17.06.2015 | Ирина Федотова

«Перейти к росту при сохранении нынешней экономической политики невозможно»

О причинах спада в российской экономике и вариантах выхода расказывает Яков Паппе

Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

«Профиль» побеседовал с главным научным сотрудником Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Яковом Паппе, который рассказал, что импортозамещение - самое плохое, что можно предложить экономике, а единственный путь к росту — интеграция в мировые экономические процессы.

— В последний год в российской экономике наблюдается явный спад. Были ли у него фундаментальные экономические предпосылки?

— На мой взгляд, были. Строго говоря, начало кризиса в российской экономике можно отнести к концу 2012 г. В 2000-2007 гг. нашу страну «подхватили» два фактора – быстрый экономический рост и крайне дешевые деньги в мире, не говоря уже о высоких ценах на углеводороды. После кризиса 2008-2009 гг. стало ясно, что интенсивный период развития мировой экономики закончился, и возникло понятие «новой нормы» (1-2% роста ВВП для развитых стран, 6-8% для Китая и 2-4% для России). При этом циклический кризис 2008-2009 гг., наша экономика прошла прекрасно и очень неплохо «выскочила» из него в 2010-2011 гг. Но поддерживать далее приемлемую динамику оказалась неспособна.

Сейчас много говорят об особом структурном кризисе, проявившемся в последние три года. Я этот термин обычно не использую, поскольку он неоднозначен. Большинство публично выступающих экономистов понимает под ним преимущественно «плохие институты». Если с ними согласиться, то в 2012 году государство действительно подало несколько очень плохих сигналов. В экономике произошла громкая национализация ТНК BP, а в 2013-м  ещё и Tele2 Russia. Из неэкономических сигналов я бы выделил начавшееся давление на «креативный класс», поскольку именно с этой группой, с людьми свободных профессий по- человечески ассоциирует себя любой бизнесмен.

— Получается что «структурный кризис» вызван, в том числе, политическими процессами?

— При этом проявился он чисто экономически. Очередная демонстрация отсутствия гарантий собственности «срезала» не только инвестиции, как это принято считать, а любую нормальную экономическую активность. Предприниматели, от которых зависят и капиталовложения, и создание рабочих мест, задумались, что делать и   у кого искать поддержки. Кто-то стал выводить капитал, кто-то стал искать «чиновную крышу».

Одновременно упал интерес к вложениям в Россию у иностранных инвесторов. Прежде всего, конечно, из-за неурядиц у себя дома: в ЕС, США и Японии. Но немаловажную роль сыграло и то, что, с позиции Запада, политические порядки в России стали меняться не в лучшую сторону.

В 2013 году всем уже стало понятно, что происходит что-то нехорошее. Обрабатывающая промышленность вышла сначала на плато, а теперь это минус 3-4%. С конца 2014-го стал падать и ВВП, то есть уже два-три квартала мы имеем явную рецессию, хотя и не слишком глубокую. И для выхода из нее стране нужно срочно возвращать доверие бизнеса – и своего собственного, и иностранного.

— Какие-то меры можно было принять заранее, чтобы этот спад предотвратить или, хотя бы, его смягчить?

— Если говорить о чистой экономике, то, возможно, следовало раньше начать управляемую девальвацию рубля. А также усиливать поддержку несырьевого экспорта. Что же касается сырья, то, на мой взгляд, правительство ошиблось с переговорной тактикой по Северному и Южному потокам. Мы слишком жестко отстаивали свои позиции, и в результате Северный поток нам не дали заполнить полностью, а Южный вообще подвис.

—А импортозамещение, которое теперь призвано компенсировать действие санкций?

— Это самое плохое, что можно предложить экономике. Идея, что в результате рыночной трансформации мы стали «слишком открыты» и надо потихонечку закрываться, делать больше «своего для себя» и т. д. , стала реализовываться примерно с 2007 года.

Созданные тогда госкорпорации - одно из воплощений этой идеи.

Об импортозамещении, как основном направлении экономического развития, власть задумалась с 2010-2011 гг. Помимо общей идеи, это было связано с двумя моментами. Во-первых, начавшиеся в 2008 году кризисные процессы в мировой экономике были восприняты не как фаза обычного экономического цикла, а как провал западной экономической модели.

Второй фактор – «новая индустриализация», происходящая в США. Нам показалось, что происходит возврат к промышленной эпохе. На самом же деле это связано как раз с приходом в индустрию постиндустриальных технологий и бизнес-моделей Кремниевой долины. И хороший пример здесь – сланцевая революция, если её внимательно проанализировать.

И вообще, нет ни одной страны в мире, которая с помощью импортозамещения прорывалась бы из развивающейся в развитые. И Япония, и «тигры» ЮВА, и Испания действовали строго наоборот – всемерно поддерживали экспорт, международную кооперацию своих компаний и заимствование передовых технологий.

И нам надо действовать так же, и вместо протекционизма поддерживать, прежде всего, несырьевой экспорт. И не комплексовать по поводу того, что сегодня это в основном, не производство собственной конечной продукции, а встраивание в международные технологические цепочки. В качестве либо частичных производителей (детали и узлы для чужих станков, самолетов, автомобилей), либо дизайнеров и проектировщиков.

Приведу один сильно вдохновивший меня пример. Российская частная фирма спроектировала суперкомпьютер для немецкого университета, Делать его будут, конечно, на Тайване, но основная добавленная стоимость достанется проектировщику.

— В современном мире максимальный выигрыш получает тот, кто максимально открыт. Так получается?

— Да, и мне очень жаль, что мы стали воспринимать открытость экономики как недостаток, с которым надо бороться. Но, конечно же, надо развивать промышленность, работающую и на внутренний рынок. Здесь многое было сделано совершенно правильно. Были построены автосборочные предприятия. Удалось не потерять производство оборудования для нефтегазовой промышленности, и здесь появились крупные частные компании. То же самое – в нефтесервисе, где отечественные игроки конкурируют с иностранными. Это – рационально.

А вот политика импортозамещения в информационных технологиях кажется мне бессмысленной. У нас много программистов мирового класса, и можно, конечно, занять их созданием альтернативы иностранному софту. Но, избавленный от конкуренции с мировыми лидерами отрасли и не работая на экспорт, этот сектор будет быстро деградировать. Если обобщить, то неумеренное импортозамещение - это гарантированное снижение качества с последующим отставанием нашей экономики от мировой.

Мне очень не нравится ещё одна вещь – то, во что превратилась у нас сейчас борьба с коррупцией. Она сводится к написанию бесконечных регламентов и всеобщей и полной «тендеризации». Государство у нас – ключевой инвестор, покупатель товаров и услуг, заказчик работ. И при этом у его представителей – чиновников нет права выбирать наилучших партнеров по содержательным критериям. Приветствуется только следование формальным процедурам.

Такая «борьба с коррупцией» парализует любые действия государственного служащего, связанные с каким-либо риском. Не дает ему принимать ответственные решения на основе его представлений благе государства.

А настоящих коррупционеров это все равно не останавливает – слишком велик для них стимул. Получается, что «власть не доверяет государству».

– Что будет с нашей экономикой? Ваш прогноз?

— Инерционный прогноз следующий: в течение нескольких ближайших кварталов – неглубокая рецессия (годовое падение ВВП 3-5%., напомню, в 2009 г. было 7-8%). Из нее мы выйдем в фактическую стагнацию (1-2% роста - с учетом «рисования» Росстата). Перейти к значимому росту при сохранении нынешней экономической политики невозможно.

– Можно ли что-то сделать, чтобы изменить этот сценарий?

– Если власть действительно верит в то, что говорит, т.е. что мы «в кольце врагов», внутри нас «пятая колонна», а частный бизнес – «неизбежное зло», то сделать ничего нельзя. Тогда будет продолжаться то, что происходит сейчас.

При этом я не собираюсь отрицать, что конъюнктурные действия государства вполне квалифицированны. Но это рациональная тактика при безнадежной стратегии.

Образ такой. Человек собственной рукой пустил машину под откос. А потом, благодаря своему мастерству, не дал ей перевернуться и остановил в метре от берега реки. Как оценить такого водителя?

Поменять сценарий можно, если принять новую экономическую идеологию. Во-первых, понять, что сейчас мы – небольшая открытая экономика, и способны встроиться в мировое хозяйство только на его условиях. Во-вторых, что в рыночной экономике приоритеты устанавливает частный бизнес, а задача государства – поддерживать его.

Первой демонстрацией такого поворота могла бы стать «громкая» приватизация нескольких крупных компаний (совсем не обязательно нефтегазовых), и банков (например, ВТБ-24 или «Сбербанк CIB»).

Далее. Вместо импортозамещения основные усилия государства должны быть направлены на продвижение любых наших товаров и услуг на внешние рынки и поддержку кооперации с иностранными партнерами. Это можно делать и в условиях санкций: они пока не мешают взаимодействию частных отечественных фирм с  западными нефинансовыми компаниями.

Надо также предоставить государственным чиновникам финансово-экономического блока право на принятие содержательных решений и риск, в рамках своих компетенций. А не вязать их по рукам и ногам формальными антикоррупционными ограничениями.

В мире есть немало примеров того, как авторитетная власть разворачивала экономическую политику на 180 градусов. И при этом не требовалось ни смены персон, ни даже смены риторики.

Затонувшие миллиарды 20.07.2017
Затонувшие миллиарды

За 10 лет существования Объединенная судостроительная корпорация отметилась чередой скандалов, так и не решив проблем отрасли

Рантье спешит на помощь 19.07.2017
Рантье спешит на помощь

Корпорация МСП осторожна в гарантиях под кредиты малому и среднему бизнесу, но на свое содержание денег не жалеет

Макроаллергия на нано-Чубайса 07.06.2017
Макроаллергия на нано-Чубайса

За 10 лет госкорпорация «Роснано» так и не убедила общество и бизнес в своей полезности

Слоны госкапитализма 30.05.2017
Слоны госкапитализма

Демонополизация могла бы «перезапустить» экономический рост в России. Нынешние власти не говорят об этом ни слова

Полет в никуда 27.03.2017
Полет в никуда

Российские власти готовы потратить миллиарды на перезапуск устаревших проектов развалившегося авиапрома

Путинская пятилетка 27.02.2017
Путинская пятилетка

Итоги экономического развития России после президентских выборов 2012 года не могут быть признаны удовлетворительными

Все идет по плану 15.02.2017
Все идет по плану

Правительство РФ определилось с приватизацией свыше полутора тысяч предприятий в 2017-2019 годах

Бремя путей сообщения 06.02.2017
Бремя путей сообщения

Предприниматели уличили ОАО «РЖД» в «неосновательном обогащении»

Государство приглашает в долю 03.02.2017
Государство приглашает в долю

Правительство утвердило план приватизации на 2017-2019 годы, хотя большинство крупных компаний к этому по-прежнему не готовы

Приватизация из-под палки 30.01.2017
Приватизация из-под палки

Трехлетняя программа продажи госимущества провалена. Виновных нет, а кто стал реальным собственником крупнейший компаний и банков, зачастую непонятно

Искусство продаваться 11.12.2016
Искусство продаваться

Приватизация акций «Роснефти» принесет бюджету миллиарды евро, а Игорь Сечин сохранит контроль над компанией

Тихий саботаж 22.11.2016
Тихий саботаж

Глава ВТБ Андрей Костин, похоже, делает всё, чтобы сорвать приватизацию банка

Государственно-монополистический капитализм 29.09.2016
Государственно-монополистический капитализм

Главный источник монополизма российской экономики – государство

Сечин возьмет и свое, и чужое 03.09.2016
Сечин возьмет и свое, и чужое

Путин разрешил «Роснефти» купить «Башнефть»

Алмазы по дешевке 18.07.2016
Алмазы по дешевке

Большая распродажа госимущества 2016 года началась c «Алросы»

Отнять у государства 16.07.2016
Отнять у государства

Александр Шохин предложил президенту сократить госсектор в 2 раза

Путин тормозит экономику 14.06.2016
Путин тормозит экономику

Экономика России до президентских выборов 2018 года продолжит падение, уверен экономист Сергей Алексашенко

Банков все меньше, и они все крупнее 08.06.2016
Банков все меньше, и они все крупнее

За последние три года российская банковская система стала на 10% ближе к полной монополии

Прижимистая хозяйка 17.04.2016
Прижимистая хозяйка

Ольга Дергунова уходит из Росимущества, умудрившись за 4 года почти ничего не продать

Вагонные споры 16.03.2016
Вагонные споры

Почему провалилась программа реформы железных дорог в стране и что сделать, чтобы вдохнуть в нее новую жизнь

Мечта коммуниста 01.02.2016
Мечта коммуниста

Начиная с нулевых годов национализация становится ключевой чертой экономической политики России

Продавать или придержать 01.02.2016
Продавать или придержать

Ждать ли новой волны приватизации в 2016 году

Вагончик никак не тронется 03.11.2015
Вагончик никак не тронется

Куда повернет реформа РЖД

Позолоченные рельсы 03.11.2015
Позолоченные рельсы

Чем вызван кризис в финансах РЖД, и как компании избавиться от долгов и госзависимости

Шпала в глазу 03.11.2015
Шпала в глазу

В чем обвиняли РЖД ревизоры и общественные активисты

Приватизация на паузе 21.06.2015
Приватизация на паузе

Доходы бюджета от приватизации за первый квартал 2015 составили сотые доли процента от всех поступлений

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

17.06.2015

В поисках нового формата

Петербургский международный экономический форум меняет качество и направление

16.06.2015

Выход есть!

«Профиль» попросил ведущих независимых экономистов предложить меры для подъема экономики России

16.06.2015

Философский камень экономики

Ответ на вопрос, как восстановить экономический рост в России, всем известен, но его не хотят слышать

КОНТЕКСТ

30.05.2017

Крах сырьевой опоры

Центробанк перечислил основные риски для российской экономики

11.01.2017

Без еды, воды и чистого воздуха

В ближайшие 10 лет ВЭФ прогнозирует рост неравенства, изменения климата, межнациональные раздоры, киберзависимость, старение населения

19.12.2016

Варшава оспорила решение ЕК о расширении доступа «Газпрома» к газопроводу Opal

Варшава оспорила решение ЕК о расширении доступа «Газпрома» к газопроводу Opal

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ