logo
27.10.2017 |

Робко, но часто

Банк России снизил ключевую ставку в пятый раз за год

Фото: shutterstock

Решением Центробанка теперь главный экономический показатель равняется 8,25% и, вполне возможно, еще опустится до конца года. В ситуации, когда инфляция снижается гораздо быстрее, чем того ожидают власти, и уже негативно влияет на экономику, от регулятора ждут максимально мягкой денежно-кредитной политики. Однако он вынужден перестраховываться, опасаясь, что из-за немонетарных факторов рост цен может в любой момент возобновиться.

При принятии решения об очередном снижении ключевой ставки совет директоров ЦБ, в первую очередь, смотрел на показатели инфляции, говорится в сообщении на сайте регулятора. Пока что в годовом исчислении они заметно ниже ориентира в 4%. Так, на протяжении шести из последних семи недель цены оставались неизменными, и только на неделе с 17 по 23 октября выросли на 0,1%. Что касается общегодовой инфляции, то здесь оценки разнятся: ЦБ говорит о 2,7%, Росстат — и вовсе о 1,9% (что меньше половины от таргета).

Об опасности такого положения в начале недели говорил и Владимир Путин. Президент беспокоился, что экономика может и вовсе столкнуться с дефляцией, что неизбежно приведет к замедлению экономического роста: в ситуации постоянного падения цен население теряет стимул покупать товары здесь и сейчас, а производители — доход.

Аналитики агентства АКРА недавно подсчитали, что из всех секторов российской экономики из-за низкой инфляции большего всего страдают банки, инфраструктурные монополии, а также добывающие, перерабатывающие и строительные компании. В условиях собственной дешевой продукции всем им трудно экономить на заморозке зарплат и цен от поставщиков. В случае с банками это выражается в том, что ставки по кредитам падают быстрее, чем по депозитам.

Политику ЦБ, опускающего ключевую ставку часто, но ненамного (не больше, чем на 0,5% за раз), Путин назвал «чрезмерно осторожной, но только на первый взгляд». Такая тактика, по его словам, обычна для центробанков, занимающихся таргетированием инфляции. «Поэтому я прекрасно понимаю и в целом одобряю деятельность Центрального банка, который ведет себя таким образом, так осторожно, — говорил президент. — Но, вместе с тем, хочу подчеркнуть, что ценовая устойчивость — это никто никогда не отрицает — играет важную роль с точки зрения процентных ставок в целом для макроэкономической стабильности». Напомнил он и про риски, которых «пока еще много». Главные связаны с мировым сырьевым рынком.

Сам регулятор объясняет свою осторожность тем, что низкая инфляция — явление пока еще временное и неустойчивое. «Инфляционные ожидания остаются повышенными. Снижение инфляционных ожиданий остается неустойчивым и неравномерным. Среднесрочные риски превышения инфляцией цели преобладают над рисками устойчивого отклонения инфляции вниз», — говорится в сообщении.

Недавно ЦБ пожаловался правительству, что на инфляцию во многом влияют немонетарные факторы, регулировать которые он не в силах. Среди них — снижение цен на нефть, новые санкции и контрсанкции, рост мировых таможенных пошлин, сокращение производственных мощностей, дефицит рабочей силы и конкуренции. Из-за этого, сетовал регулятор, инфляция, хоть и держится в пределах таргета, остается волатильной и непредсказуемой, а сам он вынужден перестраховываться, понижая ключевую ставку не слишком активно.

Чтобы изменить ситуацию, правительству предлагается активнее поддерживать бизнес, в частности, предоставлять ему налоговые льготы и субсидии (снижая тем самым затраты), тщательнее следить за сохранением конкуренции. Среди нестандартных мер есть предложение развивать деривативы: ЦБ полагает, что с их помощью можно снизить влияние волатильности курса рубля. Регулятор предлагает кабинету министров вместе работать над решением проблемы, чтобы проводить денежно-кредитную политику было легче.

Пока же она, во многом искусственно, остается слишком жесткой. При этом модель поведения населения, сейчас сбалансирована, уверен ЦБ: процентные ставки находятся на таком уровне, что позволяют банкам экономить на заемных ресурсах, и при этом стимулируют людей не класть деньги на депозиты, а тратить их. «Постепенное смягчение денежно-кредитной политики наряду с низкой склонностью к риску у банков и заемщиков формирует условия, поддерживающие плавный переход от сберегательной модели к увеличению потребления».

Это ожидаемо оказывает влияние на экономический рост. Повышается производство практически во всех отраслях, а вместе с ним — уровень зарплаты и ВВП. «Безработица находится на уровне, не оказывающем влияния на инфляции», — констатирует ЦБ.

Регулятор оправдывает ожидания многих экономистов, весь год прогнозировавших активное снижение ключевой ставки. Бывший министр финансов Алексей Кудрин говорил о 8,5-8,25% к концу года, президент Сбербанка Герман Греф — о 8%. Такая перспектива вполне реальна, соглашается ЦБ, обещая серьезно подумать о дальнейшем снижении. Нынешнее стало пятым за год (в январе ключевая ставка равнялась 10%), следующее может случиться 15 декабря, когда совет директоров снова соберется на заседание.

КОНТЕКСТ

23.09.2018

В ожидании финансового шторма

К чему приведет увеличение ключевой ставки ЦБ?

21.07.2018

Вышли из чужих долгов

Россия выводит деньги из казначейских бумаг США

09.02.2018

Рефинансирование на марше

Центробанк еще ненамного снизил ключевую ставку

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас