17.08.2015 | Екатерина Буторина

Еда в законе

Легитимность уничтожения санкционных продуктов в России поставлена под сомнение

августа, город Новозыбков Брянской области: российская сельхозтехника уничтожает изъятые у импортеров идеологически вредные персики Фото: AFP/Eastnews

Граждане негодуют по поводу уничтожения продуктов стране, где больше 20 млн человек живет за чертой бедности; бизнесмены выясняют, кто должен компенсировать их убытки за уничтоженные товары; а юристы сомневаются, что президентский указ  соответствует положениям Конституции.

Сотни тонн «санкционных» продуктов вредного и не патриотического происхождения, погибающих под катками бульдозеров и сгорающих в печах, вызвали невероятный общественный резонанс. Противопоставлять «западным ценностям» собственные скрепы — это одно, а уничтожать еду — совсем другое. Это, как минимум, кощунство, считают сотни тысяч россиян, подписавших петицию о передаче подлежащей уничтожению санкционной продукции в пользу малоимущих, больных и сирот. Особенное неприятие это вызвало у старшего поколения, пережившего голодные времена. Согласно проведенному в конце прошлой недели опросу Левада-Центра, почти половина граждан относится к уничтожению продуктов отрицательно. Нет согласия по поводу целесообразности подобных мер даже во власти.

Уничтожение продуктов — мера крайняя, в этом не сомневается никто. А вот по поводу ее законности, как выяснил «Профиль», однозначного мнения в юридическом сообществе нет, поскольку уничтожение это хоть и предписано главой государства и подтверждено правительством, но не предусмотрено законодательством. А только оно, как гласит Конституция, может ограничивать гарантированные ею права человека, к которым, в том числе, относится и право собственности. Новые правила об уничтожении запрещенных товаров действуют всего 10 дней, практика пока не наработана, а потому до конца не понятными остаются и алгоритмы правовой защиты предпринимателей, которые в случае возникновения спорных ситуаций по поводу ввозимых товаров,рискуют получить значительный ущерб.

От указа до Конституции

Федеральная таможенная служба вместе с чиновниками Россельхознадзора и Роспотребнадзора приступили к уничтожению санкционной сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия 6 августа. Так было предписано указом президента Путина от 29 июля «Об отдельных специальных экономических мерах, применяемых в целях обеспечения безопасности Российской Федерации». Этот указ, получивший некоторую конкретизацию в постановлении правительства от 31 июля, был принят в целях реализации двух других указов — «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности РФ» от августа прошлого года (где и шла речь о введении эмбарго на ввоз в страну определенных видов продовольствия из стран Европы, США и их союзников - так называемых контрсанкций), а также указа от июня этого года, эти санкции продлевающего до августа 2016-го.

Прошлогодний указ о введении санкций «в целях защиты национальных интересов Российской Федерации» ссылается на два закона: «О специальных экономических мерах» декабря 2006-го и «О безопасности» декабря 2010-го. Эти самые меры или, по другому –

 санкции, гласит закон, «применяются в случаях возникновения совокупности обстоятельств, требующих безотлагательной реакции на международно-противоправное деяние либо недружественное действие иностранного государства». Такие действия и деяния при этом должны нарушать права и свободы граждан и представлять угрозу интересам и безопасности нашей страны. Таковыми были сочтены санкции ряда западных государств в отношении России — запрет определенным госслужащим посещать эти страны и прекращение сотрудничества с рядом крупных российских компаний и банков. Ответной мерой (на языке юристов это называется репрессалией) и стал сначала запрет на ввоз продуктов из стран Запада, а потом и их уничтожение.

Закон о специальных экономических мерах, перечисляя их, допускает, в том числе и запрет внешнеэкономических операций или их ограничение. Но среди всех запретов и ограничений об уничтожении товаров нет ни слова. «Право частной собственности охраняется законом, — гласит ст.35 Конституции. — Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда». Президентские указы и правительственные постановления относятся к категории подзаконных нормативных актов и вводить ограничения на гражданские права сами по себе, без аналогичных законодательных норм, не могут.

Помидоры тоже плачут

Уничтожение товаров на таможенной границе явление не новое, отмечают юристы, но только сейчас оно стало объектом всеобщего внимания. «Режим уничтожения был разрешен таможенным законодательством РФ еще с 1993 года, — сказал «Профилю» руководитель группы по практике таможенного права и внешней торговли юридической фирмы Goltsblat BLP Александр Кирильченко. — Иногда уничтожаются товары, не востребованные на таможенных терминалах, изъятые по административному или уголовному делу вещи». Чаще всего, отметил эксперт, это происходило в случаях, когда груз по каким-то причинам невозможно было вернуть владельцу, реэкспортировать его. «Санитарно-ветеринарные власти вправе уничтожать продукты питания, если они не качественные и не соответствуют требованиям безопасности, — добавил Кирильченко. — Но в России повсеместно уничтожали и качественные товары, в том числе продовольствие, на которые незаконно нанесен чужой товарный знак, так называемый контрафакт».

Светлана Холявчук/Интерпресс/ТАСС
Сотрудники таможни в аэропорту «Пулково» за осо- бо ответственной работой – готовят к уничтожению свежеизъятый европейский сыр и мясную нарезкуСветлана Холявчук/Интерпресс/ТАСС

С этим мнением соглашается и профессор Института государства и права (ИГП) РАН, завсектором административного и бюджетного права, доктор юридических наук Сергей Запольский. «Все железнодорожники и транспортники прекрасно знают, что такое плачущие помидоры, — рассказал он. — Это когда помидоры пришли, и по каким-то причинам задерживается оформление. Помидоры текут, и эта гадость заливает дорогу, подъездные пути». Кроме того, говорит Запольский, равным образом уничтожаются наркотики, порнография и некоторые другие виды продукции, запрещенной к обороту в стране и подлежащей уничтожению или специальной переработке в зависимости от того, что предписано законами. «Это естественная, нормальная таможенная практика», — подчеркнул эксперт.

Официальные сообщения, транслируемые в последнее время СМИ, перечисляют все новые и новые виды товаров, которые будут запрещаться к ввозу. Но не все они санкционные. Так, например, в конце июля Россельхознадзор сообщал о возможном запрете на импорт цветов из ряда европейских стран. «Цветы никогда не были сельскохозяйственной продукцией, — объясняет Запольский. — Здесь проблема в том, что там есть какие-то элементы, споры, которые просто опасны для здоровья. Очевидно, что эти цветы и раньше завозили, но на это просто закрывали глаза. А теперь люди думают, что и цветы уничтожаются». То же самое касается и грузинского вина, которое снова, как и в 2006 году, может попасть в немилость у санитарных служб, и рыбных консервов из Польши и Латвии. Но во всех этих случаях, по крайней мере, формально, речь идет не о санкциях, а о несоответствии качества продукта российским нормативам.

«Например, если перевозят скот, а он оказывается зараженным, его тут же уничтожают. Это самая обычная таможенная возня, взаимоотношения между соответствующими регулирующими органами», — говорит Запольский. И это подтверждают чиновники. «Когда ввозилась продукция, которая, по результатам экспертизы, представляла опасность для жизни и здоровья, ее уничтожали, — объяснил «Профилю» руководитель пресс-службы Россельхознадзора Алексей Алексеенко. — Если после того как какой-то груз поймали, исчезали те, кто должен его везти — экспортеры, тут тоже продукция оказывалась бесхозной и тоже подлежала уничтожению».

Однако если задержанный товар, хоть и ввозился с какими-либо нарушениями, но сам по себе опасности не представлял, то его хоть и конфисковывали, но все же в большинстве случаев не уничтожали. «Был такой период, когда таможенники просто отбирали товар у предпринимателя, называя его незаконно ввезенным, контрабандным, — говорит председатель некоммерческого партнерства содействия защите бизнеса «Бизнес Солидарность» Яна Яковлева. — Этот товар потом продавали. Существовал целый рынок продажи вещдоков, арестованных товаров. И объявления специальные были типа «Распродажа конфиската».

Ввозить нельзя уничтожить

Сам факт запрета на ввоз сельскохозяйственной продукции в связи с введением санкций в августе прошлого года никто не оспаривал. Тут все было в строгом соответствии с законом «О специальных экономических мерах». Проблема возникла уже внутри страны, в торговых сетях. Спустя буквально несколько дней после введения санкций сотрудники Роспотребнадзора обнаружили и изъяли пять упаковок сыра «Эдам» в магазине «Верный» в городе Тихвине Ленинградской области. А в декабре, в том же регионе, в Кингисеппе, чиновники обнаружили подпадающий под санкции сыр «Сиртаки» французского производства.

Елена Пальм/Интерпресс/ТАСС
Как показывают социологические опросы, большинство российских граждан так и не поняли, поче- му власти отказались раздавать «запре- щенные» европейские продукты беднякам и сиротамЕлена Пальм/Интерпресс/ТАСС

За незаконную продажу товаров, свободная реализация которых запрещена или ограничена (ст.14.2 КоАП), оба ритейлера были оштрафованы на сумму в 30 000 рублей каждый, но мириться с этим не стали и пошли в суд. Решение по обеим жалобам арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленобласти вынес совсем недавно — в июле. Вердикт был в пользу предпринимателей: запрет установлен на ввоз товаров, а не на их реализацию, а значит, торговали сыром легально.

«Если в магазин приходит товар по договору с кем-то, это совершенно другой вопрос, — подтверждает завсектором гражданского права, гражданского и арбитражного процесса ИГП РАН, доктор юридических наук, профессор Тамара Абова. — Это пропущенный через границу товар, то есть таможенники не нашли ничего незаконного. Вы его получаете и распоряжаетесь — никто не станет его отнимать». Подобные судебные споры, отмечает юрист Goltsblat BLP Александр Кирильченко, в большинстве случаев связаны не с оспариванием санкционных правил как таковых, а с разной позицией компаний и контролирующих органов по поводу того, подпадает ли их товар под санкционный список или нет. «Не всегда просто установить страну происхождения товаров или таможенный код товара — это те критерии, по которым определяется санкционный продукт, — объяснил он. — В делах магазинов «Магнит» и «Верный» судьи решили, что торговые точки, продавая санкционные продукты, не нарушали установленные правовые требования. Возможно, этот пробел в регулировании контрсанкций также повлиял на решение властей о принятии столь радикальных мер как уничтожение товаров».

Действительно, указ об уничтожении санкционной продукции последовал сразу же после вынесения этих резонансных решений. «Почему был указ президента подписан? Когда был известен поставщик, продукция просто ему возвращалась. Но это абсолютно неправильно. Зачем нам возвращать продукцию контрабандистам? Если ему не удалась одна попытка, он предпримет другую»,  — говорит пресс-секретарь Россельхознадзора Алексей Алексеенко. Но, как отмечалось выше, закон о специальных экономических мерах уничтожение товаров не предусматривает. Законно ли уничтожение? Тут у экспертов единого мнения нет.

Старший юрист практики таможенного права и внешнеторгового регулирования юридической компании «Пепеляев Групп» Александр Стрижов считает, что уничтожение товаров, в отношении которых установлен запрет на их ввоз на территорию России, не противоречит законодательству. Он ссылается на Таможенный кодекс Таможенного союза (ТК ТС), федеральный закон «О таможенном регулировании в РФ», согласно которым товары, запрещенные к ввозу в Россию, подлежат уничтожению в случаях и порядке, которые определяются федеральным правительством. «Несоблюдение установленных запретов и ограничений может повлечь административную и уголовную ответственность, — сказал он «Профилю». — В подобной ситуации единственной мерой, направленной на защиту прав собственника запрещенных товаров, является отказ от ввоза таких товаров на территорию России с целью соблюдения российского законодательства».

Более подробно эту позицию объясняет профессор ИГП РАН Запольский. «Да, про уничтожение в законе «О специальных экономических мерах» ничего не говорится, — сказал он, — но в законодательстве говорится об изъятии, то есть лишении права собственности. Поэтому, полагаю, что сам факт уничтожения ничего нового собой не представляет. Товар, который запрещен к ввозу, конфискуют, а потом распоряжаются так, как полагают нужным».

Процедуру уничтожения запрещенных товаров, объяснил Запольский, регламентируют статьи 307 и 308 ТК ТС. «Это особый действующий таможенный режим — последствия ввоза на территорию страны соответствующего товара. Его облагают пошлиной, выпускают в обращение, помещают на таможенный склад или под режим уничтожения, — говорит эксперт. —  Все эти упомянутые акты, а также другие дают основание государству в лице уполномоченных органов принимать решение об уничтожении. Это не просто какая-то, нами надуманная мера, это так называемая ответная экономическая мера. Ее называют иногда репрессалия».

В данном случае, считает Запольский, государство использовало принцип «око за око, зуб за зуб», и в этом смысле указ об уничтожении соответствует закону о специальных экономических мерах, который гласит, что подобные мероприятия «не должны носить более ограничительный характер, чем это необходимо для устранения обстоятельств, послуживших основанием их применения». Он подчеркнул, что уполномоченные государством органы, осуществляющие уничтожение товаров, должны действовать строго в соответствии с процедурами, прописанными ТК ТС. Кодекс, в частности, не допускает «уничтожение, которое осуществляется обычным путем потребления этого товара». «Проще говоря, уничтожать сыр не допускается путем его съедания. Иначе разгула коррупции и других злоупотреблений не миновать», — заключил Запольский.

Игорь Зарембо/РИА Новости
Разные продукты уничтожают по-разному. В данном случае, например, изъятое в Калининградской области польское сало сначала портят, посыпая хлорной известью, а потом закапывают в землюИгорь Зарембо/РИА Новости

Частично процедуру уничтожения регламентируют правила, установленные соответствующим постановлением правительства. Так, изъятие и последующее уничтожение продукции должны оформляться специальным актом, свидетельствоваться присутствием «не менее двух незаинтересованных лиц», а также «фиксироваться при помощи видеозаписи, фото- и киносъемки с указанием даты и времени их проведения». «Приходит груз и определяется, из какого он источника, — объясняет Алексеенко. — Если с поддельными документами, то здесь особая процедура выявления — верификация вместе с нашими зарубежными коллегами, ветеринарными и фитосанитраными службами тех стран, которые выдали сертификат на эту продукцию. Чаще всего контрабанда идет по поддельным документам. Мы сканируем документы, отправляем нашим коллегам и практически в режиме реального времени определяем, выдавался ли ими такой документ или это фальшивка. Решение принимается на месте, вместе с представителями Россельхознадзора и таможней — и судьба груза решена, он идет на уничтожение».

По мнению же Яны Яковлевой, именно та скорость, с которой проводятся проверки, и говорит о незаконности уничтожения товаров. «Вот, например, чиновники отправили запрос куда-то в Албанию, где якобы производитель товара находится, а в Албании им не ответили. И что, это основание для уничтожения? Уверена, что нет, — сказала она. — Уничтожаться мог какой-то опасный товар — какие-то взрывчатые вещества, оружие, наркотики. Но персики — это же не наркотики! Понятно, что это политическая игра — знаки для европейских фермеров и политиков. И все-таки на основании только одного того, что албанское предприятие не ответило на запрос вовремя, товар уничтожаться не может. Просто отбирают у людей частную собственность». Кстати, Албания, а также Черногория, Исландия, Лихтенштейн и Украина (на особых условиях), подтвердившие свои решения о присоединении к антироссийским санкциям, на прошлой неделе пополнили российский санкционный список.

Однако это вовсе не означает, что на полках магазинов мы больше не увидим запретных лакомств. Одна лазейка — совершенно легальная и довольно широкая - для этих продуктов остается. «Продукты в Россию завозятся из государств-членов Таможенного союза, через их таможенную границу, — объясняет профессор Запольский. — У нас единое таможенное пространство, но граница у них собственная. И в Белоруссию, Казахстан, Киргизию и Армению товары поступают совершенно законно, а далее следуют в Россию. Тут, конечно, сложности возникают: казахи, белорусы, киргизы и армяне обоснованно считают, что товар законный, а в России этот товар подлежит уничтожению. Ситуация очень сложная, в которой, конечно, однозначных и категоричных выводов нет». По словам представителя Россельхознадзора Алексеенко, в частности, с Белоруссией, «с самого начала была оговорка о переработанной продукции». «Вот и используют активно эту лазейку», — сказал он и подтвердил, что те же креветки в упаковке «сделано в Белоруссии» и дальше будут легально поступать на российский рынок.

Законодательство дает каждому гарантию отстаивать свои права в судебном порядке. Но насколько это будет продуктивно в сложившейся ситуации, пока не очень понятно. «Считаю, что оспаривать что-либо бесполезно в наших судах,  — говорит Яковлева. — Когда у нас в стране идет пиар-кампания, надо ждать, пока она успокоится. Пройдет время, и перестанут брать под козырек, на таможне появятся какие-то серые схемы, все станет как обычно. Фактически, создана еще одна ниша для чиновников на местах. Пока что они рапортуют, а скоро будут использовать ее как еще одну возможность договориться с предпринимателем».

«Нельзя обвинять правительство, а тем более, президента в том, что они предпринимают какие-то беззаконные действия, — объясняет Запольский. — Другое дело, что можно оспаривать само законодательство». По мнению управляющего партнера адвокатского бюро ЕМПП Сергея Егорова, нормативные акты президента и правительства об изъятии и уничтожении запрещенных к ввозу товаров противоречат статье 35 Конституции, предусматривающей, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. «Президентский указ может быть оспорен заинтересованным лицом в Верховном суде РФ, — сказал он «Профилю». — Таким образом, пока этот указ не оспорен и не признан недействительным у собственников изъятого и уничтоженного санкционного товара нет других возможностей по защите своих прав: другие суды им откажут со ссылкой на указ. При этом неочевидно, что Верховный суд обязательно усмотрит несоответствие указа Конституции».

Позиция Верховного суда, впрочем, прояснится в обозримом будущем. В минувший четверг иск о признании антиконституционным указа президента об уничтожении санкционной продукции подало в ВС Общество защиты прав потребителей (ОЗПП). «Реализация потребителям качественной и безопасной сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия независимо от страны происхождения никак не может создавать риск или угрозу продовольственной безопасности России», — объяснила «Интерфаксу» позицию ОЗПП его пресс-служба. Избыточной мерой сочли уничтожение санкционных продуктов и депутаты Госдумы от КПРФ, которые 13 августа внесли на рассмотрение парламента законопроект об обращении изъятой еды в собственность РФ с последующей передачей ее малообеспеченным, социально незащищенным и пострадавшим от стихийных бедствий гражданам. Однако в свете того, что в последние годы в России в подавляющем большинстве принимаются лишь те законы, что были инициированы президентом, правительством и партией власти, эта акция коммунистов более походит на популистскую меру на фоне того возмущения в российском обществе, что вызвала чиновничья расправа с продуктами.

КОНТЕКСТ

30.11.2016

Кремль обрадовался решению Европейского суда частично снять с Ротенберга санкции

Кремль обрадовался решению Европейского суда частично снять с Ротенберга санкции

30.11.2016

Сомкнуть ряды

Жан-Клод Юнкер призвал призвал страны Европейского союза к единению

24.11.2016

Россельхознадзор уничтожил 8 тонн санкционных продуктов

Россельхознадзор уничтожил 8 тонн санкционных продуктов

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ