17.08.2015 | Алексей Михайлов

5 рублей до рекорда

У Центробанка страны нет способов борьбы со самосбывающимся прогнозом падения национальной валюты

Фото: Михаил Климентьев/РИА Новости

Уже в августе национальная валюта  может упасть до 70 рублей за 1 доллар, и ЦБ не в состоянии остановить этот процесс

Рубль снова быстро падает, что предвещает осенью/зимой этого года повторение его прошлогодней динамики и волатильности. ЦБР уже начал превентивную атаку на слабеющий рубль, но все его усилия только лишний раз показывают его немощь в управлении курсом национальной валюты. Валютные резервы ЦБР уже не кажутся безграничными и больше не могут помочь в сдерживании дальнейшего падения рубля.

Новая волна падения

После 4 месяцев роста рубль с конца мая падает — то быстрее, то медленнее. С пика 20 мая он упал уже почти на треть (32%) и не показывает никаких сигналов к замедлению.  До максимумов года, века и всей истории России — 69,7 руб/долл 3 февраля этого года — рукой подать.

Все фундаментальные факторы – за ослабление рубля: спад в экономике, сохранение финансовых санкций Запада, высокий внешний долг российских компаний, падающая мировая цена на нефть. Институциональные факторы — тоже за ослабление: утечка капитала по причине недостаточной защищенности бизнеса перед силовыми структурами, недостаток конкуренции, жесткое политическое давление, непредсказуемое регулирование и финансовые условия. Четырехмесячный период роста рубля был антитрендом, он был неуместен и несвоевременен, шел против фундаментальных факторов. Этот период должен был закончиться — и он закончился.

Но период роста курса рубля оставил после себя «наследство» - сжавшуюся пружину девальвации, которая только частично распрямилась в последние три месяца. Переукрепление рубля весной – большая ошибка ЦБР, за которую он теперь будет расплачиваться неудержимым падением курса. Нелепо играть против фундаментального тренда, даже ЦБ с его большими валютными резервами этого делать не может и не должен. Разумной политикой ЦБР была бы стабилизация рубля в диапазоне 65-70 (уровень января) на весь год. При необходимости, скупать (или продавать) валюту на внутреннем рынке для его поддержания. Кстати, слабый рубль помог бы реальному сектору и позволил бы резко снизить процентную ставку, не опасаясь роста инфляционных и девальвационных ожиданий. Но ЦБ слишком перенервничал в декабре прошлого года, чтобы проводить спокойную и дальновидную политику.

Центробанк успокаивает, но рынок не успокаивается

10 августа Путин похвалил Набиуллину за усилия по укреплению курса рубля (см.справку). А ЦБР в тот же день опубликовал странный документ под названием «Комментарий Банка России», в котором убеждал рынок, что дефицита валюты осенью 2015 года не будет. Основной аргумент — опрос крупнейших компаний, который показал, что из $61 млрд предстоящих платежей по долгу значительная часть приходится на внутригрупповые платежи и имеет поэтому высокую вероятность пролонгации и рефинансирования. В результате оценил предстоящие выплаты в $35 млрд.

Это — смешной аргумент. Осенью/зимой прошлого года доля внутригрупповых платежей была примерно такой же, и это не помешало возникнуть ажиотажному спросу на валюту. Почему должно помешать сейчас? Рубль после похвалы Путина и публикации «Комментария ЦБ» дернулся и вырос, но, как оказалось позже, это было реакцией на динамику цен на нефть, а не на словесные интервенции экономических властей страны. Уже на следующий день рубль отыграл свою коррекцию и вернулся к падающему тренду. Цена на нефть — сегодня основной индикатор рубля за неимением других рыночных идей.

Эффект самосбывающегося прогноза

На валютном рынке эффект самосбывающегося прогноза выглядит так. При совершенно «ровной», сбалансированной ситуации появляется прогноз о падении курса национальной валюты, в который игроки рынка по разным причинам верят. Экспортеры начинают задерживать продажи валюты (позже они выручат за это больше нацвалюты), импортеры начинают заранее скупать валюту (позже она будет более дорогой), а владельцы сбережений начинают переводить свои активы в валюты, чтобы избежать потерь на курсовых разницах. Рынок резко разбалансируется — возникает повышенный спрос на валюту, что ведет к ее росту и падению нацвалюты. Это подтверждает сделанный прогноз, и игроки еще более активно действуют в выбранном направлении, что вновь усиливает натиск на нацвалюту и так далее по раскручивающейся спирали.

Путин, рубль и смех
10 августа президент страны Владимир Путин на личной встрече похвалил руководителя ЦБР Эльвиру Набиуллину: «Центральный банк многое делает для укрепления национальной валюты, во всяком случае для того, чтобы она чувствовала себя стабильно... Вижу, как настойчиво вы идете по этому пути...» Удивительно несвоевременная похвала! За предыдущие 3 месяца рубль не укрепился, а упал на треть. Похвала — за укрепление, за то, чего не было...
Можно вспомнить и другие странно неуместные высказывания Путина о рубле только за этот год. Не раз он хвалился, что удалось «сохранить валютные резервы» - 19 июня на ПМЭФ-2015, 9 июля на встрече с членами Делового совета БРИКС. Он что же, не заметил, что за последние два года они сократились почти на треть или более, чем на $150 млрд? Если это называется «сохранить», то что же называется «утерять»?
26 мая на форуме «Деловой России» Путин описывает преимущества слабого рубля: он «повышает ценовую конкурентоспособность отечественного производства, открывает окно возможностей для того, чтобы взять под свой контроль новые ниши и на национальном, и на международном уровне". Путин обращает внимание на то, что появившиеся возможности "могут быть ограничены во времени", поэтому "ими нужно грамотно, максимально быстро воспользоваться". Удивительно, что он делает это не во время цикла ослабления рубля, а как раз на пике его локального укрепления почти на 30% к концу января 2015. И сразу вслед за этим заявлением рубль начинает новое стремительное падение до сегодняшнего дня. Более неудачный момент для такого заявления невозможно придумать.
Кто предоставляет нашему президенту столь однобокую и недостоверную информацию о том, что творится на валютном рынке страны? Кто раз за разом выставляет его на смех?

После 4 месяцев укрепления рубля все ждали когда же начнется его падение. Чем дольше длился период «крепкого» рубля — тем больше усиливались ожидания его ослабления. И с июня на нашем валютном рынке стал разворачиваться эффект самосбывающегося прогноза падения курса рубля. До сентябрьского пика выплат по внешнему долгу еще месяц, но валютные должники уже сейчас придерживают (экспортеры) или закупают (импортеры) валюту, пока она относительно дешевая. ЦБ беспокоится и пытается сбить девальвационные ожидания — но это бесполезно.

В текущей ситуации все бесполезно, любые действия ЦБ будут истолкованы рынком только в пользу падения рубля. ЦБ покупает валюту? Значит, стимулирует падение курса рубля. Не покупает или начнет продавать ее? Проводит словесные интервенции? Это признак слабости Банка, надо еще сильнее давить, рубль упадет быстрее, больше заработаешь. ЦБ хранит молчание? Значит, его устраивает девальвация рубля... Что ни делай Банк — на фоне самосбывающегося прогноза любой его ход будет обернут против него. В шахматах это называется цугцванг (любой ход ухудшает ситуацию). Помочь могут только очень решительные шаги ЦБ, но он же от них отказался в рамках перехода к плавающему курсу рубля...

Несмотря на впечатляющие валютные резервы, у Банка не осталось никаких возможностей противостоять самосбывающемуся прогнозу и сдержать падение курса рубля. Следующий уровень — 70 руб/дол – возможно, мы увидим еще в августе.

КОНТЕКСТ

06.12.2016

Защита без гарантий

Центробанк возьмет под контроль онлайновый банкинг

05.12.2016

Умеренно жесткий регулятор

Эльвира Набиуллина рассказала, почему опасно быстро снижать ключевую ставку

02.12.2016

Набиуллина: ЦБ не планирует в близком будущем снижать ключевую ставку

Набиуллина: ЦБ не планирует в близком будущем снижать ключевую ставку

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ