16.09.2015 | Екатерина Буторина

Знания – почтой

Высшее образование в онлайн-формате – «короткая» инвестиция с быстрой отдачей

Фото: shutterstock

Диплом магистра делового администрирования, знаменитое MBA (Master of Business Administration) – заветная цель для множества желающих получить высокооплачиваемую должность. Повысить квалификацию своих сотрудников на этих бизнес-курсах стремятся и многие компании. Однако не все могут себе это позволить по разным причинам – кто из-за высокой стоимости обучения, кто из-за занятости. Именно поэтому последнее время в России, да и во всем мире, все популярнее становится дистанционный формат образования. Экономический кризис стал для этого еще одним катализатором. Однако какова вероятность вместо качественного преподавания и достойного диплома заполучить кота в мешке? «Профиль» попытался разобраться, как именно обстоят дела с онлайн-обучением и каковы его перспективы.

Тренд на дистанцию

По данным EduMarket.ru, текущий объем мирового рынка онлайн-образования оценивается более чем в $40 млрд. В будущем году прогнозируется увеличение этой цифры до $50 млрд. Начиная с 90-х годов, когда дистанционное образование было чем-то вроде экзотики, количество предложений по онлайн-образованию неуклонно растет, сегодня их количество исчисляется сотнями тысяч, обучение проходят 20 млн слушателей. Судя по статистике «Яндекса», постоянно увеличивается и количество запросов на дистанционное образование. Если в 2012 году таких запросов было примерно 800 тыс., то в 2014 – уже свыше 1 млн. Совокупные инвестиции в ресурсы онлайн-образования, по данным Ambient Insight Research, превысили $300 млн. А по показателям EduMarket.ru, общий объем инвестиций в онлайн-образование в 2000–2013 годах составил $8,5 млрд.

Однако желающие получить степень MBA пока довольно настороженно относятся к дистанционному обучению. Так, более половины посетителей сайта Begin.ru (53,27%), специализирующегося на предложениях по бизнес-образованию, не хотели бы учиться онлайн. Приобрести необходимые знания и практические навыки без живого общения невозможно, считает 35% из них. Остальные 18% полагают, что онлайн-формат не в состоянии должным образом мотивировать на учебу. Те, кто голосует за дистанционное обучение, а их 46,73%, тоже предъявляют высокие требования: программу должна вести известная бизнес-школа (24,3%) и стоимость учебы онлайн должна быть значительно ниже, чем привычные оффлайн-формата. 

Цена знаний

Стоимость дистанционного образования действительно ниже очного примерно на 20–30%, отмечает проректор Международного института менеджмента ЛИНК Михаил Корытный. В корпоративном секторе, говорит он, столь значительная экономия средств достигается за счет сокращения командировочных расходов на обучение сотрудников. Но ориентироваться только на низкую цену не стоит, отмечают эксперты, так как часто она обусловлена низким качеством обучения. «Дешевые дистанционные программы формируются на основе очных, превращая учебный процесс в формальность: порционная подача информации с последующими тестированиями, – объясняет Корытный. – Это исключает отработку навыков, выполнение заданий по применению полученных знаний в своей  работе  при полном отсутствии обратной связи от преподавателей». В то же время, бизнес-школа, специализирующаяся именно на дистанционном обучении, должна постоянно поддерживать актуальность учебно-методического комплекса, преподавательского корпуса, материально-технической базы. «Все это стоит не меньше, а порой и дороже, чем при очной форме обучения», – подчеркивает эксперт. Экономия средств при обучении онлайн образуется не только и не столько из-за более низкой стоимости, сколько, в первую очередь, за счет возможности сформировать индивидуальную программу, под конкретные нужды. «Отталкиваясь от конкретного бюджета, можно создавать и конкретный проект», – говорит  директор программы профессиональной подготовки Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС (Российская академия народного хозяйства и государственной службы) при президенте РФ Ирина Неверова.

shutterstock
shutterstock

При этом ошибки в организации дистанционного обучения могут, наоборот, вылиться компании в копеечку. «Нужно внимательно считать смету проекта, сравнивать, в каком формате выгоднее реализовать обучение», – советует директор программ дистанционного обучения ИБДА (Институт бизнеса и делового администрирования) РАНХиГС  при президенте РФ Ярослав Павлов. Одной из самых серьезных ошибок, совершаемых организациями, он считает стремление получить полностью эксклюзивный набор курсов. Разработчики таких программ, говорит Павлов, пекутся о своей выгоде и не заинтересованы в том, чтобы подсказать альтернативу: привлечь бизнес-школы к реализации индивидуализированных программ МВА. «Во-первых, привлечь таких же квалифицированных преподавателей, как в ведущих бизнес-школах, крайне сложно, – перечисляет он недостатки такого подхода. – Во-вторых, разработка целостной программы – задача, требующая специальных знаний и понимания образовательного процесса. В-третьих, обновление контента требует ресурсов. В конце концов, заказывать разработку курсов для обучения нескольких десятков человек экономически менее эффективно, чем даже отправить их на престижную МВА».

Длинная дистанция – короткая инвестиция

Экономический кризис предъявляет образованию жесткие требования и одновременно стимулирует его развитие. Рост спроса на дистанционное образование Неверова назвала «приметой времени». «Кризис несколько  добавил драйва в этом направлении, но импульсом  был не вопрос личного бюджета, а вопрос времени и логистики, – считает она. – Доступность  и досягаемость нужного ресурса – характерная черта сегодняшнего дня. Молодежь изначально очутилась в условиях возможности выбора и оценила преимущества дистанционного обучения. Сейчас и более зрелые осторожные слушатели его «раскусили». В этих условиях, отмечает Корытный, все бизнес-школы стоят перед выбором: либо бороться с рынком, либо предложить ему новое качество. «От бизнес-образования сейчас больше всего ожидают быстрой, эффективной отдачи, а для этого нужно менять модель – с педагогической на андрагогическую, – говорит он. – Учащийся должен применять новые знания в своей работе не по окончании обучения, а в процессе. Контакт с преподавателем должен быть основан не на передаче знаний, а на анализе и оценке успешности применения этих знаний в реальной практике». Таким образом, затраты на бизнес-образование могут стать «короткой» инвестицией. Если не гнаться за дешевизной, а ориентироваться пусть на дорогое, но эффективное образование, то российская экономика сможет получить поддержку качественными управленцами уже сейчас, считает Корытный. «Это более затратно в короткой перспективе, требует больше энергии и усилий от слушателей, но оправданно с точки зрения возврата инвестиций», – поясняет он.

 

Ярослав Павлов
директор программ дистанционного обучения ИБДА РАНХиГС  при президенте РФ:
«Сейчас дистанционное обучение является крайне важным направление развития для ИБДА. И РАНХиГС активно поддерживает нас в этом. На данный момент Институт бизнеса и делового администрирования начинает внедрение дистанционных технологий обучения, в том числе, и на первом высшем образовании. Это проявляется как в подготовке полноценных онлайн-курсов, так и в применении методов flipped classroom, а также во внедрении дистанционных командных проектов. Последнее — вообще наше ноу-хау. Мы первыми в России разработали курс по организации дистанционной работы и внедрили его на программе iMBA. Основным контингентом дистанционного обучения для нас все же остаются именно слушатели МВА, программ профессиональной подготовки и повышения квалификации. У них выше и потребность в таком формате, и осознанность во время обучения. При этом у дистанционного обучения есть и свои недостатки. Далеко не всему можно научить дистанционно. Для освоения некоторых тем, очное обучение более эффективно. Поэтому мы считаем, что самая перспективная и эффективная модель – смешанное обучение. Именно в таком формате мы реализуем нашу программу iMBA. Треть времени студенты учатся дистанционно,  мы устанавливаем только конечные даты сдачи заданий и обеспечиваем поддержку. Оставшиеся две трети времени студенты учатся в классическом для отечественных программ МВА модульном формате. Сейчас мы набираем уже третий поток. По первым результатам можем смело сказать, что смешенное обучение превосходит по эффективности и очное, и дистанционное обучение».

 

Дистанционное образование часто ассоциируют с заочным, но это не верно, отмечают эксперты. «Проблема заочного образования в том, что оно пытается приблизиться к очному, доказать, что оно почти такое же», – объясняет Корытный. У дистанционного образования свои методы, и, по сути, дистанция между преподавателем и студентом здесь бывает куда короче, чем на традиционном очном обучении. «Джеймс Флек, занимавший пост декана Школы бизнеса Открытого университета  часто использовал один пример, – поясняет эксперт. – Он говорил: «Когда я читал лекции в Эдинбургском университете в аудитории из двухсот человек, где-то на заднем ряду сидели люди, чьих лиц я даже не видел. Вот это и было дистанционное образование». Точно такая же дистанция устанавливается между двумя студентами: они не могут работать в команде во время лекций, они воспринимают информацию пассивно». Предрассудки о низком качестве онлайн-обучения возникли из-за того, что многие, прикрываясь им, просто торгуют дипломами, добавляет Павлов. «Но нередко очное обучение сводится к тому же самому, – замечает он. – Много ли будет знать студент, который не ходит на неинтересные лекции и не читает неинтересные устаревшие учебники?». Онлайн-образование, в свою очередь, предполагает постоянный анализ практики, дает обратную связь. «Преподавателей и студентов могут разделять тысячи километров, но они гораздо ближе друг к другу, чем два человека, пассивно сидящие рядом в аудитории», – говорит Корытный.

Индивидуальный подход

Обучающийся дистанционно студент – чаще всего занятой, работающий человек. Он уже обладает определенными навыками, знаком со многими проблемами современного бизнеса. Но навыки нужно постоянно обновлять, а проблемы – решать. «Это ключевой момент: для того чтобы совершенствовать свой профессионализм, нужно постоянно находиться в поле решения практических задач, – отмечает Корытный. – Для технологии blended-learning, например, практика слушателей – это основа, ключевое звено всего образовательного процесса. Здесь развитие профессиональных компетентностей и личности происходит через решение задач бизнеса в процессе обучения». Еще одно немаловажное преимущество такой формы обучения – возможность осваивать материал в собственном темпе. «Выигрывают от этого и те, кто воспринимает информацию медленнее, и те, кто делает это быстрее, – объясняет Павлов. – При благоприятном стечении обстоятельств, дистанционное обучение в долгосрочной перспективе приведет к тому, что на рынке появятся профессионалы со схожим уровнем знаний, но достаточно разным мышлением». С этим соглашается и Неверова, отмечая, что в настоящее время каждый стремится сформировать свои индивидуальные компетенции, которые нужны и интересны именно сейчас. «В этом смысле дистанционное обучение вне конкуренции, оно просто бесценно, – говорит эксперт. – Специальные курсы, векторно развивающие точечные навыки, модули, можно вариативно составлять в свой индивидуальный пакет, сочетая при этом разные источники».

Пожалуй, единственным существенным недостатком дистанционного обучения можно назвать те требования, которые оно предъявляет к способности студентов самостоятельно отвечать за собственное обучение. «Несмотря на то, что мы не бросаем студентов один на один с курсом, обеспечиваем сопровождение обучения преподавателем и куратором, студентам нужно быть очень дисциплинированными, чтобы успешно закончить программу, – предупреждает Павлов. –  Для многих это является серьезным вызовом». В конечном счете, обучение и не должно быть простым, резюмирует он: «В развитых странах уже давно ушли от так называемой модели «кормления цыплят», когда знания «закладывают» в голову студентам. Эффективное обучение требует решения сложных задач, одной из которых становится организация обучения. Современные студенты сами несут ответственность за свое образование. Мы же должны предоставлять возможности и помогать сориентироваться».

Несмотря на все увеличивающийся спрос на дистанционное образование, в России этот вид обучения распространен не так широко, как в других ведущих экономических странах. Правда, как отмечает Павлов, в ситуации с очным образованием эта разница еще больше. «В России наиболее распространены курсы по бизнес-тематике. В мире этот перекос не столь заметен, – конкретизировал эксперт. – Кроме того, в мировом масштабе очень силен тренд массовых открытых онлайн курсов, так называемых МООС. В России же большинство образовательных организаций просто не может позволить себе реализацию таких программ. В нашей стране вообще предложение дистанционного обучения очень скромное, как по охвату, так и по качеству». По словам Неверовой, доля дистанционного обучения у нас не сопоставима  с европейскими странами. «В этом смысле потенциал у рынка, конечно, огромный, – говорит она. – Активировать его помогут согласованные действия регулятора, вузов и преподавателей. Надеюсь, что в ближайшее время это произойдет».

КОНТЕКСТ

22.11.2016

Самый ценный капитал

Правительство направило в Госдуму законопроект о совершенствовании системы профессионального образования

17.11.2016

Знания с переплатой

Вузы не спешат заключать со Сбербанком договоры о предоставлении студентам кредитов на обучение

17.10.2016

У нас здесь учат не курить

В Московском медуниверситете открылись курсы оказания помощи борющимся с табачной зависимостью

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ