21.01.2015 | Иван Сухов

Прошел солдат по городу

Трагедия в Гюмри: версии произошедшего и сценарии дальнейшего развития российско-армянских отношений

Фото: Ваган Степанян / PanARMENIAN Photo / ТАСС

Глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин приехал в Армению в тот день, когда умер от нанесенных ран шестимесячный младенец, — седьмая жертва резни в Гюмри, устроенной солдатом 102-й военной базы российского Минобороны Валерием Пермяковым. В среду, 21 января, ребенок был похоронен. В Гюмри ждут возобновления массовых манифестаций против российского военного присутствия. «Профиль» представляет несколько версий случившегося и прогнозирует, как пойдут дальше отношения России и Армении.

Бастрыкин пообещал, что расследование будет совместным, а судить Пермякова будет российский военный суд, но публично и на территории Армении. Президент Армении Серж Саргсян выразил надежду на результативное расследование и «логическое завершение» начатого процесса.

Рядовой Пермяков, которого призвали под Читой, а в Армению перевели только в декабре, самовольно и с оружием оставил 12 января расположение 102-й российской военной базы, ключевого опорного пункта военного присутствия России на Южном Кавказе. Прямо с этого места у местных наблюдателей, с которыми пообщался «Профиль», начинаются вопросы, которые они пока предпочитают задавать, не называя собственных имен.

Версии: КПП

«Он ушел с базы с автоматом Калашникова и двумя магазинами, — говорит один из наших собеседников. — Вообще-то любому, кто бывал на базе и представляет себе, как устроен вход и выход с территории воинской части, отдает себе отчет в том, что просто так взять и уйти оттуда с оружием невозможно. Выходящий должен пройти несколько постов, и даже если представить себе, что на каждом из них ему удавалось напугать сослуживцев с помощью автомата, в конце концов кто-то из них должен был нажать тревожную кнопку. Раз этого не произошло, приходится предположить, что у него было соответствующее распоряжение либо он был не один». 

Источники «Профиля» теоретически допускают, что солдаты на выходе просто пропустили Пермякова, не обратив на него внимания. Наши собеседники добавляют в этом месте две-три фразы об употреблении наркотиков и вреде распространения гаджетов среди военнослужащей молодежи. Но в целом вероятность того, что Пермяков проскользнул через КПП незамеченным, кажется им низкой.

Версии: секта

Это не единственный из вопросов, которыми задаются в Гюмри. Почти сразу после задержания Пермякова стало известно, что у себя дома, под Читой, он входил в церковь христиан веры евангельской, что автоматически породило массу домыслов о мистических видениях и религиозном трансе. Однако христиане веры евангельской — это пятидесятническая протестантская церковь, пусть и не входящая в число традиционных конфессий, но вполне официально зарегистрированная в России и до сих пор не относившаяся к числу зловещих тоталитарных сект. И хотя остервенение, с которым Пермяков убивал ребенка, не может не навести на мысль о каком-то кровавом ритуале, сектантскую версию в Гюмри склонны отбрасывать, сосредотачивая внимание на военно-политических гипотезах.

Версии: провалившаяся диверсия

Наименее внятная из них (и наиболее неприятная для России) предполагает, что семеро гюмринцев, включая полугодовалого младенца, могли погибнуть в результате срыва операции какого-то из российских силовых ведомств, интересы которых, как известно, нередко пересекаются. Такое туманное предположение частично объяснило бы факт выхода вооруженного солдата с территории части и то, что он довольно уверенно пересек хоть и небольшой, но малознакомый ему город практически из конца в конец, оставшись при этом практически незамеченным. 

Интересно также, что искать беглеца в части начали, по словам наших собеседников, хоть и раньше, чем он совершил убийство, но все же не сразу. Зато армянский полицейский спецназ и российские сотрудники ФСБ почему-то оказались как раз в той точке границы, на которую Пермяков вышел после убийства. Здесь имела место ситуация, которую внятно не комментируют и не описывают исчерпывающе ни армянские полицейские, ни российские силовики: Пермякова взяли то ли сразу россияне, которые несут охрану армяно-турецкой границы, то ли армянская полиция, которая затем передала Пермякова россиянам. 

Но вопрос, что именно могли иметь в виду российские силовики, отправляя вооруженного солдата за пределы базы, висит в воздухе. И скорее всего останется без ответа, даже если расследование покажет, что задать его было уместно. Кроме того, само лицо Пермякова заставляет усомниться в том, что он был хорошо обученным диверсантом.

«Шпионская» версия: чертежи

Более убедительными, хотя и тоже вполне условными, пока выглядят две «шпионские» версии. Одна из них более локальна, чем вторая, но обе имеют геополитический подтекст. «Локальная» версия может быть связана, по мнению хорошо информированных собеседников «Профиля» в Армении, с интересом турецких военных к новому военному оборудованию, которое в течение последнего года было поставлено на 102-ю базу. Это предположение подтвердится, если следователи докажут, что Пермяков нес собой или должен был где-то забрать носитель с информацией, чтобы с ним попытаться пересечь турецкую границу.

Вторая «шпионская» версия: геополитика

Вторая «шпионская» версия предполагает попытку дискредитации российских вооруженных сил, 102-й российской базы и вообще идеи какого бы то ни было сотрудничества Армении с Россией, которую могли предпринять некие российские недоброжелатели. Во всяком случае массовые акции протеста в Гюмри и в Ереване говорят о том, что подобный инцидент способен серьезно раскачать маятник общественного мнения.

Проблема в том, что даже если российские следователи на все сто процентов подтвердят иностранное участие в событии преступления 12 января, им едва ли поверит кто-то за пределами России — и, как это ни странно, самой Армении. Украинские события поставили Россию в крайне незавидное положение: даже если она докажет свою правоту, это лишь усугубит ее образ, добавив в него оттенки шпиономании.

Самая простая версия: банальность зла

Чтобы этого не произошло, обвинение скорее всего станет придерживаться максимально приземленной, бытовой трактовки случившегося. Впрочем, едва ли какая-то версия способна сильнее дискредитировать российское военное присутствие в Армении, чем обыкновенная история дезертирства и бессмысленной жестокости, которая стала следствием испуга: вдруг люди, у которых Пермяков поначалу спросил воды и смену одежды, выдадут его властям? 

Смерть ребенка, который едва ли мог из колыбели позвонить в армянскую полицию или в российскую военную комендатуру, вроде бы не очень вписывается в этот сценарий, но она могла быть следствием того, что психологи называют «наступательной паникой» — ситуации, когда даже у профессионалов, обученных действовать оружием, попросту сдают нервы.

База

Похороны младенца, вероятно, спровоцируют новую волну манифестаций протеста против российского военного присутствия. Но, по словам армянских собеседников «Профиля», в Гюмри никогда и не было особой эйфории по поводу российской военной базы и ее гарнизона. Тем не менее база, как в 2010 году договорились тогдашний президент России Дмитрий Медведев и его армянский коллега Серж Саргсян, пробудет в Армении еще почти полвека. 

На 102-й базе служит в общей сложности около 6000 человек, весь обслуживающий персонал набирается из местного населения, так что город в конечном счете  заинтересован в сохранении рабочих мест.

Армения бесплатно сдает базу в Гюмри в аренду России, но недополученные доходы окупаются, причем по-разному, объясняют собеседники «Профиля». Во-первых, база сама по себе является гарантией от вторжения. Если Азербайджан нападет на Нагорный Карабах, российские военные не будут иметь формальной возможности вмешаться на стороне Армении. Но если война затронет территорию Армении, 102-я, как надеются в стране, сыграет свою роль.

Во-вторых, оборудование, которое находится в распоряжении российских военных, позволяет прикрывать в военном отношении территорию Армении — и, по факту, территорию Карабаха, что избавляет страну от необходимости самостоятельно тратиться на вооружения и охрану границы. 

Хотя бесплатный характер аренды базы и гипотетический формат взаимодействия российских и армянских военных в случае эскалации в Карабахе время от времени начинают горячо обсуждаться в Ереване, в самом Гюмри, по словам собеседников «Профиля», даже после трагедии 12 января около 70% жителей поддерживают сохранение 102-й базы. В среднем по Армении эта поддержка ниже, но едва ли она где-то опускается ниже 50%.

Есть ли в Армении «оранжевые»

Некоторые российские эксперты поспешили назвать акции протеста в Армении политическими «заготовками» прозападной оппозиции. И похоже, что эти комментарии, как и долгое молчание Кремля, тянувшего с официальной нотой соболезнования до максимального выяснения обстоятельств, вредят российской репутации больше, чем само убийство.

«Число людей, поддерживающих союз с Россией, могло бы быть еще выше, если бы Россия не вела себя в Армении так неосмотрительно, — говорит один из армянских экспертов. — Дело главным образом в том, что Россия поддерживает олигархический режим, который не дает стране развиваться и заставляет сотни тысяч людей уезжать из Армении в поисках работы».

С тех пор как в 2008 году в результате затяжного политического кризиса второй президент Армении Роберт Кочарян передал власть своему преемнику Сержу Саргсяну, который, по официальной версии, выиграл выборы у первого президента Левона Тер-Петросяна, неожиданно объединившего армянскую оппозицию, у российской президентской администрации, похоже, нет полной ясности, кого в Армении считать надежным партнером, а кого — «оранжевой революцией». 

Саргсян во всяком случае делает все, чтобы Армения сохраняла свой статус привилегированного партнера по отношению к России, у которой за исключением, разумеется, Абхазии и Южной Осетии нет другой однозначно союзной страны на Южном Кавказе. Уже в новом году Армения вступила в ЕврАзЭС, отказавшись, не без учета опыта Украины, от соглашения об интеграции с Евросоюзом. Впрочем, российские чиновники говорят армянским коллегам, что Москва будет только приветствовать углубление сотрудничества Армении с ЕС: в одиночку помогать полублокированной стране Россия, по-видимому, не готова.

При этом оппозиция, которая все еще группируется вокруг «Армянского национального конгресса» Левона Тер-Петросяна, не устает убеждать москвичей в том, что она готова быть лучшим проводником российских интересов, чем действующий режим.

Конституционная весна

Этой весной армянский парламент должен одобрить пакет конституционных реформ, превращающих страну из типичной постсоветской президентской автократии в парламентскую республику с правительством, которое формируется парламентским большинством и отвечает перед депутатами, а не перед президентом. Такой шаг в 2010 году сделала Грузия, где автором реформы был президент Михаил Саакашвили, затеявший преобразование не без надежды на комфортный переезд из президентского офиса в кресло главы кабинета министров, вместе с большинством полномочий. Но выборы парламента в 2012 году прошли по несколько неожиданному сценарию, который через год привел Грузию к смене власти. 

В Армении ситуация может развиваться более динамично: оппозиционеры намерены потребовать, чтобы за принятием конституционных поправок немедленно последовали парламентские и президентские выборы. Это требование будет выдвинуто уже 1 марта, на митинге в память седьмой годовщины столкновений между оппозицией и полицейскими 1 марта 2008 года, когда погибли 10 человек и около 200 получили ранения.

«Если выборы будут назначены, Республиканская партия Саргсяна их не выиграет, — прогнозирует собеседник «Профиля». — Республиканцам припомнят все, и в том числе их молчание в первые дни после трагедии в Гюмри, как будто бы ничего не произошло». Именно весной гюмринская трагедия может попасть прямо в эпицентр политической борьбы за места в новом армянском парламенте, который в итоге рискует оказаться в гораздо большей степени ориентирован на активизацию отношений с Европой и Соединенными Штатами.

Год геноцида

Что касается Турции, для армянских отношений с которой 2015 год важен как год столетия геноцида армян в Османской империи, то в этом направлении в Ереване пока не ждут никаких прорывных решений. Президенты Саргсян и Эрдоган уже обменялись приглашениями — на траурные торжества памяти геноцида и на празднование столетия турецкой победы над англичанами под Галлиполли, — но революционных решений о разблокировании границы скорее всего не будет. Впрочем, из Еревана в Стамбул и так летают регулярные рейсы, а автобусы с армянскими челноками, оказывается, уже давно не нуждаются в объезде через грузинскую территорию, чтобы попасть на турецкие оптовые рынки. 

Зато успешный турецкий визит Владимира Путина в начале декабря 2014 года, похоже, положил конец разговорам о гипотетическом эксцентричном сценарии решения проблемы Карабаха. До путинского свидания с Эрдоганом отдельные смелые аналитики допускали, что Россия на правах преемника СССР и крымского «триумфатора» может попытаться предложить проект перехода Карабаха под свою юрисдикцию, принимая, таким образом, на себя все претензии Баку и Еревана друг к другу. 

Но российские отношения с Турцией, где, несмотря на новые соглашения по газопроводам, отнюдь не в восторге от присоединения Крыма, вновь требуют от Москвы продолжить традиционное балансирование между Баку и Ереваном. Балансировать становится все трудней: разница потенциалов полублокированной Армении и Азербайджана, при поддержке Анкары претендующего на статус главной страны Южного Кавказа, продолжает увеличиваться.

КОНТЕКСТ

13.09.2016

Правительство Армении возглавил бывший топ-менеджер «Газпром межрегионгаза»

Правительство Армении возглавил бывший топ-менеджер «Газпром межрегионгаза»

08.09.2016

Премьер-министр Армении подал в отставку

Премьер-министр Армении подал в отставку

31.08.2016

Задержанный в Армении по запросу США россиянин вылетел в Москву

Задержанный в Армении по запросу США россиянин вылетел в Москву

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ