27.08.2015 | Алексей Михайлов

Спасительные трубы

В черной металлургии кризис почти неощутим, однако уже третий год большинство крупнейших компаний отрасли испытывает трудности

Радиально-кольцепрокатный стан RAW 160/200 в кузнечно-прессовом цехе завода "Уралхиммаш". Фото: Донат Сорокин/ТАСС

Черная металлургия – одна из немногих отраслей российской экономики, которая не «просела» за последний год. Кризис не добрался до металлургов по двум причинам — госзаказа и строительства.

Черная металлургия России играет сегодня стабилизирующую в экономике роль, она почти не показывает спада по физическим показателям выпуска продукции. Это связано с повышенными госрасходами на оборону, длительным строительным циклом, а также программами строительства трубопроводов, поддерживаемыми государством. Однако спад производства в финансовых показателях крупнейших компаний отрасли начался еще в 2012 году и продолжается до сих пор.

Наследники МеталлЧК

Если вы посмотрите вокруг себя, то найдете массу предметов из железа (чугуна, стали и т.д.) – от железобетона в стенах зданий до машин на улице или ваших столовых приборов. Эти изделия окружают нас повсюду и без них невозможно представить себе современную жизнь. А начинается путь всех этих металлических вещей с соединения железной руды с углем плюс легирующие добавки — то есть, с черной металлургии.

Что такое черная металлургия
Черная металлургия – отрасль, связанная с обработкой железа. Сырьем являются железная руда, марганец, коксующиеся угли и руды легирующих металлов. И, конечно, лом черных металлов. Основные потребители продукции – машиностроение и строительство.
Цикл производства включает три стадии: чугун (производится в домнах), сталь (в мартенах, кислородноконверторных и электросталеплавильных печах) и прокат (на прокатных станах). Предприятия, выпускающие чугун, углеродистую сталь и прокат, – комбинаты полного цикла.

В советские времена черной металлургии уделялось пристальное внимание: Впервые советская власть всерьез занялась этой отраслью в сентябре 1924 года, когда по инициативе Феликса Дзержинского была создана комиссия МеталлЧК — прообраз будущего Министерства черной металлургии. Дзержинский, руководивший одновременно с ВЧК-ОГПУ в 1921-23 годах наркоматом путей сообщения, быстро понял, что разрушенные революцией и гражданской войной железные дороги не восстановить, не решив проблему металла. А чуть позже, в годы индустриализации стало ясно, что черные металлы — основа вооружений: самолеты, танки, корабли, ручное оружие, боеприпасы...

Сейчас времена немного изменились. Черная металлургия составляет всего около 10% в промышленной продукции страны, 3-4% в ВВП, 4-5% от объема экспорта и 1-2% импорта. Не очень большие цифры по сравнению с нефтью или газом. В эпицентре современного мира услуги и изделия из цветных и редкоземельных металлов и пластмассы (компьютеры, смартфоны и т.п.). Черная металлургия вышла из зоны особого внимания государства. И в отличие от полностью или существенно государственных газовой, нефтяной промышленности или железнодорожного транспорта черная металлургия полностью приватизирована, госсобственности здесь не осталось, компании отрасли управляются исключительно частными собственниками.

Но питать иллюзий относительно «приватизированности» отрасли не стоит: черная металлургия очень сильно «завязана» на государство по каналу поставок своей продукции. Она зависит от оборонного заказа государства, от его планов и финансирования трубопроводного и железнодорожного строительства и т.д. Государство хоть и не делает попыток национализировать отрасль (как это было с газовой и нефтяной промышленностью, цветной металлургией и др.), но продолжает следить и при случае так «наезжает» на металлургические компании, что мало не кажется.

В силу особенностей производства черные металлы не стали распространенным предметом биржевой торговли (слишком велик ассортимент продукции). Заводы стараются работать на основе долгосрочных контрактов с покупателями, а не на бирже. Однако акции большинства наших крупнейших металлургических компаний торгуются на бирже и не только на московской, но и за рубежом. Компании набрали большие внешние долги, в том числе путем выпуска облигаций. Некоторые из них стали вполне международными, лидерство тут стоит отдать «Северстали» — почти треть производимой стали она выплавляет за рубежом РФ, Евраз — почти четверть.

В отрасли кризиса нет

По данным Росстата, существенного кризиса в черной металлургии нет. Во время потрясений 2008/9 годов выплавка чугуна, стали, производство проката падало на 15-20%. Сейчас, на фоне падения обрабатывающей промышленности на 7,1% (июль к июлю прошлого года), отрасль почти не показывает «просадки». Незначительное сокращение в производстве стали, проката и труб на 2-3% в июле на фоне небольшого роста по выплавке чугуна и роста добычи железной руды и угля.

Кризис не добрался до черной металлургии прежде всего по двум причинам — госзаказ и строительство. Значительная часть металла идет на военные нужды, и, несмотря на кризис (или даже благодаря ему), российский оборонный бюджет продолжает расти, а значит, растут закупки вооружений и военной техники для производства которых нужен металл.

Строительство имеет очень длительный цикл, никто не бросает сейчас недостроенные дома и здания, наоборот, благодаря кризису все стараются достроить их как можно быстрее, вызывая повышенный спрос на металлоконструкции. Но вот закладки нового строительства, вероятно, заметно упадут уже осенью 2015.

Действие этих факторов исчерпает себя, если кризис затянется. Строительный цикл покажет заметный спад, вероятно, уже в следующем году, а как долго правительство сможет удерживать завышенный военный бюджет в кризисной экономике, когда не хватает денег на индексацию пенсий — это большой вопрос.

Третий стабилизирующий фактор — грандиозные планы правительства по строительству трубопроводов. В последние годы Россия увлеклась строительством нефте- и газо-проводов. Не случайно производство труб за последние 15 лет выросло в 3,34 раза. Даже неудачи «Газпрома» с закрывшимися «Южным» и «Турецким потоками» в 2014/15 годах не сказалось на темпах развития отрасли — впереди грандиозная стройка газопровода «Сила Сибири», который не строить нельзя — контракты на поставку газа по нему в Китай уже подписаны. Совсем недавно президент Владимир Путин распорядился, чтобы правительство подготовило план мероприятий по господдержке этого строительства. Влияние этого стабилизирующего отрасль фактора не истечет ближайшие несколько лет.

Но есть и неприятные для отрасли факторы. По данным таможни, за перовое полугодие текущего года Россия отправила на экспорт 20,8 млн тонн черных металлов, что на 6,5% больше, чем в прошлом году, но валютной выручки было получено на 20,5% меньше — всего $8,3 млрд. Что стоит за этими цифрами? Реальное падение мировых цен на черные металлы или банальный вывод капиталов за рубеж путем занижения экспортных цен? Точно понять трудно, ведь большинство экспортных позиций по черным металлам не имеют признанных биржевых котировок. Многие руководители компаний (не только в металлургической отрасли) до сих пор помнят, как в июле 2008 года именно за занижение экспортных цен президент РФ пообещал послать в «Мечел» «доктора», после чего котировки компании на Нью-йоркской фондовой бирже обвалились на треть.

Кризис есть в металлургических компаниях

Парадокс ситуации состоит в том, что в отрасли кризиса нет (если судить по миллионам тонн произведенной продукции), а в компаниях — есть (если судить по их финансовым показателям). И начался он не сейчас, а еще в 2012 году. Именно тогда в 7 из 11 крупнейших компаний сократились объемы производства в рублях, а в 2013 году — уже в 10 из 11. Средний спад производства в 2013 году составил 6,2%. И, ожидаемо в 2014-15 годах он продолжится. С учетом четырехлетней инфляции и падения курса рубля это очень значительный спад.

В 2013 году 11 крупнейших компаний отрасли показали совокупный чистый убыток в 139,5 млрд руб. Вообще только Новолипецкий металлургический комбинат (НЛМК) в последние годы (2004-2013) демонстрировал ежегодную прибыль, накопив ее за этот период в размере свыше $13 млрд. Остальные предприятия такой стабильностью не отличались, хотя прибыль в отрасли была весьма значительна.

В результате использования относительно дешевых энергетических, сырьевых, трудовых ресурсов и тарифов на электроэнергию, перевозки и т.п., себестоимость производства металлопродукции в России была одной из самых низких в мире. А так как реализуется она как на внешнем, так и на внутреннем рынке фактически по одинаковым мировым ценам, российские металлургические компании являлись одними из самых рентабельных в мире.

В нулевые годы (до кризиса) цены на все виды сырья росли весьма значительно, и российские металлурги получали хорошую прибыль и делали значительные инвестиции в отрасль. В результате заметно возросла доля использования современных передовых методов: электросталеплавильного производства, внепечной обработки стали и ее разливки на машинах непрерывного литья заготовок. Впрочем, проблема с тем, что экспортируется продукция в основном низких степеней передела и низкой долей добавленной стоимости все еще осталась.

Но тарифы и финансовая нагрузка на компании постепенно росла, и конкурентные преимущества таяли. Началось явное торможение в отрасли и торможение именно финансовое, не касающееся физических объемов выпуска продукции.

Сейчас с девальвацией рубля конкурентные преимущества отрасли снова вернулись (относительно подешевели тарифы, зарплаты и т.д.), но недостаточно денег на инвестиции (из-за санкций против страны), и вскоре стоит ожидать сокращения спроса на продукцию металлургии.

Введение санкций летом 2014 года оказалось неприятным сюрпризом для компаний отрасли. Да, секторальных санкций против черной металлургии не было, но ее сильно затронули именно финансовые санкции, потому что за последние годы компании накопили весьма солидный долг на своих балансах. Суммарная долговая нагрузка 5 крупнейших компаний отрасли («Евраз», «Северсталь», НЛМК, «Мечел» и ММК) составила в 2012 году $32,5 млрд, причем с 2006 года она выросла более, чем в 3 раза. По компаниям она распределена неравномерно — «Мечел» имеет долг размером в 75-100% годовой выручки, «Евраз» — 55%, остальные компании — 31-37%.

Сам факт быстрого роста долговой нагрузки можно посчитать следствием рискованной стратегии менеджмента отрасли (сразу и одновременно всех? Сомнительно...) или своеобразной защитой от структурного ухудшения ситуации в России. Ведь резкое нарастание долга стартовало как раз после дела ЮКОСа, и черная металлургия России (которая была и остается полностью частным сектором экономики) вполне могла принять превентивные меры против повторения такой ситуации, обременив свои российские подразделения высокими долгами (так называемая «отравленная пилюля» - один из способов защиты от враждебного поглощения).

В самом печальном финансовом состоянии находится «Мечел». С максимумов зимы 2011 года котировки акций компании на Московской бирже упали почти в 20 раз. С 2013 года и по сей день «Мечел» непрерывно ведет переговоры со своими кредиторами о реструктуризации задолженности (основные кредиторы на сегодня — российские Сбербанк, ВТБ и «Газпромбанк»). И часто в результате этих переговоров компания оказывается на грани банкротства, но из-за высоких долгов кредиторам это невыгодно, и переговоры заходят на очередной круг.

КОНТЕКСТ

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ