logo
12.02.2015 |

«Там десять медиков наших ехали. Сгорели все»

Репортаж из занятого ополченцами Углегорска

Фото: Вадим Брайдов / «Профиль»

Подразделения ополченцев ДНР заняли Углегорск несколько дней назад. О том, как выживало под огнем мирное население, как проходил штурм города и как проходят зачистки остатков украинских войск, засевших в шахтах, — в репортаже «Профиля».

Блокпост

Возле старого трехэтажного здания с табличкой «Шахта Кондратьевка» находится последний блокпост перед въездом в Углегорск. Дорогу перегораживают бетонные блоки, из таких же блоков собрано что-то вроде ДОТа.

На блокпосту стоит белый «Мерседес» с открытыми дверями. Рядом водитель машины разговаривает с ополченцами.

— А может, ты мародер?

— Мужики, вы на мою машину посмотрите. Зачем мне воровать?

— А что за вещи у тебя лежат?

— Мои. Я домой рванул, забрал, что можно. В Горловку поеду.

В городе нет боев уже несколько дней, но жители в него возвращаться не торопятся.

— Я барменом работал и разнорабочим, да много кем еще. Пришел сюда еще в июле, — рассказывает ополченец Саша. — Нас тут даже не учили почти. Я взял автомат, сделал 10 выстрелов. А потом мне дали два рожка и сказали: вон там укры. Учился по ходу дела, в общем.

Саша достает из кармана красный военный билет ДНР. Он похож на российский, но герб на нем другой. Показывает отметку о том, что за ним закреплен автомат, говорит, что сейчас ополчение стало гораздо больше похоже на регулярную армию, чем раньше. Объясняет, что в ДНР создается контактная армия. На вопрос, останется ли он служить, если война закончится, отвечает, что не знает, но, скорее всего, пойдет работать.

— Самолет!

В воздухе слышится гул. Трое ополченцев вскидывают на плечи ПЗРК «Игла» (переносной зенитный ракетный комплекс. — «Профиль»). Остальные отходят к укрытию. Все смотрят в затянутое тучами небо, но через несколько секунд становится ясно, что самолет пролетел слишком далеко.

Город

В центре Углегорска разбитыми от обстрелов стоят целые улицы. Ополченцы ходят по домам: ищут мародеров и заходят к оставшимся в городе жителям. На целой улице зачастую осталось жить по паре человек.

Фото: Вадим Брайдов / «Профиль»
Фото: Вадим Брайдов / «Профиль»

Возле одного из домов стоит синяя «девятка» с нагруженным вещами багажником.

Пожилая женщина рассказывает, что она с мужем уже несколько дней живет в Енакиево. Говорит, что хочет пойти к психологу или психиатру, потому что просыпается среди ночи даже от самых отдаленных звуков обстрелов. Когда Углегорск брали ополченцы, она пять дней не могла выехать из города из-за обстрелов.

— А почему вы раньше не выехали? — спрашиваю у ее мужа.

— Да д…б. Все собирались-собирались. А потом тут такое началось. Из дома не выйдешь.

Сейчас они, как и другие местные , приезжают в город днем и вывозят из домов собственные вещи. 5 февраля заместитель министра обороны ДНР Эдуард Басурин заявлял, что из города были вывезены 1100 местных жителей. Сколько человек уехали из Углегорска сами, сказать не может никто. Согласно переписи 2012 года в городе жило 8000 человек.

— А вот тут я жил.

Один из ополченцев показывает рукой на недостроенный двухэтажный дом с бревенчатой двухскатной крышей. Во двор дома прилетел снаряд, соседние дома разбиты почти полностью.

По улице идут две женщины, одна из них ведет велосипед. С руля свисают пакеты с луком. На вопрос, где ей выдавали гуманитарную помощь, она машет рукой куда-то в сторону центра, но говорит, что всю помощь уже раздали. Ополченцы поясняют, что на самом деле гуманитарную помощь сюда не привозят. Раздают из запасов, оставшихся от украинской армии.

В центре города на улице Некрасова стоит сожженный украинский БМД. В 30 метрах от него — танк с оторванной башней. Рядом во дворе двухэтажного дома уперся носом в дверь гаража БМП ополченцев.

Фото: Вадим Брайдов / «Профиль»
Фото: Вадим Брайдов / «Профиль»

— Двое парней тут было. Один сгорел внутри, а второй вылез, — говорит местный житель по имени Володя. — Он хотел себе обезболивающее вколоть. Не успел, умер.

Володя пришел проверить гараж тестя, который уехал жить в Краснодар. Двери ему точно придется менять, говорит Володя.

— Все тут у нас побило. Ну ничего, поштукатурить и хорошо будет. Субботник устроим.

Двухэтажка, возле которой стоит БМП, сильно побита осколками. Окна выбиты, а на стене зеленой краской написано «ВДВ» и номер бригады — здесь базировались украинские десантники из Днепропетровска.

Штурм

Первый бой ополченцев с украинской армией в Углегорске произошел на западной окраине города. Группа из 150 человек на нескольких БМП и грузовиках выехала на старую мощенную брусчаткой дорогу, ведущую к городу. Метрах в пятиста от них были позиции украинской армии.

— Нас тут долбили из «Утеса», из РПГ. В первую коробочку сразу прилетело, я с брони спрыгнул и в кустах залег. Видел только, как трассеры над головой летели.

Ополченец с позывным «Глыба» показывает, куда спрыгнул с брони. БМП после попадания загорелся. Вокруг машины валяются обрывки бушлатов, гильзы, мусор и резиновые шлепанцы. Все залито соляркой и машинным маслом.

Бетонные столбы возле дороги переломаны — в них попадали заряды РПГ. За кустами видно поле с почти горизонтально воткнувшимися в землю отработанными кассетными снарядами.

— А чуть дальше у нас «Мотолыгу» сожгли — там десять наших медиков ехали. Сгорели все.

Фото: Вадим Брайдов / «Профиль»
Фото: Вадим Брайдов / «Профиль»

Ополченец показывает на выгоревший остов гусеничного тягача. (МТ-ЛБ — многоцелевой тягач легкий бронированный. — «Профиль»). Еще одна подбитая машина пострадала меньше, ее ополченцы вывезли на ремонт.

После столкновения ополченцы под огнем отступили. Позднее в тот же день украинские позиции у старой дороги взяли штурмом с другого направления.

Штурм Углегорска, как говорят ополченцы, начался 28 января. К 30 января город был взят, еще несколько дней его зачищали от снайперов и разминировали. 5 февраля ополченцы официально заявили, что полностью контролируют город. Тогда же представитель украинской армии Андрей Лысенко заявил, что силы АТО ушли из город и занимают его восточные окраины.

Дорога

На восточной окраине Углегорска два блокпоста перегораживают прямую дорогу на Дебальцево. Украинские позиции находятся в километре-полутора отсюда. По крайней мере так говорят ополченцы. Дорога Углегорск — Дебальцево сейчас — предел контроля со стороны украинских военных.

— Вы, ребята, тут осторожнее. За эту линию не ходите. А то у нас тут был один герой, мозги по асфальту собирали. Снайперы работают.

Пожилой ополченец с Калашниковым машет рукой в сторону бетонных ограждений в 100 метрах от блокпоста. Мимо проезжают два праворульных джипа «Дайхатцу» с пулеметами «Утес» в кузове. «Это нам помощь с Дальнего Востока», — говорит он.

На блокпосту появляется командир с позывным «Железный». Говорит, что отсюда на нескольких БТР выдвигается штурмовая группа. На одной из шахт возле города остались от 25 до 50 украинских военных. «Железный» обращается к ополченцам.

— Едем без единого выстрела, занимаем шахту. Есть у кого-то причины не ехать? Больные?

— Нет!

— Ну красавчики!

Через два часа ополченцы возвращаются. Шахта взята, говорят они. 

Фото: Вадим Брайдов / «Профиль»
Фото: Вадим Брайдов / «Профиль»

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

09.02.2015

Другого места в Донецке больше нет

Почему и благодаря кому город все еще жив, как в нем обращаются с пленными и за что сажают собственных министров — в репортаже из столицы ДНР

06.02.2015

«Месяц мы еще проживем, а что будет дальше — не знаю»

Как живет интернат для детей-сирот в зоне военного конфликта в ДНР

30.01.2015

«Очень хорошо защищает военная форма. А если человек в гражданском ― все пробивает насмерть»

Интервью врача-травматолога из больницы неподалеку от зоны боевых действий в ДНР

КОНТЕКСТ

28.11.2017

Прыжки на месте

Курт Волкер посетовал на регресс в последних переговорах с Владиславом Сурковым по Донбассу

24.11.2017

Визит раздора

Президент Чехии Милош Земан дважды за неделю обиделся на «русский мир»

18.07.2017

Дело о госзамене

Александр Захарченко провозгласил создание Малороссии — к удивлению ЛНР

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас