23.07.2015 | ЭЛЬДАР КАСАЕВ

Поточный метод на паузе

Шансы на строительство газопровода «Турецкий поток» сохраняются, несмотря на разногласия России, Турции и ЕС

2005 год. Президент России Владимир Путин, премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган и председатель Совета министров Италии Сильвио Берлускони а мероприятиях, посвященных официальному открытию трансчерноморского газопровода «Голубой поток». Фото: Сергей Жуков/ТАСС

Строительство "Турецкого потока", газопровода из России в ЕС, проходящего по дну Черного моря, заморожено. Что это - просто пауза в масштабной стройке или повторный провал "Газпрома", уже отказавшегося в конце 2014 года от строительства "Южного потока"?

Пауза или эпитафия по Турецкому потоку»?

Строительство нашумевшего проекта «Турецкий поток» для поставок российского «голубого топлива» в Европу становится все более проблематичным для российской стороны по ряду причин.

«Турецкий поток» – проект международного газопровода, который пройдет из района Анапы по дну Черного моря в Турцию и далее Грецию, где будет построен газовый хаб для дальнейшего распределения газа по страна ЕС. Мощность — 50-60 млрд куб.м. газа в год. Проект возник в январе 2015 как замена проекту «Южный поток» (через Черное море на территорию Болгарии и далее в страны ЕС), от реализации которого Россия отказалась 1 декабря 2014 года.

Турция занимает твердую и принципиальную позицию по вопросу размера скидки на природный газ. Нынешних 10,25% дисконта турецкой госкомпании Botas явно недостаточно, поскольку первоначально она нацеливалась на 15%. Вероятно, к этому показателю Анкара и будет стремиться в переговорах с Россией.

Дочерняя компания «Газпрома» расторгла контракт с итальянской Saipem на строительство первой нитки морского участка газопровода.

Прошлогодняя ситуация с остановкой «Южного потока» увеличила риски и расходы «Газпрома». Тем не менее технико-экономические расчеты по «Южному потоку» уже были проведены, а пришедший на смену «Турецкий поток» в своей морской части фактически повторяет его, это облегчает решение многих технологических и экологических проблем, связанных со строительством.

Реализация «Турецкого потока» требует межправительственного соглашения, а также кипы подписанных Турцией технических документов, чего до сих пор российской стороне получить не удалось. В этой связи длительный простой подрядчика серьезно ударил по карману российского концерна, и последний был вынужден прекратить сотрудничество с Saipem.

В целях экономии средств компания Алексея Миллера официально заявила, что с июля приостанавливает расширение трубопроводной системы «Южный коридор» для подачи газа в «Турецкий поток», объяснив это решение необходимостью оптимизировать затраты.

По всей видимости, это заявление носит не только экономический, но и геополитический характер. Москва сигнализирует европейцам, что им неплохо было бы активнее участвовать в поддержке «Турецкого потока», а не пытаться на других рынках найти равноценную замену российским энергоносителям.

Никто, кроме России

Стратегия ЕС на снижение зависимости от российского газа носит долгосрочный характер. В текущем году была представлена концепция Европейского энергетического союза, в которой ставка делается на Норвегию, Азербайджан, Туркменистан, Казахстан, Иран, Ирак, ряд других государств, а Россию списывают со счетов.

Как ожидается, к 2035 году спрос на газ в Европе будет ежегодно составлять около 600 млрд куб. м. По итогам прошлого года показатель остановился на отметке чуть более 400 млрд куб. м.

Без России эти потребности покрыть не удастся. Почему?

Добыча газа в Норвегии постепенно падает, поскольку месторождения Северного моря серьезно истощены. Великобритания столкнулась с этой же проблемой, не так давно нарастив поставки российского газа на 70%. Нидерланды заявили, что в ближайшие годы понизят производство на 20%.

Михаил Крутихин,
партнер консталинговой компании RusEnergy:
Facebook
Facebook
«"Южный поток" и "Турецкий поток" - оба этих проекта оказались политической авантюрой. Коммерческого смысла в них не было никогда. Они могли быть выгодны отдельным странам, через которые обещали построить новую газотранспортную инфраструктуру. Но в целом, для России это означало многомиллиардные затраты без серьезной отдачи, тем более что рынок в Европе для российского газа не растет.
Пока шансов для реализации "Турецкого потока" я не вижу. Разумеется, может быть принято политическое решение прокладывать, несмотря ни на что, хотя бы одну или две нитки этого трубопровода на территории Турции, но турки не горят желанием видеть у себя этот трубопровод на условиях "Газпрома", они честно говорят, что они быть просто транзитерами для Греции не согласны.
В строительстве этих «потоков» я вижу только два заинтересованных лица. Одно - это политическое руководство России, которое пыталось до последнего времени обойти газопроводами территорию Украины и лишить ее транзита - "Северного" и "Южного потоков". И второе - очень большую прибыль извлекают те, кто уже строят газопроводы на российской территории - компании господ Ротенберга и Тимченко. Они строят трубы, которые ведут в никуда, которые абсолютно никому не нужны, но уже обошлись в несколько миллиардов долларов». 

Азербайджан в связи с интенсификацией внутреннего потребления газа и роста экономики был вынужден обратиться к «Газпрому» за дополнительными объемами сырья.

Возможности Казахстана в ближайшие два десятилетия оцениваются в 5–10 млрд куб.м газа. Ашхабад зарезервировал 10 млрд куб.м газа для поставок в Европу, но эти объемы едва ли удовлетворят европейцев.

Еврокомисия запланировала подписание меморандума о взаимопонимании между Туркменией, Азербайджаном и ЕС о строительстве Транскаспийского газопровода, но перспективы этого проекта вызывают вопросы, так как Россия и Иран настаивают на необходимости консенсуса среди всех прикаспийских государств.

Даже если с Ирана поэтапно будут сняты экономические санкции после подписания долгожданного соглашения об иранской ядерной программе, он не сможет в ближайшей перспективе выйти с серьезными экспортными объемами на внешние рынки.

Что касается Ирака и североафриканских государств, то их газ вообще нескоро дойдет до европейских потребителей. Основной «камень преткновения» – террористическая деятельность «Исламского государства» и других радикальных группировок, которая кратно повышает логистические риски.

Таким образом, на фоне падающей газодобычи на европейском рынке и весьма ограниченных экспортных возможностей ряда потенциальных продавцов претензии Еврокомиссии к «Газпрому», что российские экспортные мощности избыточны, выглядят как укусы беззубой собаки.

PhotoXPress
PhotoXPress

Простая арифметика доказывает, что заместить около 200 млрд куб. м импортного газа через 20 лет Европа сможет лишь при активном участии России, которая имеет достаточно ресурсов, чтобы полностью обеспечить европейцев.

Кроме того, для минимизации рисков доставки сырья, которые в последнее время особо усилились из-за проблем в отношениях с Украиной, «Газпром» своевременно договорился с европейскими партнерами о расширении «Северного потока» – магистрали, идущей от побережья России через Балтийское море до побережья Германии.

Прагматичная Турция

Строительство «Турецкого потока» полностью отвечает экономическим и внешнеполитическим интересам Анкары. Турция с реализацией этого проекта гарантированно обеспечит свои газовые потребности в будущем, а также получит действенный инструмент для дальнейшего торга с Россией.

О жесткой позиции по торгу свидетельствует и опыт «Голубого потока», когда договоренности об увеличении российских закупок по этой магистрали непременно сопровождались снижением цены для Турции. Турки попытаются извлечь максимальные выгоды из роста напряженности между ЕС и Россией. Нельзя не учитывать и расхождение позиций Москвы и Анкары по проблемам Ирана, Сирии, отношений с Арменией, крымских татар. В силу выигрышного геостратегического положения Анкара претендует на роль главного посредника между производителями и потребителями сырья. Поэтому решение России о строительстве «Турецкого потока» внезапно и резко приблизило Турцию к реализации этого амбициозного замысла. Не случайно Анкара отказалась от участия в политике санкций против России. В то же время нельзя забывать об определенной экономической зависимости Турции от ЕС. Несмотря на прочные финансовые связи между Анкарой и Евросоюзом, жесткий прагматик Реджеп Эрдоган, президент Турции, вряд ли поддастся давлению Брюсселя в отношении «Турецкого потока» и все же захочет выступить в роли посредника, налаживая новый формат газового партнерства между Россией и Европой.

Михаил Субботин,
старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН:
Андрей Стенин/РИА Новости
Андрей Стенин/РИА Новости
«На юге Европы нет такого спроса, который предполагалось бы закрыть "Турецким потоком" или "Южным потоком". То, что нужно Турции, - это фактически их ветка «Голубого потока» и турецкие потребности закрываются полностью. Они вышли на достаточно полное его использование только в последние три-четыре года.
Смена «Южного» на «Турецкий» не имела смысла, потому что мы все равно упираемся в стену третьего энергопакета ЕС, только теперь с другой стороны и с учетом интересов Турции. И что изменилось?
Россия все время думает, что сможет найти какую-то лазейку в европейской солидарности или правовой системе — слабую страну, которая поставит текущую выгоду выше еврозаконодательства или независимой судебной системы. И очень обижается, когда расчет на это вновь и вновь проваливается.
Кроме того, в 2014 году на нефтяном, а затем и на газовом рынке сменился тренд. Газ больше не в дефиците. И, по-видимому, на достаточно долгий период. Сейчас на рынке командует потребитель, а не продавец газа. С этим "Газпрому" смириться трудно.
Наконец, к истории с "Турецким потоком" мы пришли не сегодня, это следствие наших газовых войн, которые ведутся более 10 лет. Потребителю не важно почему нет молока — корова сдохла или грузовик сломался. Ему важно только есть молоко или нет. Европа пришла к выводу, что нельзя зависеть от одного источника газа. И нравится какой-то проект «Газпрома» или не нравится — не имеет столь уж большого значения.
Я не говорю, что раз и навсегда стоит поставить крест на "Турецком потоке". Но сегодня смысла в нем не видно». 

Для России «Турецкий поток» – инструмент укрепления сотрудничества с Турцией, как страной, претендующей на лидерство в регионе.

Правильная подача

Возможное партнерство «Газпрома» с государствами ЕС, по мнению многих экспертов, может натолкнуться на прочную стену «Третьего энергопакета». Однако в колоде «Газпрома» есть пара козырей.

Европейцы уже давно обеспокоены тем, что все экспортные газопроводы идут с Востока на Запад и предпочли бы «крестообразную» конфигурацию газовых потоков. «Турецкий поток» может стать крупнейшей «вертикальной» магистралью и при правильной подаче российской стороной быть представлен как шаг навстречу реализации европейской идеи.

Проект наиболее значим для стран Юго-Восточной и Центрально-Восточной Европы. Именно их сейчас фактически обслуживает украинский транзит. Для России при транзите через Украину страны ЮВЕ и ЦВЕ – это небольшой периферийный рынок, примерно 17% поставок «Газпрома» в Европу, включая Турцию. Однако с добавлением Австрии и Италии это уже около 35% поставок.

Спрос важнее денег

Примечательно, что, несмотря на заявленное намерение минимизировать импорт российского сырья, европейские игроки все же продлевают долгосрочные контракты с «Газпромом». Так, отечественный концерн имеет экспортные договоры с компаниями ENGIE (Франция) до 2030 года, E.ON (Германия) до 2035 года, Wintershall (Германия) до 2030 года, ENI (Италия) до 2035 года. Кроме того, пролонгированы на период до 2027 года контракты с австрийскими EconGas, GWH, Centrex. Заключены контракты с румынской Conef Energy на период 2010–2030 годов, со швейцарской WIEE на период 2013–2030 годов, с чешской Vemex на срок до 2018 года, с итальянской Premium Gas на период до 2024 года.

PhotoXPress
PhotoXPress
Выходит, что потребности Европы в российском газе весьма высоки, а надежды на украинский маршрут становятся все призрачнее, поскольку есть вероятность того, что по истечении срока действия транзитного договора с Киевом Москва откажется от его продления после 2019 года.

В этой непростой для европейцев и «Газпрома» ситуации может помочь «Турецкий поток», который строится «Газпромом» прежде всего по экономическим соображениям: минимизировать логистические риски из-за многолетних проблем с Украиной, сэкономить на транзите и надлежащим образом обеспечить бесперебойные поставки топлива на длительную перспективу.

«Третий энергопакет» ЕС содержит важное положение: если есть рыночный спрос на мощности, операторы газотранспортной системы обязаны их профинансировать и построить (!).

Другими словами, операторы ГТС стран ЮВЕ должны предоставить «Газпрому» новую транспортную инфраструктуру, которая будет включать в себя наряду с неиспользуемыми действующими мощностями магистрали, которые нужно соорудить.

Возникает вопрос: не проще ли Европе договориться с Украиной, чем финансировать еще одну трубу? Нет, поскольку у европейцев после российско-украинских «газовых войн» 2006, 2009, 2014 года, незаконного отбора нашего топлива и нынешней политико-экономической ситуации на Украине возникли серьезные сомнения в надежности транзита по этому направлению.

Даже если этот негативный факт вынести за скобки, то будущее увеличение объемов прокачки газа неминуемо потребует солидных капиталовложений в модернизацию ГТС Украины. Получается, что при любых сценариях европейцам придется либо раскошелиться, либо пойти навстречу Москве, которая на начальном этапе готова покрыть расходы на новую магистраль.

Греки не помеха

Набирающее ход сотрудничество «Газпрома» с Грецией подтверждает неиссякаемую потребность европейского рынка в российских углеводородах. Нынешняя финансовая ситуация в Греции не ставит крест на перспективах «Турецкого потока».

Греческое продолжение «Турецкого потока» планируется построить за счет кредита, который Россия предоставит Афинам. По завершении строительства Греция получит стабильные поставки сырья по льготным ценам, доходы за транзит, а также станет вторым по значению газовым хабом в регионе.

В чьих интересах Турецкий поток?

Запуск «Турецкого потока» позволит России решить сразу несколько важных задач.

Во-первых, уйти от украинского транзита как значимого.

Во-вторых, добросовестно выполнять экспортные обязательства перед европейской стороной, обеспечивая необходимые поставки сырья в рамках норм законодательства ЕС.

В-третьих, развить газовую инфраструктуру в южных регионах России, что важно не только для внутреннего развития, но и в контексте энергетического партнерства с такими регионами как Донбасс.

Европа, вероятно, не совсем четко понимает намерение «Газпрома», который, имея контракты на поставку газа в ЕС до 2035 года, обязан выполнить их в любой ситуации. Отношения с Украиной не оставляют уверенности в том, что все объемы российского сырья дойдут до европейских адресатов. В этой связи решение о строительстве «Турецкого потока» просчитанное, своевременное, хотя и вынужденное.

На Российском нефтегазовом конгрессе в июне этого года  представители европейского бизнеса даже не обмолвились о ненужности российского топлива в ЕС. Напротив, Пол Расмуссен, генеральный секретарь Международного газового союза, говорил о продолжении сотрудничества с Россией лишь в дружелюбных тонах.

Затяжка по проекту со стороны Турции и безынициативность многих других потенциальных европейских игроков – это нормальная переговорная практика. Цена на сырье и объем инвестирования являются постоянными предметами торга.

Определить окончательную стоимость проекта, эффективность экономической схемы оплаты Россией греческого участка трубы и предоставления Турции дополнительной скидки на газ, а также маршрут газопровода пока не представляется возможным. Вполне вероятна частичная реанимация «Южного потока» посредством прокладки одной из веток «Турецкого потока» через территорию Болгарии. Однако это уже европейская головная боль.

КОНТЕКСТ

05.09.2016

«Газпром» не будет строить газопровод через Болгарию

«Газпром» не будет строить газопровод через Болгарию

14.09.2015

«Газпром» признал, что сроки запуска первой нитки «Турецкого потока» сдвигаются

«Газпром» признал, что сроки запуска первой нитки «Турецкого потока» сдвигаются

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ