности

Парадокс эпохи Интернета. Во времена ЖЖ и социальных сетей, когда в виртуальном мире все равны и равноудалены, особенно остро ощущается дефицит индивидуальности. И, видимо, не случайно тринадцатая по счету ярмарка интеллектуальной литературы non/fiction прошла под знаком поиска личности.

   Джобс от первого лица
   Герой этой книги при жизни был назван гением, а после смерти стал главной мировой знаменитостью и объектом культа, поклонения и жгучего интереса миллионов. Он и сам всегда знал, что особенный, закрывался от публики, не любил спекуляций вокруг своего имени, критически относился ко всему, что о нем писали. В 2004-м позвонил известному журналисту Уолтеру Айзексону и предложил написать его, Джобса, биографию. Выбор не случайный. Бывший глава телекомпании CNN и главный редактор журнала Time, Айзексон приобрел репутацию добросовестного биографа, выпустив яркие жизнеописания Бенджамина Франклина и Альберта Эйнштейна. Так случилось, что к работе Джобс и Айзексон приступили только три года назад. Джобс отнесся к этой работе со свойственным ему перфекционизмом: отвечал на все вопросы максимально честно и детально, хотел остаться в истории таким, каким был на самом деле. Видимо, это было для него важно. А еще ему хотелось, чтобы другие персонажи книги - Айзексон взял интервью у ста с лишним человек - получили право на свою правду и чтобы каждый сказал о Джобсе то, что считал нужным. Поэтому в процесс создания своей первой официальной биографии Стив не вмешивался, поучаствовал лишь в дизайне обложки: первоначальный вариант, в котором его лицо было вписано в яблоко, ему категорически не понравился. Черно-белый портрет - его идея. Окончательного варианта увидеть не успел, книга вышла в конце октября - после смерти Джобса. И, естественно, стала бестселлером. Отдаем должное оперативности наших издателей. Так что некоторые переводческие огрехи простительны.
   
   Гений и злодейство?
   Джесси Келлерман
   ГЕНИЙ: РОМАН
   Нью-йоркский галерист Итан Мюллер, специализирующийся на современном искусстве, нашел неизвестный шедевр. Почти случайно. В убогой квартирке пылились тысячи картинок, прорисованных до мельчайших деталей. Соединенные вместе, они составляли грандиозное полотно - завораживающее и страшное одновременно. В центре композиции прекрасные лица херувимов, в которых старый полицейский узнает мальчиков, убитых несколько десятилетий назад. От автора осталось имя - Виктор Крейк. Он точно был гениальным художником и, возможно, маньяком. Разгадка становится пружиной сюжета: гений, злодейство, искусство, бизнес. "Гений" - это детектив и в то же время гораздо больше, чем детектив. Роман не оскорбит ценителей стилистических изысков, удовлетворит любителей "умных сюжетов" и будет с легкостью проглочен поклонниками динамичных психологических триллеров.
   
   Реабилитированный
   Борис Корнилов
   "Я БУДУ ЖИТЬ ДО СТАРОСТИ, ДО СЛАВЫ..."
   "Нас не так на земле качало,
   нас мотало кругом во мгле -
   качка в море берет начало,
   а бесчинствует на земле.
   Нас качало в казачьих седлах,
   только стыла по жилам кровь,
   мы любили девчонок подлых -
   нас укачивала любовь".
   Автор этих строк родился в Нижегородской губернии в 1907 году. Выпустил семь стихотворных сборников. Любил прекрасных женщин. Расстрелян в 1939-м в Ленинграде как "активный участник антисоветской, троцкистской организации". Реабилитирован в 1957-м "за отсутствием состава преступления". Вопреки собственному поэтическому предсказанию до старости не дожил. Славы успел вкусить при жизни, поскольку был ярок, талантлив, несдержан. Но сейчас далеко не каждый и вспомнит Бориса Корнилова, разве что "Песню о встречном", в которой "нас утро встречает прохладой" и "не спи, вставай, кудрявая…". После гибели автора ее лет двадцать объявляли как народную. Эта книга - дань памяти. В нее включены избранные стихотворения и поэмы, материалы следственного дела из архива ФСБ, воспоминания дочери, письма матери. Особое внимание - уникальной публикации неизвестного широкой публике, "запретного" дневника первой жены Корнилова, Ольги Берггольц, относящегося ко времени их недолгого брака.
   
   Мемуары на двоих
   Александр Кабаков, Евгений Попов
   АКСЕНОВ
   Эстетический компас эпохи? Антисоветский советский писатель? Эпикуреец, познавший вкус красивой жизни и научивший дышать полной грудью целое поколение? Разочарованный романтик, обиженный системой? Какое влияние он оказал на отечественную литературу, кем он был и кем стал для российских читателей? И это все о нем - о Василии Аксенове. О друге вспоминают Александр Кабаков и Евгений Попов. В диалоге рождается не только истина, но и объемный портрет умного, талантливого, неоднозначного и, несомненно, незаурядного человека.
   
   Свобода складывать слова
   Бенгт Янгфельдт
   ЯЗЫК ЕСТЬ БОГ. ЗАМЕТКИ ОБ ИОСИФЕ БРОДСКОМ
   Писатель Бенгт Янгфельдт давно "болен" Россией. Он первым выпустил на русском языке переписку Маяковского и Лили Брик. Несколько лет назад вышла его незаурядная биография Маяковского, а еще - исследование о шведах в Санкт-Петербурге. Теперь Бродский. Для автора его герой больше, чем знаменитый поэт и нобелевский лауреат. Шведский славист не только переводил и издавал Бродского, они много встречались и общались. После присуждения Нобелевской премии Бродский приезжал в Швецию каждое лето, в этой стране ему было комфортно - "тот же мох, тот же гранит, тот же климат, те же облака", что и на берегах Невы. Новая книга на классическое жизнеописание не претендует, не зря же в подзаголовке - "заметки". Событийная канва - кто, что, где, когда - конечно же, прослеживается, однако основной акцент сделан на том, что было для Бродского принципиально: в чем истинная свобода художника, насколько содержание творчества определяется событиями жизни. Бродский говорил об этом определенно: "Нельзя стать заложником собственной биографии". И развивал эту мысль: "Всю жизнь я старался избежать мелодрамы. Я сидел в тюрьме три раза и в психиатрической больнице два раза, но это никак не повлияло на то, как я пишу… Это часть моей биографии, но биография ничего общего не имеет с литературой - или очень мало".
   
   Не обманешь и продашь
   Алексей Иванов
   ВОЛШЕБНЫЙ ПИНОК, ИЛИ КАК РЕКЛАМИРОВАТЬСЯ БЕСПЛАТНО
   Алексей Иванов опровергает популярный тезис про бесплатный сыр и коварную мышеловку. Он знает все слова, пути, тропы, приемы, методы и закоулки, которые помогут заявить о себе на рынке даже тем, у кого статья "рекламные расходы" по нулям. Ключевые слова - бесплатно и честно. Каждый способ дает (тут автор не сулит златые горы) 1-2% увеличения продаж. Немного, конечно, но, если умело задействовать несколько таких инструментов, прибыль получится существенная. "Волшебный пинок" - практическое пособие для любого вида деятельности, и материальной, и интеллектуальной. Особенно подходит для малого и среднего бизнеса, где каждый дензнак на учете. Кроме всего прочего, книга - одно из самых оригинальных отечественных изданий о свободном креативном мышлении.

{PAGE}
   
   ААЯ против НЛО
   Игорь Прокопенко
   ПРИШЕЛЬЦЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВАЖНОСТИ
   Про пришельцев? Вы серьезно? Вполне! И это не очередная дутая сенсация или наукообразные рассуждения уфологов с горящими глазами о контактах с внеземным разумом и особых зонах. Известный теледокументалист Игорь Прокопенко опирается только на доказанные факты. Не "где-то кто-то сказал", а документы, которые заслуживают исключительного доверия. Ведь все очевидцы - люди исключительно серьезные, не склонные к фантазиям и видениям, скорее, наоборот, привыкшие сомневаться в очевидном. В основе книги - материалы из закрытых архивов Министерства обороны и других секретных источников. Четко, просто, без эмоций: странные летательные аппараты, зафиксированные радарами, неуловимые корабли-призраки, описанные в докладах, рапорты о невиданных подводных объектах. К этому приложены списки личного состава, наблюдавшего необъяснимые события. У военных есть даже особый термин - не НЛО, а ААЯ, что означает Аномальные Аэрокосмические Явления. По обе стороны океана люди в погонах создают особые группы контактеров, наблюдателей, исследователей. Если пока невозможно разгадать происхождение этих объектов, может быть, есть смысл изучить их природу?
   
   Корсары всех стран
   Энгус Констам
   ПИРАТСТВО.
   ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ
   Брутальные красавцы в развевающихся камзолах, одноглазые злодеи, эффектные парусники под "Веселым Роджером", сундуки с сокровищами, черные метки, таинственные карты, абордаж, пиастры… Сколько захватывающих сюжетов, колоритных характеров - золотая жила для Голливуда и создателей приключенческих романов. Шотландский историк Энгус Констам развенчивает романтические мифы о благородных морских разбойниках. В его "Пиратстве" - правдивые истории насилия и жестокости от античности до наших дней: подлинные события, реальные исторические личности, важные для профессионального историка детали и подробности. К примеру, какие разные пути приводили людей под черный флаг со скрещенными костями: бедность, буйный нрав, безработица или трагическое стечение обстоятельств. В энциклопедии опубликованы полсотни старинных карт с излюбленными маршрутами "джентльменов удачи" разных столетий. Оригинальное издание увидело свет в Оксфорде.

24СМИ