17.03.2014 | Анастасия Барченко

Цена свободы

Ирина и Роман Абрамович Фото: ITAR-TASS/PHOTAS/PA Photos

Как разводятся российские олигархи?

В конце февраля в мировом суде Пресненского района Москвы был расторгнут брак Владимира и Наталии Потаниных, формально они были вместе тридцать лет. Известный российский предприниматель Владимир Потанин занимает 7-е место в рейтинге российских миллиардеров Forbes, его состояние оценивается в $14,3 млрд. О разводе стало известно в ноябре прошлого года. По официальной информации, супруги решили развестись после «продолжительного раздельного проживания и отсутствия общего хозяйства». По некоторым данным, Потанины жили отдельно с 2007 года. Однако это не мешало им принимать практически равное участие в судьбе детей — 29-летней Анастасии, 24-летнего Ивана и 13-летнего Василия. Незадолго до развода супруги вместе выбирали место для зарубежного обучения младшего ребенка. В частности, поэтому, как утверждает Наталия, новость о разводе стала для нее неожиданностью. Против воли супруги сторона Потанина настояла и на закрытии судебного процесса. В итоге 25 февраля мировой суд официально расторг брак, присудив бывшему супругу выплату алиментов на содержание несовершеннолетнего сына. В СМИ уже появилась информация о том, что речь идет о 8,5 млн рублей в месяц, однако адвокат Наталии Потаниной, Филипп Рябченко, цифру не подтверждает. Развод главы холдинга «Интеррос» и его бывшей супруги официально зарегистрирован, однако, вопреки сообщениям о заключении соглашения о выплате компенсаций и разделе имущества, как выяснил «Профиль», точку в этом деле ставить рано.
«Сумма алиментов установлена в размере четверти от заработка и иного дохода, — напомнил Рябченко корреспонденту «Профиля». — Информацию о размере и источниках своих заработков и доходов господин Потанин нам до настоящего времени не предоставил, никаких выплат пока не производилось». Так что окончательная сумма алиментов может отличаться от вышеуказанных 8,5 млн.
Получив развод, Владимир Потанин подал в Пресненский районный суд Москвы иск о разделе имущества (мировые суды данный вопрос не рассматривают). По словам адвоката бизнесмена Марины Ивановой, согласно иску, бывшая супруга может получить порядка 2,5 млрд рублей (около $76 млн) недвижимостью и деньгами. Таким образом, ей достанется «практически вся семейная недвижимость и значительная сумма денежных средств», говорит Иванова. Сторона экс-супруги судебных повесток и копий иска пока не получала, однако уверена, что в действительности иск Потанина, скорее всего, не преследует цели реального раздела имущества (ранее он заявлял, что спора по имуществу у супругов нет), а призван помешать второй стороне выйти с аналогичным иском. Не заслуживающей интереса представляется адвокатам Потаниной и заявленная сумма. «Из комментариев адвоката Потанина можно сделать вывод, что из всего колоссального семейного состояния, а оно является совместным достижением семьи, поскольку на момент ее создания никто из супругов не обладал сколь-либо значимым состоянием, господин Потанин согласен передать жене не более 0,5%. Учитывая, что такое предложение нельзя назвать честным, а также учитывая, что Потанин скрывает от супруги точный состав и структуру собственности, мы предпринимаем меры по раскрытию и систематизации этой информации. Мы рассчитываем, что в ближайшее время получим более детальную информацию на этот счет», — говорит Филипп Рябченко. Защита Потаниной уже инициировала поиск активов ее бывшего супруга за рубежом. В частности, в американских судебных инстанциях удалось получить разрешение на поиск активов в пяти штатах США. Сторона Владимира Потанина ситуацию с поиском активов не комментирует.
Стоит напомнить, что годом ранее глава «Интерроса» заявил о том, что принял решение передать свое состояние на благотворительные нужды, присоединившись к так называемой «Клятве дарения» (The Giving Pledge) — клубу миллиардеров, созданному Биллом Гейтсом и Уорреном Баффетом. По правилам клуба его члены жертвуют на благотворительные цели не менее половины своего состояния и обязуются не передавать капитал по наследству. Комментируя свое решение, Потанин заявил, что отдает деньги, чтобы его дети не были демотивированы в жизни большим состоянием. Однако, по мнению экспертов, пожертвования подчас становятся одним из способов вывода активов.
Адвокат Потаниной говорит о том, что значительным подспорьем в деле поиска активов могло бы стать завершение «деофшоризации», объявленной российскими властями. «В деле Потаниных именно факт непрозрачности владения активами и нежелания другой стороны раскрывать информацию о структуре семейных активов усложняет судебное разбирательство», — отмечает Рябченко.
Адвокат Вадим Прохоров (известен своим участием в ряде громких процессов) считает, что процесс может быть сильно осложнен в случае, если на поиск активов не будут даны санкции местных судов. «Россия слабо интегрирована в западные структуры, поэтому разыскивать активы отсюда непросто. Это может занимать до двух лет, даже если речь идет об известных счетах. За это время человек успеет все вывести, и получится арест нулевого счета. Смысла в этом особого нет», — заявил адвокат «Профилю». По его словам, именно по этой причине многие предпочитают судиться в той стране, где есть счета и активы. «Только так можно максимально быстро добиться ареста», — отмечает юрист.
Первый вице-президент общероссийской общественной организации «Российский клуб финансовых директоров» Татьяна Касьянова знает, что существуют различные схемы сокрытия капитала. «Бизнесмен может при покупке имущества оформить его на своих друзей или родственников, которые в дальнейшем пишут на него дарственную, — сообщила Касьянова «Профилю». — Как следует из закона, все, что человек, находящийся в законном браке, получает в дар, принадлежит только ему и не делится при разводе. Есть и иной вариант: купить недвижимость и оформить ее на фирму, которая, вероятнее всего, находится не в прямом управлении».
Как говорят юристы, специфика разводов состоятельных людей заключается в том, что это своего рода «бомба замедленного действия». В определенный момент одна из сторон может возобновить разбирательство — так уже было в случае с главой «Северстали» Алексеем Мордашовым (состояние оценивается в $12,8 млрд, 11-е место в рейтинге Forbes). Он развелся с супругой Еленой в 1996 году, а спустя пять лет снова был вынужден явиться в суд. Изначально при разводе были подписаны соглашения, согласно которым Мордашов должен был ежемесячно выплачивать сыну 300 евро и еще по $6 тыс. ежегодно. Кроме этого, бывшая супруга получила трехкомнатную квартиру в Череповце и имущество стоимостью около $10 тыс. При этом она отказалась от прав на прочее имущество. Однако в 2001 году Елена обратилась в Никулинский суд Москвы, потребовав 32,5% акций «Северстали», четверть месячных доходов Мордашова и более полумиллиарда рублей в качестве алиментов. Тогда в обеспечение иска были даже арестованы акции «Северстали». Впрочем, в процессе разбирательства стороне Алексея Мордашова удалось доказать, что его основные доходы были получены уже после развода. Бывшая жена олигарха процесс проиграла, и суд взыскал с нее госпошлину в размере 1,5% от стоимости предмета спора. Елена оказалась должна государству 213 млн рублей (из них приставам удалось взыскать всего около полумиллиона). Мордашов был склонен считать, что за выпадом супруги скрываются происки конкурентов. Так это или нет, прецедент показал лишь то, что расставание с бывшими супругами у олигархов может быть «многосерийным».
До сих пор не завершена бракоразводная эпопея другого крупного российского предпринимателя — бывшего владельца «Уралкалия» Дмитрия Рыболовлева (состояние оценивается в $9,1 млрд, 14-е место в списке Forbes). Его жена Елена подала на развод после двадцати лет брака в 2008 году, за два года до продажи супругом 53% «Уралкалия» более чем за $5 млрд. Елена обвинила мужа в неверности и заявила свое требование — $3,5 млн. Процесс не завершен до сих пор. За истекшие пять лет Рыболовлева успела направить требования о заморозке активов мужа в суды Великобритании, США, Сингапура и Кипра. В прошлом году она также обратилась в суд американского штата Гавайи еще с одним иском по поводу раздела имущества, утверждая, что бывший муж скупает элитную недвижимость в США, чтобы избежать выплаты компенсаций при разводе. Среди последних приобретений Рыболовлева действительно значатся особняк, дом и квартира-пентхаус в США. Пока бракоразводный процесс продолжается, а сама Рыболовлева в конце февраля была задержана на Кипре по подозрению в невозврате арендованного еще в 2009 году у компании Bolton Trustees кольца стоимостью $25 млн. Однако она предоставила полиции документы, которые доказывают ее право собственности, и была отпущена в тот же день. На этом, однако, история не завершена: дело находится на рассмотрении в кипрской генпрокуратуре. По словам представителей Рыболовлева, он в курсе ситуации.
Теоретически значительно упростить развод и раздел имущества должен брачный договор, однако, во-первых, как это ни странно, он не всегда заключается, а во-вторых — может быть оспорен. Пожалуй, счастливым исключением здесь является недавний развод известного бизнесмена, совладельца «Стройгазмонтажа», «Мостотреста» и СМП-банка Аркадия Ротенберга (состояние — $3,3 млрд, 31-е место в списке Forbes). Его адвокатом, к слову, был все тот же Филипп Рябченко. По его словам, если бы брачный договор был признан недействительным, имущество, нажитое Ротенбергом с его второй женой Натальей в течение брака (с 2005-го по 2013 год), пришлось бы делить пополам. Это немало, учитывая тот факт, что за последние пять лет структуры, связанные с предпринимателем, получили госзаказы на сумму свыше 1 трлн рублей. Однако брачный договор «устоял», что сторона защиты считает «справедливым». Сколько в итоге получила Наталья, у которой от Аркадия Ротенберга двое детей, неизвестно: процесс проходил в закрытом режиме. Впрочем, утверждать, что решающую роль сыграл исключительно брачный договор, нельзя. Как говорит адвокат Вадим Прохоров, не следует забывать о том, что в процессах с участием состоятельных или известных людей в нашей стране зачастую широко используется административный ресурс.
Пожалуй, самая счастливая «женская» история развода — у бывшей жены Романа Абрамовича Ирины. Предприниматель, чье состояние оценивается в $10,2 млрд (13-е место в списке Forbes), оказался самым щедрым. Развод с Ириной, с которой предприниматель прожил 16 лет и от которой имеет пятерых детей, обошелся ему в $300 млн и оплату всех расходов детей. К тому же экс-супруга получила поместье в графстве Уэст-Сассекс, две лондонские квартиры и замок во Франции. Бизнес полностью остался у Абрамовича. Зато никаких претензий к нему бывшая супруга, судя по всему, не имеет. Но такие случаи скорее исключение, чем правило.

24СМИ