16.04.2015 | Михаил Крутихин

Нефтяной ренессанс

Снятие санкций с Ирана может дорого обойтись российской экономике

Фото: Ahmad Halabisaz / ZUMAPRESS / TASS

До снятия международных санкций с Исламской Республики Иран еще далеко – эксперты должны согласовать детали намеченных договоренностей, религиозное руководство в Тегеране должно одобрить сделку, а США с Евросоюзом – убедиться в том, что иранцы соблюдают новые обязательства. Если все пойдет по кратчайшему сценарию, антииранские санкции могут исчезнуть в первой половине будущего года.

На иранские улицы, между тем, уже высыпали ликующие толпы, которые радуются предстоящему налаживанию контактов их страны с источниками денег, технологий, оборудования, а главное – восстановлению рынков сбыта нефти и газа. Роль Ирана на этих рынках обещает быть весьма и весьма существенной.

На свете мало стран, больше Ирана достойных именоваться энергетической сверхдержавой. Нефти здесь намного больше, чем в России: 28 млрд тонн начальных извлекаемых запасов против 18 млрд российских. Газа примерно поровну: 32 трлн кубометров по сравнению с 33 трлн в нашей стране (по оценке British Petroleum), но иранские месторождения расположены не в ледяной тундре в тысячах километров от потребителей, а рядом с транспортными артериями Персидского залива. Себестоимость добычи в Иране несравнимо меньше. Это, несомненно, опасный конкурент России и по нефти, и по газу.

Выход дополнительных объемов нефти из Ирана на внешний рынок – дело времени, и к тому же не слишком отдаленного. Размеры этой инъекции и ее воздействие на баланс спроса и предложения (а значит, и на цену барреля) точно сейчас не оценить, но некоторые реалистичные прикидки сделать уже можно.

Непосредственно перед ужесточением санкций в 2012 году в связи с ядерной программой исламского режима Иран экспортировал 3,1 млн баррелей нефти в сутки, а в прошлом году его поставки за границу составили в суточном выражении ниже 1 млн баррелей. Восстановление экспорта до прежнего уровня после отмены санкций займет около двух лет, однако дополнительные объемы смогут выйти на рынок сразу же.

Дело в том, что иранцы накопили в нефте-хранилищах и стоящих на рейде танкерах более 70 млн баррелей нефти, готовой к отправке потребителям. Эта нефть будет поступать на рынок со значительной скидкой в цене: Ирану необходимо отвоевать у конкурентов те рыночные ниши, которые он потерял за время действия санкций. В первом квартале 2015 года навес предложения над спросом на мировом рынке нефти оценивается примерно в 0,8–0,9 млн баррелей в сутки, но может удвоиться или даже утроиться, если иранцы станут постепенно выпускать накопленную нефть из хранилищ. Эффект такого «довеска» может опустить среднюю цену барреля долларов на двадцать.

А дальше начнется ускоренное освоение давно разведанных и изученных нефтегазовых запасов с перспективой выхода на суточный уровень добычи более 6 млн баррелей (а экспорта – до 4 млн баррелей) года через три-четыре.

shutterstock.com
Иран может залить мировой рынок своей нефтьюshutterstock.com

В отсутствие санкций в Иран устремятся западные поставщики передовых технологий разработки месторождений. Они не только помогут восстановить добычу на старых промыслах путем применения таких методов, как кислотное стимулирование пласта или многостадийный гидроразрыв, но и решат проблему сложного геологического строения залежей, которое пока не позволяет иранцам повысить коэффициент извлечения нефти за пределы 20–25%.

Придут и компании-операторы. Иранские законы не позволяют иностранцам владеть хотя бы частью запасов и тем более объемами добычи нефти и газа, но традиционная для этой страны схема buyback на многих проектах оказывалась приемлемой для зарубежных компаний. Вкладывая капиталы, опыт и технологии в иранские проекты, они приобретут определенные контрактами объемы продукции с хорошей скидкой, а потом смогут перепродать эти объемы на внешнем рынке.

В среднесрочной и долгосрочной перспективе всем экспортерам нефти придется потесниться, чтобы рынок смог «переварить» иранское нефтяное возрождение.

В газовой отрасли произойдут похожие перемены. Иранский трубопроводный газ может выйти на европейский рынок через Турцию, которая уже получает от соседа до 10 млрд кубометров в год и рассматривает возможность доставки иранского газа европейцам по трубопроводу TANAP. На юге пакистанцы наверняка достроят свой участок наполовину законченного газопровода и тоже станут покупать газ из Исламской Республики. А гигантские запасы месторождения Южный Парс дадут сырье для будущих заводов сжиженного природного газа с экспортными терминалами в Персидском заливе.

Можно предвидеть, что для России восстановление экспортного потенциала конкурента – Ирана станет отрицательным фактором и в плане понижения цен на энергоносители, и в рентабельности выхода на рынки Европы и Азии. Негативный эффект вряд ли можно будет компенсировать развитием экономического и торгового сотрудничества с этой страной.

Можно вспомнить о некогда успешном начале работы «ЛУКОЙЛа» на иранском проекте Анаран вместе с норвежскими компаньонами или о партнерстве «Газпрома» с французской Total и малайзийской Petronas на двух этапах освоения газового месторождения Южный Парс. Но теперь в нефтегазовой сфере иранцы предпочтут западные компании с их передовыми технологиями и гигантскими финансовыми ресурсами. Не исключено, что Запад потеснит Россию и в сотрудничестве с Ираном в атомной энергетике.

Опыт двустороннего сотрудничества, развернувшегося между нашими странами с середины 60‑х годов, еще при шахском режиме, показывает, что иранцы приобретали в СССР товары и механизмы с относительно несложными техническими решениями, а за высокими технологиями обращались на Запад. Так, в иранской армии и жандармерии до сих пор ходят десятки тысяч советских грузовиков и бронетранспортеров, но основу авиации составляют американские самолеты, а бронетанковых войск – британские «чифтейны». Аналогично распределялись поставки и в гражданских отраслях, причем в наше высокотехнологичное время этот контраст будет еще заметнее.

В целом можно заключить, что снятие санкций с Ирана дорого обойдется российской экономике. Более того, на укреплении этой страны как региональной силы Москве вряд ли удастся нажить политический капитал: у Исламской Республики и у российского руководства очень разные представления о целях развития и о партнерских отношениях. 

Иран: тысяча и одна сказка санкций 26.01.2016
Иран: тысяча и одна сказка санкций

Исламская Республика возвращается на рынок нефти в период его крайней неустойчивости

История санкций 26.01.2016
История санкций

Режим санкций в отношении Ирана считался самым масштабным в мире: он длится уже 36 лет

Красная дуга Тегерана 26.01.2016
Красная дуга Тегерана

Конфликт между Западом и Ираном вокруг ядерной программы сменился соперничеством между Исламской Республикой и Саудовским королевством за сферы влияния на Ближнем Востоке

Персидский базар 25.01.2016
Персидский базар

Есть ли перспективы у российско-иранской дружбы?

Персидский парадокс 17.04.2015
Персидский парадокс

Комплекс превосходства уживается в Иране с чувством глубокой неуверенности

«Пример Ирана показывает, что санкции действуют» 17.04.2015
«Пример Ирана показывает, что санкции действуют»

Возвращение Ирана на рынок нефти – это не только проблема цен, но и возможное сокращение объемов поставок российского топлива

Прогнуться под изменчивый мир 14.04.2015
Прогнуться под изменчивый мир

США и Евросоюз не будут торопиться с отменой санкций, разрушающих иранскую экономику

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

17.04.2015

«Пример Ирана показывает, что санкции действуют»

Возвращение Ирана на рынок нефти – это не только проблема цен, но и возможное сокращение объемов поставок российского топлива

14.04.2015

Прогнуться под изменчивый мир

США и Евросоюз не будут торопиться с отменой санкций, разрушающих иранскую экономику

12.11.2014

Американское нефтяное чудо

За падением цен на нефть стоит не столько политика, сколько новые технологии

КОНТЕКСТ

08.12.2016

Страдания иностранцев в России

British Petroleum может больше всех потерять от сокращения объемов нефтедобычи

07.12.2016

Путин согласовал с нефтяными компаниями сокращение объемов добычи

Путин согласовал с нефтяными компаниями сокращение объемов добычи

06.12.2016

Шкура недобытого

Рост цен на нефть может принести России более 1 триллиона рублей

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ