15.01.2013 | Александр Макаров

Новый космический проект?

Фото: NASA/Bill Ingalls

Накачка «космического» сектора российской экономики огромными финансами напоминает попытку реанимации или, точнее, повторения первого космического проекта, который начал реализовываться еще в годы Второй мировой войны и принял широкий масштаб сразу после её окончания, когда США развязали против СССР войну «холодную».

Накачка «космического» сектора российской экономики огромными финансами напоминает попытку реанимации или, точнее, повторения первого космического проекта, который начал реализовываться еще в годы Второй мировой войны и принял широкий масштаб сразу после её окончания, когда США развязали против СССР войну «холодную».

При этом нельзя не вспомнить недавнюю ситуацию с российским атомом, когда несколько лет назад было предпринято такое же экстенсивное повторение вырванного из контекста комплексного развития страны большого технологического проекта. Это механическое действие, когда крупными инвествливаниями пытались заставить отдельно взятую отрасль превратить в локомотив отечественной экономики, многими экспертами изначально оценивалось как провальное.

Несмотря на присоединение к атомной корпорации множества ранее ей не принадлежащих предприятий и институтов, несмотря на громкие крики о грандиозности планов строительства АЭС в стране и за рубежом, качественного скачка в разнообразии, современности, востребованности производимых атомной отраслью гражданских товаров и услуг (кроме, может быть, электроэнергии) не произошло. Несмотря на идущие в ядерной отрасли массовые сокращения рядового трудящегося состава производительность в отрасли не растет, поскольку на смену производительным работникам приходят легионы так называемых «менеджеров», не умеющие производить даже планы, а только имитирующие бессодержательную активность в силу полной профессиональной некомпетентности в делах сложной технологической отрасли. Может ли такой же сценарий повториться в космическом агентстве?

В настоящее время космос уже не является необитаемым, а пронизан жесткой конкурентной борьбой. Более 120 стран участвуют в космической деятельности, а 60 стран создали собственные космические агентства и программы.

В 1990-ых годах на космическом поле появился молодой и амбициозный игрок – Китай, который за четыре пятилетки, начиная с 1991 года, совершил прыжок от непилотируемой космонавтики к созданию космических группировок аппаратов на орбите, выводу космонавтов-тайконавтов не только на орбиту, но и в открытый космос, послав туда и женщину, отправив на Луну два своих исследовательских аппарата. По сути Китай повторил за короткий промежуток времени всю историю  развития космической индустрии в СССР-России.

В этот же период времени США практически прекратили полеты астронавтов, закончив программу многоразовых челноков.

Европейская космическая программа в основном концентрируется на развитии непилотируемых полетов аппаратов в целях обеспечения нужд корпораций, государств, армий и населения космическими услугами: связь, дистанционное зондирование Земли, навигация, метеорология, научные исследования.
На сегодняшний день по числу запусков ракет-носителей лидирует Россия, но на втором месте прочно утвердился Китай, потеснив американцев. Однако этот сегмент космической деятельности является не самым большим куском космического пирога. По словам директора космического кластера фонда Сколково Сергея Жукова, доля России на космическом рынке существенна только в малых сегментах, таких как запуск спутников. Небольшие доли имеются также в производстве и разработке спутников, в обработке сигналов дистанционного зондирования земли.
Глава Роскосмоса Владимир Поповкин отмечает, что за пять последних лет мировой объем космического рынка вырос со 170 млрд до 250 млрд долларов. При этом сектор производства ракетно-космической техники - то, чем занимается Роскосмос - составляет 72 млрд долларов, т.е. 28,8% от всего объема рынка. Доля России в этом сегменте составляет чуть более 10% (порядка 3% от объема мирового космического рынка, или около 7,5 млрд долларов). То есть, мимо России пролетают в космос (или из космоса) более 240 млрд долларов.

Самая большая доля доходов от космической деятельности - у американцев. Она составляет около 60%.
«Мы контролируем больше 30% средств на ведение пусковых услуг, и по производству космических аппаратов наша доля - 7%», - уточнил во время заседания правительства глава Роскосмоса. В остальных же секторах рынка - наземное приемное оборудование, операторы потребительских услуг (ТВ, интернет, коммуникации и передача данных) - Россия занимает, по разным оценкам, от 1 до 1,7% рынка. В Роскосмосе считают, что здесь как раз и содержится тот резерв, где Россия может занять более внушительную долю.

Однако успехи Китая в космической сфере являются не просто результатом усиления внимания коммунистической партии Китая к этой отрасли, а следствием комплексного развития всех сторон жизни этой страны, начиная от образования, здравоохранения, и заканчивая машиностроением, электроникой, транспортом, легкой промышленностью, сельским хозяйством, армией и флотом. Все последние десятилетия компартия Китая ставила перед собой и гражданами страны планы по развитию всех сторон жизни и предпринимала все возможные усилия по выполнению этих долгосрочных планов. Планы ставились, не только исходя из абстрактных валютных показателей, а и из необходимости обеспечения реального улучшения жизни населения, достижения первенства этой страны на основных направлениях, определяющих её превосходство над другими странами на международной арене. Руководство этой азиатской страны способствовало появлению хорошо образованных людей в основных сферах хозяйства – инженеров, агрономов, врачей, техников, рабочих, транспортников и т.д. Именно они стали основой уже приносящей свои положительные результаты политики.
В нашей стране долгосрочному целеполаганию в комплексном развитии всех сторон жизни не уделялось внимание и до сих пор не уделяется. Более того, утвердившиеся социально-экономические порядки способствовали упадку некогда самого передового технического и естественнонаучного образования, появлению примата выпуска псевдоменеджеров, псевдоюристов, псевдоэкономистов, псевдополитологов и прочего в реальности мало востребованного набора людей псевдопрофессий. И получился эффект, когда для достижения отсутствующих или не имеющих широкой социальной ценности целей была мобилизована армия неквалифицированных людей, имеющих псевдопрофессии, которые не могут ни сами получить, ни обеспечить реальным производителям условия для нормальной деятельности. Лишь формируют мыльные пузыри имитационных надстроек.

Сами же инженерно-технические работники в отдельных отраслях хозяйства оказались неспособными сформировать целостную стратегию развития, поскольку как и подобает всякому специалисту, они «подобны флюсу – полнота их односторонняя». Они может быть и знают перспективы своих отраслей, а вот составить комплексную программу развития всего хозяйства им не под силу. Сегодня такую функцию никто не выполняет, а Минэкономиразвития только подсчитывает индексы-дефляторы и сводит статистику по прошедшим периодам, фактически не отвечая за развитие народного хозяйства, тем более в долгосрочном плане, определяя его приоритеты в реальных показателях.
Отражением такого плачевного положения дел служат слова Владимира Поповкина, который представляя космическую программу, сказал, что её целью «является обеспечение гарантированного присутствия России в космосе в интересах науки, социально-экономической сферы, экономики и безопасности при сохранении ведущих позиций РФ и соблюдении международных обязательств». Довольно банальное - не количественное и не качественное - обоснование необходимости развития отрасли.

И хотя Поповкин отметил, что при составлении программы были «глубоко проанализированы как внешние рыночные условия, так и внутренние проблемы отечественной отрасли», однако руководители Роскосмоса не являются, да и не обязаны, поскольку это не их дело, думать за тех, кто ответственен (а по факту, не несет никакой ответственности) за всё хозяйство страны.
Среди ключевых задач госпрограммы - развертывание и поддержание необходимого состава орбитальных группировок отечественных космических аппаратов, создание на территории России новых космодромов (Восточный) и поддержание космодромов Плесецк и арендованного Байконура, а также расширение предоставляемых услуг в космической деятельности.

В программе также содержатся планы по развитию российской спутниковой системы ГЛОНАСС, точность которой должна существенно возрасти. Значительное внимание уделено научной составляющей и пилотируемой космонавтике.
В результате реализации программы объем производства космической промышленности должен увеличиться в два раза, производительность труда – более чем в два раза, техническая оснащенность вырастет втрое, и в конечном счете доля России на мировом рынке ракетно-космической техники вырастет до 16%.
Программа имеет два этапа: до 2015 года - восстановление возможностей, которые были заложены еще в советское время. На период с 2015 до 2020 годы поставлена задача, а фактически полная абстракция, по «закреплению возможностей и созданию условий для прорыва на основе новых технологий». А вот прорыва куда, для чего и на основе каких технологий – это осталось непонятно никому.

Сегодняшняя ситуация в космическом ведомстве с такими же огромными денежными вливаниями действительно очень похожа на ситуацию в атомной отрасли. Здесь в начале «атомного ренессанса» провозгласили развитие реакторов на свинцовом теплоносителе, которые никто в мире не стремится развивать, старых советских реакторов типа ВВЭР, которые почему-то назвали реакторами нового поколения, а также хорошо известного всему ученому люду термоядерного синтеза, который еще в 1970-ые годы юный Евгений Велихов обещал сделать через «десяток лет» реальной мировой энерготехнологией с непревзойденным народнохозяйственным эффектом. Как известно, термояд по прошествии почти полувека «и ныне там».
Не хотелось бы, чтобы такими же по принципу идеями двигалась и космическая программа. Например, пилотируемым полетом на Марс. Недавно умерший последний из патриархов первого космического проекта и соратник Королева Борис Черток называл этот проект «аферой».

КОНТЕКСТ

01.06.2017

Поворот к Китаю

Ангела Меркель после саммита G7 заявила, что США больше не являются надежным партнером Европы

29.05.2017

Относительно надежные улики

У вируса WannaCrypt обнаружился китайский акцент

22.05.2017

Противостояние с отсрочкой

Китай попросил у США 100 дней на разработку мер экономического воздействия на КНДР

24СМИ