21.08.2015 | Вадим Тихонов

К девальвации готовы

Российские банки крайне осторожны, тратя всю свою прибыль на создание резервов по плохим ссудам и поддерживая баланс между валютными активами и пассивами

Фото: Николаев/Интерпресс/ТАСС

У банков падают активы, нет прибыли, зато они подготовились к девальвации рубля: валютные активы и пассивы примерно равны.

По итогам первого полугодия все свои доходы российская банковская система отправляет на создание резервов по плохим ссудам, показывая чисто символическую прибыль и сохраняя равенство валютных активов и пассивов, чтобы обезопасить себя при любом движении курса рубля.

Грозит ли банкам прошлогодний рост активов?

Во втором квартале 2015 года рубль укрепился с 57,65 рублей за доллар США до 55,84 (по курсу Банка России). Впрочем, за июнь-август, вслед за ценой на нефть, он скатился к 64-65 «с копейками». В конце прошлого года на страницах «Профиля» я уже говорил о валютной составляющей российского банковского бизнеса.

Пока скандалы с валютной ипотекой (которую сейчас точно никто не получит, при всем желании) утихли, кредиты корпоративных заемщиков по возможности и необходимости конвертированы в рубли, требования к заемщикам и залогам повышены, основная масса дорогих пассивов, привлеченных в декабре-январе 2015 года – и рублевых, и валютных – погашена, процентная маржа медленно растет. Красивая картина. Но сохранение динамики курса национальной валюты последних полутора месяцев, что хором аргументированно прогнозируют эксперты, значит, как минимум, возвращение недавних проблем в тех или иных объемах.

Конечно, сейчас требования к заемщикам в целом, а к валютным в частности, сильно возросли. Но очевидно, что среди ныне «живых» и платежеспособных корпоративных заемщиков, имеющих обязательства в валюте, а ведущих бизнес в рублях (или предоставляющих рублевое обеспечение валютного кредита), при продолжающемся падении национальной валюты кто-то обязательно попадет в группу риска. То есть выплаты по валютному кредиту будут дорожать, а стоимость обеспечения по нему – падать. Хотя банки выходили из таких ситуаций в первом полугодии, выплывут и сейчас. Тем более что риски в настоящее время оцениваются уже более жестко. Уж точно жестче, нежели в прошлом году.

С другой стороны, кому-то прошлогоднее падение рубля удалось повернуть к себе нужной стороной и получить хорошую годовую прибыль от операций с иностранной валютой, в том числе и за счет переоценки активов. Еще такая (прошлогодняя и нынешняя) динамика курса дает один сомнительный плюс – рост размера активов банков с высокой долей валютных активов и обязательств за счет пресловутой переоценки. Вышеуказанных проблем этот факт никак не решает, но иногда дает повод для странной гордости банкиров за «рост бизнеса» и соответствующих позиций в различных рэнкингах.

Егор Алеев/ТАСС
Егор Алеев/ТАСС

Так, совокупные активы лидера ТОП-30 по доле валютных кредитов в портфеле – Нордеа Банка, составляли на 1 января 410,7 млрд рублей, а на 1 июля – 326,4 млрд рублей, что по большей части произошло именно из-за переоценки этих валютных активов. Сейчас у Нордеа Банка почти 90% кредитов номинировано в иностранной валюте. Основными источниками этих средств (более 84% обязательств) остаются кредиты и депозиты в валюте, привлеченные от банков-нерезидентов (в т.ч. предоставленные материнскими структурами). То есть, соотношение понятное, прозрачное и адекватное – зарубежный банк через собственное российское подразделение зарабатывает «копеечку».

У других «дочек» зарубежных банков ресурсная база чуть менее концентрирована на средствах зарубежных банков, но в ТОП-30 по доле валютных кредитов в портфеле они все же выделяются по, как правило, небольшой доле валютных клиентских средств в пассивах. По ним же можно найти дочерний банк ВЭБа – Росэксимбанк (Российский экспортно-импортный банк). Его сфера деятельности оправдывает наименование, а банк получает основную долю валютного фондирования как от российских банков, так и от банков-нерезидентов. В случае большинства других банков рэнкинга с «российскими корнями» объемы валютных кредитов сопоставимы с привлеченными клиентскими средствами в валюте.

Валюта для народа

Периодически всплывает вопрос о «валютизации» сбережений населения. Но при любом развитии событий мы вряд ли будем наблюдать сильный рост валютных вкладов и открытия валютных счетов. Дело не в инструменте, а в доверии. На мой взгляд, регулятор слабо оценивает репутационные риски, а именно, влияние масштабной «отзывной кампании» на общественное мнение о надежности российских банков. В текущем году отозвано более 50 банковских лицензий, в том числе у банков из первой сотни – СБ Банка, Российского кредита, Пробизнесбанка (совокупные активы только этих трех банков значительно превышали 300 млрд рублей).

На данный момент банки не особенно нуждаются в валютных средствах, о чем косвенно говорят ставки по валютным вкладам (2-5% в валюте против 10-14,5% в рублях). Мало кто станет перекладывать средства из рублей в валюту с такими условиями. Тем более, в отсутствие паники по поводу курса рубля. Но даже если повторится декабрь-2014, скорее снова станет проблематично арендовать свободную банковскую ячейку. При этом, согласно данным Банка России, доля вкладов в иностранной валюте в 2013 и 2014 годах росла, достигнув максимума в 30,1% от общего объема к 1 февраля текущего года, после чего стала сокращаться (25,5% на 01.07.2015 г.).

Убыточная устойчивость

Если возвращаться к встрече президента Владимира Путина с главой Банка России, то последняя заверила, что по показателям, характеризующим банковскую систему, она находится в «безопасной зоне» и является устойчивой. Что ж, прибыльность и устойчивость, особенно в кризис, разные вещи. Особенно, если прибыль идет «под нож» за счет роста пресловутой устойчивости – реклассификации ссуд и доформирования резервов, зачастую очень больших, по ссудам, выданным ранее. И если на сделки и схемы одних банков, позволяющие досоздать резервы с минимальными для себя потерями, представители регулятора смотрят сквозь пальцы (может, и до погашения кредитов дело дойдет, а новые выдачи – будем смотреть), другим же банкам такие вольности непозволительны. Критерии регулятора не всегда понятны стороннему наблюдателю.

Наиболее существенное увеличение резервов (сформировано 136,6 млрд рублей в абсолютной величине) за полугодие показал Сбербанк, заработавший порядка 81,6 млрд рублей чистой прибыли. Наконец вышел «в плюс» и ВТБ, доформировавший резервы на 10,1 млрд рублей. Однако, другие банки группы – ВТБ 24 и Банк Москвы – рост объемов резервов отправил в пятерку самых убыточных кредитных организаций за полугодие.

В топ-20 убыточных российских банков на 01.07.2015 г. попал и Русский Стандарт, получивший во II квартале «доход от безвозмездно полученного имущества» (помощь акционеров) в размере 5,07 млрд рублей. Эта же статья доходов обеспечила попадание в ТОП-20 сравнительно небольшого Стар Банка (прибыль – 3,5 млрд, помощь акционеров – 3 млрд рублей), а также позволила закончить полугодие с положительным финансовым результатом Промсвязьбанку (прибыль – 8,6 млрд, помощь акционеров – 13,8 млрд рублей) и банку «Югра» (прибыль – 4,5 млрд, помощь акционеров – 7,5 млрд рублей).

В целом доход действующих банков за полугодие (до создания резервов) составил 652,1 млрд рублей, а объем созданных резервов по ссудам – 640,5 млрд рублей. Совокупная чистая прибыль на 01.07.2015 г. равна 11,05 млрд рублей.

У Банка России другая методика расчета финансового результата, по которой прибыль банковской системы за полугодие почти достигла 51,5 млрд рублей, что вполне коррелирует с прогнозом регулятора по данному показателю за 2015 год на уровне 100 млрд рублей. То есть половину за полгода уже заработали.

Правда, есть одно «но». Любое существенное изменение (политическое или экономическое) будет давить на стоимость рубля, на прогнозы и планы, как регулятора, так и его поднадзорных. В первом полугодии многие банки даже не пытались строить долгосрочных стратегий, а сейчас, наконец, к этому возвращаются. Пусть такие стратегии учитывают пессимистические сценарии, но очень не хотелось бы видеть повторения декабрьского сюжета и очередных резких поворотов, маневров и стоп-сигналов, а хотелось бы верить в медленное и поступательное развитие событий, готовность к ним банков и в то, что когда-нибудь банковская система, какой бы она ни была в тот момент, станет на деле «безопасной зоной».

КОНТЕКСТ

21.09.2015

Центробанк России продлил антикризисные меры для банков до 2016 года

Центробанк России продлил антикризисные меры для банков до 2016 года

01.09.2015

Нехватка капитала банков группы «Российский кредит» превысила 100 млрд рублей

Нехватка капитала банков группы «Российский кредит» превысила 100 млрд рублей

04.08.2015

СМИ: Банки предложили ограничить продажу SIM-карт россиянам

СМИ: Банки предложили ограничить продажу SIM-карт россиянам

24СМИ